Сон, который я запомнил

Мы приехали с семьей в санаторий или дом отдыха на берегу моря. Погода мрачная, пасмурно, дождь. Сам санаторий представляет собой серое обветшалое здание, с архитектурой, похожей на железнодорожный вокзал в городе Миасс. Комнаты маленькие, советская мебель - шаткие стулья, обшарпанные столы, пыльные занавески.

Райка сказала: «переночуем одну ночь и поедем домой. Даже деньги не будем возвращать». В голове мысль: «может остаться? Всё-таки море рядом». Кстати, море - свинцово-серое, прямо за зданием. Высокие волны, черные грозовые облака. 

Фоном идет информация о каких-то массовых волнениях и социальных потрясениях в Стране. В новостях - тревожные репортажи, из за окон доносится шум, крики. 

Семья осталась в номере, а я отправился пешком в Город, чтобы что-то найти (то ли билеты, то ли продукты). Широкая улица, желтая пыль на дороге, грязные стены одноэтажных домиков с плоскими крышами. Толпа людей идет навстречу, среди людей - всадники в черных плащах с капюшонами на головах. В голове всплывает информация из телевизора о радикальной исламской организации, которую называют «Тааби» и которая захватывает власть в регионах. 

Толпа приблизилась. Среди людей то тут то там встречаются женщины в черных хиджабах и светлых мешкообразных платьях. Какое-то время я иду в толпе, против потока людей. Люди смотрят затравлено, женщины в хиджабах внимательно вглядываются в лица, всадники проезжают мимо не обращая ни на кого внимания. Понимаю, что это не совсем люди и никакие не исламисты. Это совершенно чужие создания, которые только похожи на людей (а может ими когда-то были), к тому же они наделены магией. Возникает мысль об инопланетянах.

Меня неожиданно схватили сзади за руки, приволокли в светлое помещение с помостом в центре, сорвали одежду и уложили на живот. В помещении довольно холодно, я сразу же покрылся мурашками. 

Попытался встать и дернулся, но почувствовал легкое легкие теплые прикосновения на спине. Я бы даже сказал, приятные. И вдруг в глазах взорвалось - спину перечеркнула острая парализующая боль, которая поглотила всё. Я не мог пошевелиться, не мог ни кричать, ни говорить. Боль переливалась всем спектром радуги, вращалась как Галактика и с каждым оборотом становилась сильнее.

Человек за спиной что-то объяснял мне спокойным голосом на незнакомом языке и водил пальцем по спине. Как будто чертил какие-то знаки. За пальцем с некоторой задержкой следовала Боль.

Через некоторое Боль хоть и не уменьшилась, но отошла на второй план, и я снова мог контролировать руки и ноги. Я опять попытался встать, чем очень сильно удивил стоящего за спиной человека. Пришли еще двое, завернули меня в покрывало (одеяло), взяли под руки и быстро поволокли в соседнее помещение. В тот момент я понял, что эту пытку выдерживают очень немногие.

Меня посадили за невысокий стол, на котором лежала открытая книга. Я понял, что в книге - задание, которое является Вторым Уровнем. Строчки в задании были написаны светло-фиолетовыми чернилами совершенно незнакомыми знаками, но логика фразы угадывалась. Нужно было переставить слова простым перетягиванием их в нужном порядке. Тогда предложение фиксировалось, а слова в нижних строках в очередной раз изменяли положение. 

Понимаю, что это головоломка, разгадав которую я смогу изучить язык «людей», которые называют себя «тааби». Своеобразное лингвопрограммирование. Через несколько минут я уже начал понимать их разговорную речь. Язык немного напоминает арабский, но знаки в книге не похожи на арабскую вязь, а похожи на каких-то фиолетовых амеб с ложноножками. 

Мне очень лень складывать фразы из слов, хотя кажется, что если подумать, то можно всё легко разгадать. Я потыкал наугад и перестал пытаться. Подошел один из мучителей и напомнил, что время выполнения задания ограничено. Я ответил, что отказываюсь его выполнять. Тогда он предложил мне сделать выбор - или и дальше решать Головоломку, или уйти через Выход. Я выбрал Выход. 

