Вдруг кому сгодится:)

Среди тех, кто носит ювелирные украшения, есть те, кто носит украшения с бриллиантами, и те, кто предпочитает цветные камни, а еще есть те, кто носит и то и другое. Однако помимо личных склонностей может существовать определенный стилевой код, согласно которому ваши украшения будут интерпретированы окружающими.

Попробуем представить себе человека, который надел к смокингу прямой галстук. Что он сделал? Он согрешил против стиля, с тем же успехом он мог бы обуться в кроссовки. Если в вопросе дресс-кода все более или менее формализовано и, получив приглашение с пометкой, допустим, White tie, читатель вряд ли рванется в шкаф за белым галстуком и черной рубашкой, то код ношения драгоценностей гораздо более размыт и может быть предметом дискуссии (Platinum № 5, 2004).

В статьях, публикуемых в модных журналах, в рекламных релизах ювелирных компаний, наконец, в названиях конкурсных номинаций словосочетание «бриллиантовый стиль» употребляется достаточно часто, не сказать регулярно. При этом, едва ли возможно найти строгое определение этого понятия. Оно существует в поле интуитивного восприятия. Андрей Ананов в одном из своих интервью утверждал: «Стиль нельзя выразить математически, он скорее относится к области чувств». Но в то же самое время стиль самого Ананова вполне узнаваем, а значит, может быть описан. Автор неслучайно начал размышления о самоцветном стиле со стиля бриллиантового: если сколь угодно просто описать бриллиантовый стиль, то самоцветный – «небриллиантовый» стиль может быть воспринят от противного.

Итак, что же можно называть «бриллиантовым стилем»? Разумно начать с характеристик предмета, то есть бриллианта. Его главное отличие от всех иных драгоценных камней заключается в разработанной системе качественных и количественных характеристик. Грубо говоря, бриллиантами можно торговать по почте. Насколько трудно понять по фотографии, как будет выглядеть самоцвет, настолько же легко представить себе бриллиант по характеристикам 4C: Color (цвет), Clarity (чистота), Cut (огранка), Carat weight (вес в каратах). Такая система характеристик позволяет делить бриллианты на «хорошие» и «похуже». Никогда не было моды на желтоватые дефектные бриллианты, в то время как мода на оттенки цвета в самоцветах меняется не только во времени, но и в пространстве. А бриллианты – всегда уместны (имеется в виду не время суток, а историческая эпоха). Приобретение бриллиантовых драгоценностей не требует безупречного вкуса и глубокого понимания контекста «contemporary art». При условии, что речь не идет о всяких авангардных новациях. Бабушкина брошка или кулон всегда уместны с «маленьким черным платьем», поэтому годится и как инструмент накопления. А в обручальных кольцах бриллианты употребляют потому, что это драгоценность для повседневной носки, и бриллиантовая вставка более или менее гармонирует с любым гардеробом, в отличие от очень индивидуальных цветных элементов. Кстати, если отделить венчальные кольца от обручальных (первые дарят на свадьбу, вторые – на помолвку), то все встанет с ног на голову, ибо это на свадьбу принято дарить бриллианты, а помолвка, наоборот, позволяет выразить конкретную эмоцию и использовать самоцветную вставку.

Символическая нагрузка бриллиантов так же формальна, как и их качественные характеристики, – постоянство и верность. Вероятно, это и послужило причиной того, что в отечественной культурной традиции бриллианты ассоциируются с ампиром и «властной вертикалью». В этой парадигме постоянство и верность, поистине, «вечные ценности»! Если поискать в западной прессе словосочетание похожее на «бриллиантовый стиль», то высока вероятность того, что оно будет употреблено рядом с названием ювелирной марки Chaumet. Не Damiani, Cartier или Tiffany, а именно Chaumet. Этот ювелирный дом почти с первых дней своего существования развивал имперский стиль, став поставщиком двора Наполеона Бонапарта.

