Леня Сорокин. Фотограф

by H U S A I N O V
Леня Сорокин. Фотограф

Однажды мне нужно было найти фотографа для коммерческой съемки. Задачи были вполне конкретные и я искал по четко выставленным референсам. Когда я увидел фотографии Лени, то сразу понял, что это то, что мы искали. Я в свойственной себе манере начал докапываться до него, задавать кучу вопросов: кто он? откуда? что снимал? как? чего? куда? Потом мы поехали в Берлин, где проделали достаточно большую работу вместе. Это была съемка для новой коллекции SH’U. Я выступал в качестве продюсера, а Леня фотографировал. Мы работали бок о бок несколько дней подряд, жили в одной квартире, постоянно что-то обсуждали и я пристально наблюдал за ним. Как он работает с моделями, как выбирает кадры, ракурсы. Было совершенно очевидно, что человек находится в постоянном потоке. Я думаю, что какие-то совсем слегка заметные вещи отличают художника от всего остального мира. Даже в тот момент, когда он не фотографирует, он продолжает быть фотографом. Все его нутро направлено в сторону творчества, даже когда он засовывает свой 5 айфон в стеклянный стакан, чтобы музыка звучала громче, включает олдскульный хопчик, ставит стакан на стол и аккуратно пританцовывает в ритм трека. А все вокруг сидят и хмурят лбы в попытках еще раз понять, что нужно будет делать завтра на съемках. Леня фотографирует как живет и наоборот. Во всяком случае мне так показалось, а я в таких вещах ошибаюсь редко. Потом у нас была еще одна совместная работа в Барселоне, где я снова кайфанул от того, как он плавно перемещается в пространстве и идеально вписывает его в рамки кадра. Мне захотелось пообщаться с Леней более детально, чтобы поднять его историю на поверхность и открыть для своих друзей этого талантливого человека. Присаживайтесь поудобнее. 

Давай начнем с самого начала. Каким образом ты начал заниматься фотографией?

Это был где-то 2000 год. Мой дед много путешествовал, у него была пленочная мыльница samsung которую я у него спер, и ходил просто снимал все подряд. Меня в большей степени привлекала техническая сторона того, что ты можешь запечатлеть какой-то момент, потом все это проявить и увидеть, что у тебя получилось. Грубо говоря перенести увиденное в предметный мир. Я бегал как сумасшедший все снимал. После этого была какая-то пауза, я отдал камеру деду обратно и, кажется, забыл про все это. Спустя время мой интерес проснулся снова и я подумал, что фотография это все-таки очень интересная вещь. Я сразу поехал и купил себе простейшую механическую пленочную камеру, годов 70-80х с одним стандартным объективом. Начал изучать все процессы: теорию, композицию, свет. 

А как изучал все это? Читал какую-то литературу? 

Изначально все опять-таки упиралось в технические моменты, было интересно во всем разобраться. Тогда я прочитал небольшие отрывки из автобиографии или просто книги Родченко (уже точно не помню), где он написал, что фотографу очень важно изучить инструкцию к своей камере. Это так написано было по конструктивистски, по светски, жестко. Он словно приказал мне это сделать. Я начал изучать технические аспекты, покупать советские книжки которые были заполнены какими-то математическими формулами. Все это с трудом воспринималось, я очень переживал, что ничего не понимаю, но потом осознал, что понимание приходит когда ты смешиваешь все с опытом. Также я начал разбираться в проявке и в печати. У меня дома была красная комната, я все делал сам. 

Интересно, что у тебя все началось с пленки при том, что в 2000 году все уже старались переходить на цифру. 

У меня тоже был небольшой цифровой фотоаппарат. Он выглядел как шпионский – очень маленький. Даже какие-то кадры с него остались вроде бы. Он опять же привлекал меня больше с технической точки зрения. То есть какие-то опыты на цифре к тому времени тоже были, но заморачиваться за пленку мне нравилось куда больше. Я очень серьезно подходил к этому вопросу. Читал все на иностранных сайтах производителей химии, как все это делать правильно, вырисовывал таблицы, ночами не вылезал из ванной, следил за температурой. Потом у меня была попытка поучиться в МГУКИ (Московский государственный институт культуры). Я пошел на художественного руководителя фото и киностудии, очень хорошо прошел вступительные испытания. Это место славится тем, что там обычно платят деньги и толком никто не собирается даже учиться, такая творческая молодежь. А я приехал с хорошей подготовкой, у меня уже были свои документальные сюжеты, напечатанные мной фотографии. Надолго я там не задержался, не нашел точек соприкосновения с группой и как-то плавно просто перестал туда ходить. Но при этом продолжал сам все изучать. В любом случае мне все это сильно помогло. Я получил поддержку от преподавателей и услышал то, что мне тогда нужно было для собственной уверенности. Что у меня все-таки что-то получается. 

Еще мне очень помогал наш Митинский радиорынок, на котором у нас с друзьями стояла торговая палатка. В выходные там открывались ряды льготной торговли, а по факту это была обычная барахолка. Там был мужичок у которого продавались БУшные фотоаппараты, а самое главное журналы и книги. У меня есть огромная коллекция советского фотожурнала. Естественно в нем был акцент на журналистике и документальной фотографии. Оттуда, наверно, и появилась моя любовь именно к этому жанру. 

Остались у тебя в голове какие-то имена фотографов из этих журналов, кто на тебя больше всего повлиял? 