«Не советую», - сказал человек, - «твой сын его уже выбрал, смотри что из этого вышло». В моей голове возникла картинка, как двое подтаскивают Димку к темной круглой яме в полу. Из ямы веет бездной. Сын смеется. Его толкают и он исчезает в черноте провала.

«Ну тогда тем более». 

Я был уверен, что сын жив, и этот провал в полу - действительно реальный способ выбраться. До Выхода дело не дошло. Мне показалось, что интерес со стороны похитителей ко мне пропал. Они вышли из комнаты. Через открытую дверь видно, что в соседней комнате за руки и ноги выносят трупы голых людей. 

Я завернулся в покрывало, накрыл им голову, и тихонько вышел из помещения через вторую дверь, которая вела на шумный восточный рынок. Хотелось бежать, но я шел сквозь толпу и крики торговцев не торопясь, стараясь не обращать на себя внимания. 

Рядом шли две девушки в платках. Я сразу понял, что они из «этих». Не успел испугаться, как они подошли ко мне. Они читали мои мысли (то что я иду голый, завернутый в покрывало - это же нихрена не подозрительно) и поэтому узнали, что я беглец.

«Сейчас вызовут всадников», - подумал я, но они, слегка парализовав меня Болью, повели через рынок в одноэтажный дом с выбитыми окнами и дверями. В доме, несмотря на разруху, жили люди. На грязных постелях лежали какие-то мужики маргинального вида, всюду хлам, тряпьё, как после обыска. 

Мы зашли в комнату, я опять почувствовал легкие прикосновения теплых рук на спине и резкую ослепительную Боль, но она уже совершенно мне не мешала и не сковывала движений. Я схватил одну девушку и начал душить, зажав ее шею в изгибе локтя. Бросил на пол и попытался вырваться, но вторая вдруг повалила меня на широкую кровать и забралась сверху. И тут я осознал, что уже не дерусь и не пытаюсь вырваться, а совершенно наоборот.

Девушка стянула через голову платье, сняла платок и оказалась одной из моих коллег по работе (стоит отметить, что в реале я никогда никаких планов на нее не строил и даже не смотрел в ее сторону). Сказала, что надо сделать всё очень быстро, потому что через полчаса придет муж. Я сказал, что тогда я лучше приду в следующий раз, подобрал какие-то вещи с пола, оделся и начал пробираться к выходу, но на пороге уже стоял Её Муж. Я ломанулся назад, в одной из комнат увидел выломанные кирпичи в стене. Дыра открывала вход в узкий лаз. Я забрался в него и пополз, обдирая бока. 

Я полз по тоннелю, спина ныла, каждое движение отдавалось резкой болью. Вдруг свет загородил человек в шапке-ушанке и в очках, который полз мне навстречу. Им оказался мой друг из молодости, Руслан. Он вытащил меня за руки из тоннеля на кучу битого кирпича и повел к высоким воротам, сваренным как лоскутное одеяло из разных кусков металла. Сказал, что здесь «черных» нет и можно чувствовать себя спокойно.

Из за ворот по��вилась группа людей с автоматами Калашникова. Это были хмурые бородатые мужики 35-40 лет, похожие на охотников, рыбаков или туристов. Встречались даже знакомые лица. Везде стояли машины-внедорожники, обваренные металлическими листами, с шипами и отбойниками. Мужики объяснили, что у них закрытая община, очень мало ресурсов и Руслан неправильно поступил, притащив меня к ним.

Меня закрыли в небольшом помещении без окон. Пришел следователь и очень долго и нудно допрашивал. Вдруг снаружи раздались автоматные очереди, следователь выбежал, не закрыв дверь. Я вышел из помещения и пригибаясь побежал к открытым воротам, от которых отстреливаясь отступали мужики. Мимо проскакала группа призрачных всадников. Я бросился бежать вдоль улицы, потом понял, что за мной никто не гонится и перешел на шаг. 

