Насть, посмотри, как переливается, прямо как жидкий металл!

Иван Айвазовский

Насть, посмотри, как переливается, прямо как жидкий металл! - с восторгом сказал мне Степан, дергая за руку.

Я посмотрела вниз, и точно! Словно терминатор Т1000 из жидкого металла растёкся и остался на поверхности, как пенка на молоке. Каждый блик резко разрывал сгущающуюся темноту, перетекал, менял форму, соединялся со своими соседями, тревожил и заставлял задуматься.

- А вдруг, это и правда жидкий металл! - с интересом предположила я. Глаза моего друга загорелись, и он с удивлением спросил:

- Что, правда?

- Ну да, как думаешь откуда он взялся?

- Он выглядит как лава! А вдруг тут рядом подводный вулкан?

- Ты читаешь мои мысли! Что будем делать, когда он начнет извергаться? - спросила я, не в силах оторвать взгляд от полыхающего зрелища.

- Нужно найти укрытие! - смело ответил Степан, схватил меня за руку и увлек за собой в прохладную темноту.

Казалось, мы шли вечность, спотыкаясь и пытаясь не провалиться в огромные дыры в бетонных конструкциях. В какой-то момент нам стало не по себе. Впереди, среди хаоса из камней, бетона и ржавого металла, мы увидели темный прямоугольник идеально гладкой поверхности. Как будто застывший металл, из которого вот-вот вырвется что-то устрашающее. Мы пристально всматривались в эту странную гладь, не в силах пошевелиться. В голову лезли разные мысли, и каждая следующая казалась безумнее предыдущей.

По поверхности будто пробежала рябь и это зародило во мне сомнения. А что, если… Она привлекала к себе, манила. Невозможно было сопротивляться. Я протянула руку, чтобы коснуться её.

- Что это, - с волнением в голосе спросил Степан.

- Холодная, блин, - ответила я и одернула руку, - наверное это старый, заброшенный бассейн.

Вдруг вдалеке послышались голоса: «Стёпка, пойдем домой. Уже поздно, мы уходим! » - родители начали собираться обратно.

- Насть, а завтра мы пойдем к морю смотреть на лунную дорожку?

- Пойдем, обязательно пойдем! - улыбнулась я, и мы со Степаном отправились обратно по старой бетонной набережной на свет фонарей.

За окном барабанил дождь. Стемнело. А я все продолжала всматриваться в пейзаж на картине Айвазовского, предаваясь воспоминаниям о ночной прогулке при луне.