Что не так с патриотизмом? (продолжение)

Любви не хватит. – Гол важнее его мотива. – Глупость как мундир. - Война неизбежна. – Гопник и терпила.
------///------

        Могут возразить, что патриотизм не то, что я недавно описал. Тогда что?

        Давайте выслушаем и запишем. «Патриот это человек, который любит свою родину». Так, записали. «Патриот это человек, который приносит пользу своей родине». Записали снова. Чаще всего говорят либо эти два тезиса, либо то, что к ним сводится. Давайте разберем.

        Что значит – любит, и что значит - родину? Какие за этим чувства, модель мира и поведение? Чувства могут быть какие угодно, от симпатии к определенным людям до симпатии к кухне и климату. Если коротко: «Мне здесь хорошо». Часто это основание, чтобы здесь жить и никуда не уехать. Но «мне здесь хорошо» слишком мало. Чтобы патриоты отнесли человека к своим, дальше он должен сказать те самые тезисы, которые мы назвали. «Люблю родину, потому что она самая лучшая». Или: «Люблю родину, жизнь за нее отдам». Тогда – да. Иначе – незачет.

        Представьте, сначала человек говорит: «Я люблю это место, потому что привык. Здесь моя семья и классно выпивать с друзьями. Особенно люблю осень». А дальше: «Но вообще я думаю, что в других местах люди дружелюбнее. Экономика у нас слабая. Политическая система – ужас. В международные отношениях мы не правы. Культура местечковая. Если будет война и призовут – уйду в дезертиры. Но сейчас не уеду. Мне тут хорошо».

        Вот этого человека – запишут в патриоты? Требование симпатии к месту выполнено. Но если провести опрос (среди кого угодно, не обязательно самих патриотов), то вряд ли. Нет значит нет. Значит названный признак, в отрыве от других, ничего не значит. Это русский язык, и ничего больше. Слово употребляется так, как оно употребляется, мы лишь уточняем, как именно. Можно спорить о словах, но мы, заметьте, не спорим: просто берем из речевой практики то, что есть. 

       Вторым тезисом речь велась о приносимой пользе. Чтобы вы не называли родиной, пользу ей принести очень просто – улучшай баланс жизни на территории. Давай не меньше, чем забираешь, и все. Делай свое дело, не совершай преступлений, радуй своим присутствием близких людей. Этому условию удовлетворяют почти все люди – если у них есть работа, близкие и они не преступники. Масштаб пользы относится к значимости твоего дела, но не к тому, насколько ты при этом думаешь о стране. Не так важно, почему футболист забил решающий гол, играя  за сборную. Возможно, за деньги, за славу, за родину или просто так – важнее, забил или нет. Посвятить пенальти стране и промазать хуже, чем посвятить пенальти тщеславию и наживе, и попасть. Аналогично в случае врача, учителя, артиста – делайте свое дело, и все, этого достаточно. Нет такой работы – думать об обществе.

        Общество не нуждается в том, чтобы вы к нему что-то испытывали. Оно нуждается, чтобы вы делали дело, и делали хорошо.

        Патриотизм здесь просто лишнее слово, скажите «профессионализм», добавьте «этика» - и скажите почти все, что имеет отношение к теме.

ххх

        Заметьте, что «любить свою родину» и «приносить пользу» не имеет отношения к когнитивным искажениям. Скорее это относится к качественно, для себя и других, проживаемой жизни. Если бы это и было патриотизмом, я бы хотел это практиковать. Но… пока не добавят некий Икс, это  слишком мало для патриота. А какой там Икс, уже сказано. Вот эти очки, сквозь которые полагается видеть мир. Напомним, что за очки.

        Мы лучше всех, или, как минимум, лучше среднего.
        По справедливости нам причитается больше. 
        Мы правы, даже если не правы.
        Интересы страны не равны сумме интересов ее граждан.
        Мы все должны родине.
        Есть люди, говорящие от имени родины.

        Если эти ручки выкрутить до предела, получается Адольф Гитлер, просто до конца считается неприличным. Полагается крутануть на пару делений. Действительно полагается: чиновники подчас носят эти очки как элемент мундира (или хотя бы делают вид, что носят).

        Надо ли долго доказывать, что с этим не так?

        Если из 200 человек каждый считает, что входит в число лучших, надо ли доказывать, что большинство ошибается? Если каждый из 200 потянет одеяло на себя, надо ли доказывать, что оно не сдвинется в сторону справедливости? Надо ли доказывать, что если каждый сделает исключение из общей этики для себя, это создаст не новую этику, а хаос? Надо ли доказывать, что вымышленные конструкции – лишь вымышленные, придуманные для удобства и пользы? И если их интересы (вымышленные как элемент ментальной модели) подавляют интересы тех, кому должны служить (живых и реальных), лучше передумать модели, чем сразу платить по выставленному счету?

ххх

        Из того, чем это не так, сразу видно, чем это вредно.    

        Пока люди остаются патриотами, они не могут не воевать.

        Потому что с таким содержанием сознания всерьез договориться невозможно. Любой мир – это только перемирие, потому что как минимум одна из сторон всегда будет считать, что ей полагается больше. Чаще всего, если стороны достаточно патриотичны, в этом будут уверены сразу все.

        Пока люди остаются патриотами, они не могут действовать полностью в своих интересах.

         Всегда есть большое нечто, чему ты должен. Ложное ощущение, что ты всего лишь скидываешься в общий котел. Обычно он устроен хитрее, чем кажется.

        В общак под названием «родина»  скидываются обычно одни, а достают обычно другие.

        Если бы общак назывался просто словом общак, фокус был бы заметнее. Но более красивое слово дает возможность жульничать к всеобщему удовольствию.

        Патриот напоминает гопника и терпилу в одном лице. Прошу прощения за то, что некоторые сочли бы сленгом (на мой вкус, слова как слова), но это довольно точно передает суть дела. Сегодня гопник, потому что модель мира вызывает агрессивность, завтра терпила, потому что она же сопряжена с жертвенностью. Как вариант, все происходит одновременно. Излишнее зол и предвзят к чужим невинным, и излишне снисходителен к своим плохим. Например, чужих можно грабить, обсчитывать, нарушать договора, при этом разрешая своим делать это с чужими еще жестче. И подчас со своими тоже: герою, кинувшему двух чужих, можно кинуть бонусом одного своего.

        На всякий случай – я не имею ввиду какую-то одну страну или ситуацию. Фундаментальный разговор должен избегать злобы дня, потому что завтра будет другой день, и злобы на всех не хватит. Речь про общие штуки: если где-то много патриотизма, там будет примерно так. Неважно, где. В случае большого конфликта сознание, как правило, отравлено по обе стороны фронта – вопрос, где токсинов больше и где зачинщик (обычно это совпадает).