Вообще же, «бриллиантовый стиль» – понятие российское. Если попробовать набрать эти слова в поисковых машинах русского интернета, то в ответ будут выданы сотни ссылок. Подобный же запрос, сформулированный по-английски (в нескольких вариантах), результата почти не даст.

Дело в том, что в европейской традиции не прерывалась линия художественных ювелирных стилей. Там понятия «модерн», «арт деко», «арт нуво», etc. служат вполне коммерческим целям, описывая изделия в каталогах. Бриллиантовый же стиль – изобретение культур, в которых ювелирная вставка служит не столько эстетическим целям, сколько утверждению и поддержанию статуса. У английских фирм, например, могут быть украшения викторианского, георгианского, эдвардинского стилей, но не может быть украшений «бриллиантового стиля».

В такой парадигме фраза «он/она не может позволить себе носить бриллианты – и носит украшения с самоцветами» теряет смысл, и истинным становится утверждение: «он/она может позволить носить себе самоцветы». «Самоцветный стиль» становится утверждением свободы самовыражения. Приходя к украшениям с самоцветами, человек как бы расстается с униформой. Принц Уэльсский Чарльз подарил своей супруге принцессе Диане на свадьбу кольцо со светлым синим сапфиром. Украшения викторианской эпохи – времени наивысшей славы и могущества Британской Короны – начисто лишены ампирной помпезности, ювелиры того времени начали широко использовать цветные вставки, от сапфиров и рубинов до гранатов и аквамаринов. Например, в середине викторианской эпохи, когда королеву Викторию уже называли Виндзорской Вдовой, в моду вошли украшения с черным ониксом, который сегодня большинство приобретателей драгоценностей за камень-то не считают. И все это на фоне открытия месторождений алмазов в Южной Африке…

Возвращаясь к вопросам стиля, стоит отметить, что бриллиант – камень вечерний, будучи вынесен на пленэр, в рассеянном свете бриллиант выглядит не привлекательнее ограненного стекла. Как и другие камни «игры», бриллиант наиболее выгодно смотрится в помещении с множеством точечных источников света. Некоторые самоцветы так же не любят солнца, но многие относятся к рассеянному освещению более или менее толерантно. И хотя начиная с пятидесятых годов прошлого века грань между вечерними и дневными драгоценностями стирается (©Mondero Ink.), учитывая вышеизложенное, дневные украшения – вотчина «самоцветного стиля».

Наиболее же очевидным способом употребления самоцветов оказываются украшения для молодых. Долгие годы считалось, что юной леди неприлично носить бриллианты, которые уместны в драгоценностях зрелой, замужней женщины, с устоявшимися привязанностями и предпочтениями (вспомним «постоянство и верность»). Сегодня, когда молодые оказываются вполне состоявшимися, а часто и состоятельными людьми, дорогие самоцветы оказываются обоснованной альтернативой бриллиантам в украшениях тех, кто стремится продемонстрировать юный динамизм своей натуры.

Итак, день, солнце, молодость, свобода, витальность, состоятельность – все это можно считать ассоциативным рядом понятий самоцветного стиля. Автор ни минуты не желает умалить значение бриллиантов в ювелирном деле, но любя самоцветы, изучая их, наконец, зарабатывая на них свой хлеб, хотел бы рассказать читателю, сколь могучей энергетикой наделяют самоцветы драгоценности, в которые они оправлены, показать, насколько богата их история и занимательны их перспективы. Работая с замечательными мастерами, имея касательство к вопросам ювелирного дизайна, автор считает себя вправе этой статьей предварить путешествие по стилям ювелирного искусства, в котором читателю будет предложено посмотреть на то, как употреблялись самоцветы в различной эстетике и как происходило становление «самоцветного стиля».

Опубликовано в журнале Platinum под именем Павел Соколов. Это мой заказчик - бывший начальник. Здесь - оригинальная версия.