March 11, 2020

"Я позволяю моим инструментам удивить меня".

- Прежде всего спасибо за то, что согласился дать нам интервью. Твое выступление на Арме было бесспорно одним из лучших! Клуб, в котором ты играл – Мутабор – практически сразу после открытия стал главной меккой столицы для тех, кто любит качественную музыку. Что ты думаешь об этом месте в плане атмосферы и технических деталей?

- Ночь в Мутаборе стала одной из лучших за последние годы. На главной сцене царила невероятная атмосфера. Звуковая аппаратура, лайн-ап, публика – все было на высоте. Я всегда рад, когда выпадает возможность выступить в Москве. Это один из городов с динамично развивающейся и своеобразной сценой электронной музыки.

- Что ты обычно чувствуешь после выступления? Опустошение, потому что выложился на сцене по максимуму или воодушевление и прилив сил, потому что тебе удалось создать некое общее энергетическое поле с публикой?

- Трудно дать однозначный ответ. Это зависит от того, во сколько я играю, насколько я устал. Часто мне хочется расслабиться, самому насладиться вечеринкой и познакомиться с новыми интересными людьми. Но раз на раз не приходится.

- Ты частый гость в России. Только за ушедший год ты побывал здесь дважды. Заметил ли ты что-то особенное, присущее только русской публике? Или в какой бы точке земли ты не играл, от людей на рейвах исходит один и тот же вайб?

- В русских действительно есть нечто необычное. Думаю, это отпечаток, который оставила их история. Вы очень открытые ко всему, включая музыку, и не стесняетесь быть выразительными на танцполе. В вас чувствуется свободолюбивый дух и стремление идти наперекор общепринятым законам. Когда вы приходите на вечеринку, вы не сомневаетесь, что окажетесь там, где вас принимают такими, какими вы есть.

- Один из твоих лейблов называется «Rave or die». Как бы ты описал рейв тому, кто никогда не был на подобных ивентах? И считаешь ли ты, что рейвы сейчас все еще сохранили дух свободы или они превратились в нечто мейнстримовое?

- Рейвы были созданы как пространство раскрепощенности и отсутствия осуждения для людей, которые не боятся быть не такими, как все. Сейчас же я вижу попытки повторить то, что было в 90-х. Ивенты позиционируются как сходка коммьюнити в каком-нибудь гетто. Но ты должен заплатить, чтобы туда попасть, и для тебя будут выступать настоящие супер звезды. В прошлом вечеринки отличались большей разношерстностью как публики, так и музыки.

Что касается «Rave or die», то это слоган из 90-х, когда полиция пыталась запретить рейвы, но люди не переставали танцевать. Теперь, когда рейвы пользуются популярностью, это неизбежно привело к трансформации философии, основанной на потребительском отношении. Настоящие рейвы все еще проходят иногда, но они никак не рекламируются, ведь в лайн-апе ты не увидишь громких имен.

- Давай поговорим о музыке и интернете. Сейчас очень легко быть услышанным благодаря Soundcloud и другим платформам. Как ты думаешь – это хорошо или плохо? Ведь это может способствовать профанации в музыке.

- Это не хорошо и не плохо, просто сейчас вот так. Каждый имеет право делать то, что ему нравится, и делиться этим с миром. Интернет отличная штука для расширения музыкальных горизонтов. Но даже сейчас приходится потрудиться, чтобы найти интересную андеграундную музыку. Алгоритмы на большинстве платформ предлагают тебе одно и то же. Если ты ленив, то твой музыкальный вкус будет сформирован именно алгоритмами.

- От профанации к перфекционизму. С одной стороны, перфекционизм приносит свои плоды, ведь ты доводишь что-то до совершенства и выкладываешься на все 100%. Но с другой стороны, он же не позволяет остановиться и наконец закончить работу. Где для тебя эта грань, когда ты понимаешь, что уже достаточно, и пора отпускать трек в свободное плавание?

- Когда я пишу музыку, я всегда держу в уме то, насколько трек будет удобен для сведения в миксе. Чаще всего я просто импровизирую. Не помню, чтобы я когда-то зашел в студию с четким осознанием того, что сейчас запишу. Я позволяю моим инструментам удивить меня. Обычно у меня есть две фазы при создании трека. Сначала я создаю партии с синтезаторами. Во второй фазе я играюсь с этими партиями – моим фундаментом – экспериментирую и начинаю добавлять все остальные звуки. В результате у меня получается несколько версий. Я слушаю их на свежую голову позже и выбираю одну.

- Ты один из ветеранов электронной сцены. Что, по твоему мнению, помогает одному музыканту оставаться на плаву, когда другой уходит в безызвестность после того, как выпустил несколько хитов?

- Если ты хочешь выжить как музыкант и найти свое место на электронной сцене, то всегда стоит начать с андеграунда. Ведь именно там происходит все самое интересное и актуальное. Мне кажется, важно всегда оставаться собой, адекватно воспринимать критику и делать музыку для себя, а не прогибаться под вкусы толпы или искать славу. Это поможет создать собственную неповторимую музыкальную личность, которая сможет заинтересовать слушателей. Еще важно быть терпеливым и уметь заводить полезные знакомства с людьми в индустрии.

- Знаешь ли ты каких-нибудь российских электронных музыкантов? Если да, то думал ли ты когда-нибудь о том, чтобы сделать коллаб с кем-нибудь из них?

- Да, я знаю нескольких: Sestrica, Abelle, Moralez. Moralez и Sestrica даже выпускались на одном из моих лейблов New Flesh. Мне определенно нравится то, как развивается ваша электронная музыка. Пока в планах у меня нет сделать с кем-то коллаб, но все возможно.

- Под конец поделись с нами своими планами. Что нам стоит ожидать от тебя в этом году?

- На этот год у меня запланирован выход нескольких ремиксов для артистов, которых я очень уважаю. Также я собираюсь выпустить два или три EP. Я буду много выступать с лайвами. Пока что в моем списке берлинские Panorama Bar, Berghain, испанский Industrial Copera и выступление на 5-тилетии Rhythm Buro в Киеве. Я и мой винил продолжаем путешествие по разным вечеринкам и клубам. И надеюсь, что скоро еще раз вернусь в Москву!