Человек, которому удалось расшифровать письмена майя

Просто надо быть упорным и всё подсчитывать

Изображение Carabo Spain с сайта Pixabay

В Мексике есть памятник советскому ученому Юрию Кнорозову. Это скульптура, изображающая строгого человека, держащего на руках кошку. Не самый обычный памятник.

Юрий Валентинович Кнорозов родился в 1922 году в Харькове, в многодетной семье инженера. В 1948 году окончил исторический факультет Московского университета. Интересовался историей Древнего Востока, шаманскими практиками, этнографией и лингвистикой. С 1953 года и до конца жизни трудился в Институте этнографии АН СССР имени Н.Н. Миклухо-Маклая.

В историю науки Кнорозов вошел как человек, которому удалось прочесть письмена майя – загадочного народа, жившего до Колумба на территории Мезоамерики. Этой темой ученый увлекся еще в студенческие годы. В 1952 году была опубликована его первая статья, посвященная дешифровке письменности майя. В 1955 году он защитил докторскую диссертацию, хотя не имел к тому моменту степени кандидата наук. Тогда же вышла его обобщающая публикация по дешифровке письменности майя. За свои работы по этой тематике Кнорозов был удостоен Государственной премии СССР. Он также награжден Большой золотой медалью президента (Гватемала) и орденом Ацтекского орла (Мексика). В Мексике и Гватемале ученый побывал лишь после развала Советского Союза. Умер Кнорозов в 1999 году в Санкт-Петербурге.

Письменность майя: как удалось расшифровать


Майя были расселены по всей территории Мезоамерики. Самые ранние записи, в которых использована их система знаков, относятся к III веку до нашей эры, а самые поздние – уже к эпохе Колумба. Разобраться в них европейцы пытались с XVIII века, однако старания их успехом не увенчались. Исследователи ошибочно считали письмо майя набором иероглифов, не понимая его структуры и особенностей. В 50-е годы XX века школу майянистов возглавлял видный американский ученый Эрик Томпсон. Не добившись никаких результатов, он объявил письменность индейских племен нечитаемой, поскольку, по его мнению, не было в ней никакой системы, а были лишь отдельные символы – свои для каждого случая и никак не связанные между собой.

Кнорозова сподвигла на главную работу его жизни статья в одном из европейских научных журналов, которая называлась «Дешифровка письма майя – неразрешимая проблема». Юрий Валентинович искренне полагал, что для настоящего ученого не существует неразрешимых проблем в области науки. И он блестяще доказал это, раскрыв тайну загадочных памятников древней письменности индейцев.

Ему удалось то, что не удавалось никому, поскольку он применил созданный им метод позиционной статистики анализа текстов. Он внимательно изучил копии рукописей майя, хранившиеся в Ленинской библиотеке, и пришел к выводу, что письмо майя было не иероглифическим, и не алфавитным, а слоговым. Такое заключение он сделал на основании подсчета и скрупулезного рассмотрения повторяющихся знаков. В распоряжении Кнорозова была книга жившего в XVI веке епископа Диего де Ланды «Сообщение о делах в Юкатане», в которой ученый епископ зафиксировал некоторые знаки письменности майя, объясненные ему еще жившими в ту пору носителями этой культуры. Опираясь на свой анализ и сведения из книги де Ланды, Кнорозов сумел раскодировать 75% знаков письма майя.

Причем тут кошка?


Кнорозов был человеком довольно замкнутым и сдержанным. По большому счету, кроме науки его мало что интересовало. Друзья вспоминали его жилище времен изучения языка майя: комната, напоминающая пенал, вся забитая книгами.

Однако была у него и еще одна страсть: кошки. Кнорозов очень любил этих зверьков, знал поименно всех кошек своих знакомых, и при встрече неизменно справлялся об их здоровье. На самой известной фотографии Кнорозов запечатлен с любимой сиамской кошкой Аспидом (домашнее имя – Ася). Он, не шутя, называл ее своим соавтором, поскольку именно наблюдение за тем, как Ася учит своего котенка ловить мышей, навело его на мысль, которая впоследствии легла в основу его гениальной статьи «К вопросам о классификации сигнализации».

Дело в том что сам Кнорозов дешифровку письма майя считал лишь одним из примеров работы его теории коммуникации. С точки зрения ученого, коммуникация (как устное, так и письменное общение) построена на сигналах – «посылах» и сигналах – «получения посылов». И поскольку Ася имела отношение к разработке этой идеи, Юрий Валентинович хотел указать ее в качестве своего соавтора. Но это, конечно, сочли чудачеством гения, и, разумеется, Ася в соавторы так и не попала, что Кнорозова весьма рассердило.

Мифы вокруг имени ученого


Кнорозов был человеком в высшей степени неординарным, как и все гении. И поэтому неудивительно, что с его личностью связано много мифов.

Один из них Кнорозов распространял сам: он иронизировал, что стал дешифровщиком, так как в детстве получил сильный удар по голове во время игры в мяч. Он едва не ослеп. Но зрение вернулось, а вместе с ним проявилась дремавшая способность читать тайнопись.

Еще говорят, что Кнорозов добыл книги «Сообщение о делах в Юкатане» и «Кодексы майя» из горящей Берлинской библиотеки в мае 1945 года. Это совершенный вымысел, потому что в 1945 году Юрий Кнорозов служил телефонистом в Москве. На фронт его не взяли по состоянию здоровья. Однако эти редкие книги у него действительно были. Откуда, теперь и не скажешь.

Еще одна легенда гласит, что доклад Кнорозова на защите диссертации длился всего три минуты, по истечении которых весь совет единогласно проголосовал за присуждение ему докторской степени. В данном случае правда была лишь в том, что звание доктора наук он получил, минуя кандидатский этап, благодаря огромному исследовательскому таланту и научным заслугам. Доклад на защите был, хотя молодой ученый и пытался отказаться от его произнесения, заявив довольно дерзко, что содержание его работы и так известно всем собравшимся. Ситуацию спасли научные руководители Кнорозова, которым удалось не допустить скандала и призвать соискателя к порядку.

Автор статьи