Тоска по учебнику

Хочется, так случается, почитать книжку. По политологии. Где все было написано как оно есть. Ан нет такого учебника, и не написан такой трактат. Наши книги и методички описывают реальность, коей она была, в лучшем случае, 50 лет назад.

Какое бы явление мы не взяли – «демократия», «капитализм», «государство» - все это будет, по описанию, относится к первой половине 20 века. Или вообще к 19-му. От американского учебника «Экономикс», по которому нас, студентов, учили в 90-е годы, до почтенных классиков. Мир стал другим, совсем другим. Здесь совершенно другой капитализм, другая демократия, другая суверенность.

Как у нас учат содержанию «демократии»? Три ветви власти, ага. И три уровня соответственно, в России, по крайней мере. Формально оно соответствует Конституции, ну так учить надо все-таки тому, как оно по жизни, а не по бумаге. Маркс вот писал, как оно было по жизни в 1850 году, оттого и случился классиком.

Уже почти нигде в мире решения не принимает «народ». «Медийная демократия» практически везде в мире сворачивает публичную политику как сферу, в которой что-то решается. И не надо кивать на «бархатный путинизм». Везде так – публичная политика умирает. Принятие решений случается в точках, все более отдаленных от «народного представительства». Элита еще что-то обсуждает с экспертами, но выборы все более становятся постановой для бедных. Даже не так. Постановой они были всегда, но по их итогам что-то решалось.

Скажем, в Англии 19 века избирательное право могли иметь пара процентов населения, но они действительно выбирали, отталкиваясь от своего интереса. То есть приводили демократию в действие так, как ее описывает учебник. Сидел такой джентльмен у камина, пыхал трубкой и думал, кто ему выгоднее, тори или виги. И голосовал рационально, то есть опять-таки по учебнику.

Чего сейчас? Поголовно в мире население голосует против своих интересов, принесенных в жертву своим желаниям. А желания управляемы. Именно это и суть медийная демократия, стоящая на: а). отчуждении желания, б). приоритета желания над интересом. Вряд ли выборщик 19 столетия мог поддаться на разводку: торс кандидата, его домашних животных, НЛП, цветовое поле партии и прочие пиар-приколы. Джентльмен, пыхавший трубкой, был, страх сказать, вне действии НЛП, собак и магии цветового поля.

Подлинно массовая демократия оборачивается чистым господством олигархии, это действие в один ход. Народ, прости боже, голосует за собак и цветовое поле. «У этого кандидата такой голос» как аргумент, или даже вовсе без комментариев, мол, «сердце подсказывает». Таким образом, победа той или иной «партии» суть всего лишь пропорция от выборного ресурса, то есть денег, контроля над медиа, вообще всякого контроля, включая контроль над контролерами а ля судебные органы. Пропорция – чистая. А ресурс делится вне публичной политики. И все. Публичной политики, как ее презентует учебник, в этой схеме вообще нет.

Спектакль на ее месте есть. Ибо рассказ о подлинной технологии мало выгоден элитам, им удобнее, как сейчас. Но демократия это даже не «английская королева». Королева как раз влиятельна. А вот партиями управляют отнюдь не в обкомах и крайкомах оных.

Что у нас теперь с государством? Есть такое понятие «вестфальской системы» с 1648 года. Тридцать лет Европа воевала, некоторые земли опустели на две трети, а потом Европа договорилась до простой вещи: государств-суверенов. Все, что происходит на территории государства, является его внутренним делом. Это не исключало войн, но к войнам всегда искали предлог, некую зацепку типа «он первый начал». И идея наведения порядка на чужой территории была попросту неприличной, это не могло быть гласным поводом вообще ни к чему. Морит государство своих подданных – имеет право. Не лезь. В конечном счете «суверенная нация решает внутренние проблемы».

Учебник, по которому учится школьник-студент-аспирант, описывает нам вот этот вестфальский мир. А он между тем подыхает. По факту в мире не так много «суверенных государств», некоторые политологи говорят – США, некоторые – Китай, некоторые – ни одного, ибо властвующее на территории США не сосредоточено, как положено, в Белом доме. Слишком много транснациональных акторов. Никто не выбирал людей, сидящих в международных комиссиях, тем более никто не выбирает собственника ТНК. Между тем международная бюрократия, менеджмент ТНК и клубы реально сильнее почти всех национальных правительств.

Что-то в этом мире называется «государство». Но это не то самое государство, что было в 1800-м и 1900-м году. Это какая-то управленческая структура, но это не суверен на своей территории. Это структура – в ряду других структур, и уже скорее под ними.

В принципе, это следовало бы проходить на уровне средней школы. Вместо заучивания музейных экспонатов.

А еще в мире, как мы знаем, капитализм. Но это такой хитрый капитализм, не по «Экономиксу», ни по Марксу. Общество потребления вообще возникает там, где материальные потребности удовлетворены. Это базовый тезис, годный к усвоению даже школьником. В нем, этом капитализме, совершенно другие механизмы власти (скорее соблазн, чем насилие), другие эксплуататоры и эксплуатируемые. Между тем все мы еще учим экономику, как она была в начале 20 века. Как удовлетворение потребностей, но наша экономика скорее их создает. В таком обществе иные бенефициары и потерпевшие, чем сто лет назад. Иная логика «борьбы». Но то уже отдельная тема.