Город похож на Сити 17. Вдоль дороги серые хрущевки - пятиэтажки. Грязные лохматые кусты, разбитые бордюры, кривые заборы. Окна домов забраны самодельными решетками, въезды во дворы забаррикадированы ржавыми остовами легковых автомобилей. Я шел и мечтал найти заброшенную квартиру, в которой можно на некоторое время укрыться с семьёй. Увидел в одном из домов распахнутые разбитые окна на четвертом этаже и свернул во двор.

Во дворе проходы к подъездам - в виде решетчатых коридоров. Я вошел в один такой коридор и дошел до решетки с хитрым замком. Решил вернуться назад, но вход в коридор уже тоже закрылся. Я оказался в клетке. К двери коридора подошла девочка лет 12-14 в чистенькой одежде с большой картонной папкой, посмотрела в устройство рядом с дверью, дверь открылась. Прошла мимо меня, дошла до второй калитки и так же просто через нее прошла.

Из подъезда вышли две пожилые женщины и направились ко мне. На входе в тоннель показались полицейские. Я уже было смирился с тем, что меня опять сейчас арестуют и куда-нибудь потащат, но женщины вдруг подошли ближе и спросили меня через решетку: 

«Вы наверное к Людмиле Михайловне? Два дня уже вашей бабушки не видать, обычно каждый вечер гулять выходит». 

Я сделал вид, что не удивился и сказал:

«Звонил, она не открывает. Боюсь, что-то случилось».

«Вот, возьмите документы и платежки, мы хотели бабушке Людмиле передать.»

Я протянул руку за бумагами, но в это время подошли полицейские и спросили моё имя, фамилию и к кому в этом доме я направляюсь. Я сказал, что шел к своей бабушке Людмиле Михайловне, потому что на телефон она не отвечает и у меня есть подозрения, что она умерла. Тогда полицейские спросили адрес бабушки. Я попытался еще раз взять у женщин бумаги, чтобы посмотреть адрес на платежке, но полицейские грубо отстранили меня в сторону. Адрес я успел увидеть: дом 1, квартира 9. Полицейские извинились и ушли. 

Я взял стопку документов. Среди квитанций об оплате были документы на внедорожник Лендровер. Женщины пропустили меня в подъезд и я зашел в просторный лифт со стеклянными дверями. Странно, но я не нашел квартиры №9. Номера всех квартир подъезда были двухзначными. Я проверил все восемь этажей. Последняя квартира в доме была с номером 89. 

Я вышел в холл на первом этаже. В подъезд вошли мужчина и женщина, похожие на американских миллионеров конца 30-х годов. Они поздоровались со мной и вошли в лифт. Я забежал следом. Супруги не стали нажимать кнопки на пульте лифта, а просто сказали «десятый этаж». Потом поинтересовались, куда еду я? Я сказал, что в квартиру 9 и они произнесли в пульт «девятый этаж». Оказалось, что квартира бабушки Людмилы занимает весь этаж целиком и лифт идет прямо через нее. 

Приехав на десятый этаж, мои попутчики начали уговаривать меня зайти к ним в гости. Я согласился. Квартира огромная: антикварная мебель, рояль, дорогие гаджеты. Оказывается, не смотря на разруху в городе, тут есть и горячая вода и интернет. Меня радовало, что в квартире номер девять это всё так же имеется, надо только будет избавиться от дохлой бабушки. Хозяин начал обсуждать текстовые редакторы в Виндовс, а я сказал, что у Либреофиса стрёмный интерфейс. Потом хозяин спросил, давно ли я выписывал что-либо с Алиэкспресс? Я удивился, разве он до сих пор работает? Мужчина засмеялся и сказал, что проблемы в нашей стране ничуть не повлияли на остальной мир, и весь апокалипсис происходит только у нас. 

«А как же «черные»?» - спросил я.

«Их давно уже нет», - ответил хозяин.

На этом моменте я проснулся.