Родина как неправда

------///------

      То, что пафосно называют Родиной – обычно просто большое юридическое лицо с обильно наслоившимся коннотатом. У каждого он немного свой. Но в целом считается приличным, если коннотат ввергает в священный трепет. И считается уместным, например, «отдать жизнь за Родину».

       За что именно веками отдавалась жизнь? Например, за случание таких фактов: «Родина продвинула границу на 100 км», «получили стратегические ресурсы», «узнали (как вариант - сохранили) военную тайну», «поддержали честь флага» (спросите подробнее у поклонников флага, как это, но так делают).

       Давайте подставим вместо слово «Родина» другое большое юридическое лицо, без сильных и давних коннотатов. Фразу в студию. «1205 человек отдали свою жизнь за ОАО «Сургутнефтегаз» в минувшем году, слава героям!». По счастью, нефтяные компании не требуют таких жертв, но вот если бы требовали? Например, их приносили бы в жертву Баалу за то, чтобы активы компании росли сильнее, чем у коллег, или чтобы их, например, не поглотила «Роснефть»?

       Какова здесь будет реакция нормального организма? А с фига ли? Так ли важно, чьи активы растут быстрее и на кого они записаны – сравнительно с погибшими 1205 людьми? Умирать за такие штуки бессмысленно, даже рисковать – смысл только мажоритарным акционерам… Или тем, кому очень хорошо платят за эти риски.

       Так вот с «Родиной», подставьте тут любую страну – та же история. Это не так уж важно ни для отдельного человека, ни для судеб человечества – где пролегли границы, кто их продвинул-сдвинул, кто хапнул ресурс и чей флаг сегодня в большей чести. Это важно только мажоритарным акционерам Большого Юрлица, если у него таковые есть (обычно есть). «Национальные интересы» – это про них. Остальные жители здесь, максимум, «болельщики Спартака», но все-таки отдавать жизнь за любимый клуб – не принято даже у фанатов.

       Вестфальская система «национальных государств» изначально стоит на пиаре, истерике и разводке. По мере отрезвления человечества она, скорее всего, закончится… По крайней мере, в ее привычном пафосном виде.