Истина как рабочая сказка

------///------

        Если бы я играл за религию, я бы трактовал истину так, как ее трактует радикальный конструктивизм. «Истина это не картина, а ключ» (фон Глазерфельд). Но, кстати, я так ее и трактую…

        Давайте поясню. Мы можем сравнивать портрет собаки и живую собаку перед глазами на предмет похожести. Но мы не может сравнивать мир и модель мира, потому что никакой мир нам не явлен – мы изначально имеем дело только с моделями. Наука не рисует мир, она занята другим. Немного перефразируя Владимира Лефевра, наука и философия – все они травят байки, рассказывают сказки. Но одни сказки полезные, а другие нет. Что нас адаптирует – то и истина.

        Наука это просто сказки высшего сорта. Это реальная магия – дарующую силу предсказывать мир (как минимум) и менять его (как максимум).

        Вот с этой позиции можно оправдать почти все, лишь бы оно работало. Представление не должно иметь реального референта в реальном мире, оно должно лишь адаптировать своего носителя.

        Например, дети верят в чудовище Барабуку и поэтому не выходят ночью из дома. Никакого Барабуки нет, но есть какие-то (в данный момент неизвестные) факторы, что дети без веры в Барабуку и склонностью к ночным прогулкам – хуже выживают. То есть надо доказывать не наличие чудовища, а полезность представления о нем.

        Если зайти с этой карты, можно кое-что отбить у «научной картины мира». Но это не восстание против рационализма. Это предельный рационализм-прагматизм.

        Еще раз. Истина – это сказка, которая работает. Так что, не исключаю, я еще ударюсь в какую-нибудь «религию». Но рациональнее и прикольнее придумать свою собственную. Без накопленного груза совсем уж странных вещей…