Не наркоман, а навигатор

Которых, впрочем, здесь лишь упоминают вскользь. Хороший фильм, главное - не вдумываться. Очень красивый, очень. В википедии ради него можно заводить статью "Аудиовизуальная порнография". Хотя, насчет аудио- не уверен; Ханс Циммер, триждывеличайший и все такое, презирает тишину и каждые пять минут норовит изнасиловать барабанные перепонки зрителей. Это очень здорово и эффектно - первые полчаса, потом устаешь (или не устаешь, многим такое по нраву). С другой стороны, каждая тема очень точно соответствует своей сцене по духу; музыка задает форму эмоциональному посылу изображения, умножая производимый эффект. Подходит, в общем.

Вот бы также было и с речью! Из уст героев. Очень серьезных героев, очень. Хочется обнять и стоически сдерживать слезы. Чтобы воду не тратить, само собой. Важность и грандиозность происходящего нам подчеркивается на всех уровнях - совсем на всех, можно было пару уровней и пропустить. Стройные шеренги отборных воинов! Флотилии летающих судов! Брутальные и бессердечные интерьеры! Широкие и внушительные пейзажи! Бровки домиком! Губки бантиком! Все разговоры о главном! Остановитесь, пожалуйста, мы уже на пейзажах все поняли и осознали, происходит что-то очень важное. О, Дункан улыбнулся. Спасибо, Дункан!

Однако, всю эту мрачную серьезность Вильнев странным и удивительным образом конвертирует в саспенс. Да какой! Мегаломаниакальный, артбастерный суперсаспенс на стероидах! Это вам не черная дверь в темной комнате, здесь совершенно другой уровень. Протяжные сцены с ордами людей и исполинскими машинами, под оглушительные ноты, не только завораживают, но и поселяют в сердце трепетную тревогу. Все это обрушивается на тебя, давит, не дает расслабиться. Даже если читал книгу и знаешь фабулу от и до.

Что совсем бы не помешало. Режиссер слишком близко к сердцу принимает максиму "показывай, не рассказывай". Все два с половиной часа ощущается острый дефицит Моргана Фримена, он бы наверняка объяснил, что вообще происходит. Не поймите меня не правильно, ключевые моменты переданы во всей их, так сказать, полноте. Все. Дальше - сами, все сами, зритель - гений. Когда ты знаком с сеттингом, ты все намеки и полунамеки, все многозначительные фразы и малозаметные детали мгновенно и корректно считываешь. Потому что, сюрприз-сюрприз, ты их уже знаешь и лишь подмечаешь на экране. Но горе не читавшим! Можете считать этот фильм метамодернистским высказыванием против библиофобов.

И против актеров, потому что они от этого страдают не меньше. Было бы что играть! Необходимый минимум сюжета и диалогов отработали - свободны, стойте с каменными лицами и не мешайте снимать вон ту каменюку в пустыне. Шикарный каст мечты, а забивают им гвозди в песок. И ведь отыгрывают, бедолаги, даже такие узкие эмоциональные диапазоны! Больше всех досталось бедному Шаламе, иди и играй избранного с первого кадра. Ты тут самый главный, веди себя как статуя Ленина, иногда истери для проформы. Как тут не стать мессией? И никакая специя не нужна.

Да, именно так, не меланж и даже не пряность - специя. Можно понять опасения локализаторов в отношении слова "спайс": нынче все дворы украшают загадочные письмена городских фременов, обещающих путешествие на Арракис не отходя от подъезда. Но все равно хочется отправить харвестер добывать куркуму. Или лавровый лист. Хотя чего вы хотите от этих людей, вы видели что они сделали с названием на постере? Не показывайте его знакомым дизайнерам, сожгут сперва вас, потом плакат.

Точно, дизайнеры. Вот уж кто выложился по полной! Всю технику хочется отправить на парад, костюмы - на подиум, а помещения превратить в музеи. Все это одновременно масштабно и продумано до деталей; антураж задает настроение, которое все остальные компоненты кино уже подхватывают и развивают. Благодаря продуманности всего окружения, даже самые симметричные кадры оживляют мир Дюны, делают его не только зрелищным, но и настоящим. По всему этому хочется прослушать цикл тематических лекций от специалистов. А от Шаи-Хулуда хочется детей, настолько он хорош (Лето II не предлагать).

Мощный визуал перекрывает даже такие пустяки, как щекастые фремены из тренажерного зала. "Голодные игры" никого там в Голливуде ничему не научили, сытые голодных не разумеют. Видимо, барон Владимир так сильно любит чревоугодие, что даже аборигенов подкармливал, дабы те познали прелести самого вкусного из грехов. А вы говорите злые Харконнены. Которые, справедливости ради, вышли максимально угрожающими, почти мистически жуткими. Никакой клоунады прошлых экранизаций - только ненависть, только хардкор! И черный лысый цвет. Без шуток, опасные ребята.

Чего греха таить, сейчас это лучшая адаптация культовой фантастики о вреде употребления молодежью наркотиков. Нет звукового оружия. Никаких двухсот голландских углов на квадратный метр изображения. И уж тем более никто не сидит на золотом унитазе с дельфинами. Можно ли лучше экранизировать трогательный эпос об аристократических наркоманах, упарывающих, кхм, интересного генезиса пряность и ловящих с этого дикие приходы? Да можно, конечно. Но, за неимением идеального, наслаждаемся хорошим.

Ладно, шучу. Все мы прекрасно понимаем, что ни одна адаптация Дюны не затмит Dune II.