С этим сложно, их было достаточно много. Я запомнил скорее сами фотографии. Мне больше всего нравились фотографы, которые изображали рабочий быт и жизнь обычных людей. Когда снимали какие-то глобальные стройки, когда делали истории о том, как живут военные, как устроена какая-нибудь атомная станция и как выглядят на ней рабочие. Пейзажи, которые рассказывают о работе и быте людей. Меня это все очень сильно вдохновляло. Это была хорошая база для того, чтобы понимать, что такое документальная фотография и зачем она, вообще, нужна. 

Прокудин-Горский как-то повлиял на тебя?

Я узнал о нем значительно позже, но когда я увидел у меня был шок, конечно. Я посмотрел «Цвет Нации», но на самом деле еще до Парфенова я нашел его на Фликре. Тогда эта была популярная сеть, еще до появления инстаграма. Тогда, кстати, у меня и началась эпоха цифровой фотографии. Мне помогли родственники и подарили хороший фотоаппарат, и я начал изучать этот мир. Завел себе аккаунт, начал выкладывать фотографии в сеть. Мне очень нравилось, что я могу подсмотреть за какими-то фотографами из разных стран. Меня это дико вдохновляло, я не вылезал оттуда ночами, сидел писал комментарии, мне кто-то отвечал. Каждый раз случался микрооргазм!

Как наступил тот момент, когда ты из любителя начал постепенно превращаться в профессионала? 

Это была случайность. Мы опять же сидели в пресловутом Митино с чуваками и наша предпринимательская деятельность на радиорынке уже закончилась. Где-то год я сидел без дела, жил на родительские деньги, катался на доске. В какой-то момент клянчить деньги на пельмени стало уже неудобно и я задумался о каком-то заработке. Тогда я познакомился с Сергеем Таниным, душой компании магазина Fott. И он сказал мне: «Ты же снимаешь, умеешь это делать, мы открываем интернет-магазин, нам нужна твоя помощь.». Мы организовали небольшую фотостудию у меня дома, первые поставки магазина приезжали сразу туда и мы придумывали как это все снимать. Серега мне показывал как это делают в западных магазинах, рассказывал как все устроено там. 

То есть магазин занимался тем, что покупал одежду где-то в Европе и продавал ее в России, а ты снимал для этого дела каталог? 

Да, именно так. Это был каталог. Мы снимали все дома и выкладывали на сайт. Потом мы немножко выросли, организовали уже полноценную небольшую студию в том же месте где находился магазин, в самом центре Москвы. Потом мы переехали в новое место. Параллельно мы придумывали как делать съемки помимо каталога, как продвигать их в России. Мы грубо говоря адаптировали съемку под нашего клиента: брали какие-то местные культурные аспекты и совмещали их с привезенной из других стран одеждой. Интегрировали продукт в какие-то понятные культурные коды, типа футбольной эстетики и т.п. Делали все сами на себе, на своих друзьях. Примерно в тот же период, когда появился новый магазин, расширилась команда, на меня возложили дополнительные обязанности по съемке всех рекламных концептов. Мне все доверяли, и вообще, хочу сказать это залог успеха любой команды – доверительные и теплые отношения. Я был вдохновлен всей этой ситуацией, доверием со стороны чуваков и продолжал трудиться на полную силу. Таким образом мы дошли до большого магазина, начали делать более глобальные съемки, начали сотрудничать с официальными представителями крупных брендов, которые нам доверяли. Некоторые иностранные компании доверяли нам даже больше чем официальным дистрибьюторам, потому что у нас было свое видение и мы делали все, что касается визуальной эстетики, исключительно по своему, уникально. Потом мы придумали выпускать печатной издание, журнал нацеленный на просветительскую деятельность в поддержку нашего магазина. 

Про это давай отдельно. Я, вообще-то, фанат вашего журнала. Речь идет о FottPaper. Ты отвечал за весь визуальный контент издания? 

Я все-таки хочу еще раз поблагодарить тех с кем я работал. Потому что можно было найти кучу фотографов со стороны, возможно тех, кто делал это лучше и быстрее, но наша фишка была в том, что мы все делаем сами, изнутри. Это важно. 

Я думаю, что твои чуваки точно также тебе благодарны за то, что ты не сдавал позиции и делал все максимально честно и круто. Главное, что это видно! Результат – вышка. Расскажи, как вы делали этот журнал? Я правильно понимаю, что это был следующий шаг в развитии всей вашей команды? 

Абсолютно точно, да. Во-первых, это был большой шаг в общем, для нашего кастрированного стрит-ритэйла, который позволял задействовать совершенно другие ресурсы и показывать то, что мы продаем. Нам было важно не просто заработать бабла, мы болели всей это движухой и нам было важно нести этот месседж. Мы ездили в гости к нашим партнерам по всему миру, представителям брендов, на фабрики, производства, брали интервью. Параллельно мы снимали все, что происходит вокруг нас, все, что нам было интересно. Мы могли выходит в 5 утра и до встречи с очередным дизайнером просто наслаждаться городом и фотографировать какие-тот зарисовки. 

Я помню как сильно меня впечатлил раздел про машины. Я знаю о твоей любви к ним. 

На самом деле, я человек, который очень много переживает. Переживаю то, что я снимаю, что чувствую, а ребята замечали эти моменты и говорили: «давай сделаем рубрику про тачки, потому что ты это любишь и снимаешь это». Это была постоянная коллаборация между нами. 

Все это не имело особого коммерческого смысла, касательно самого журнала, но если мы бы жили немного в другом месте и другое время, все это бы очень хорошо окупилось. Но для нас это несло важный эстетический момент. Не было желания заработать с этого. 

В любом случае имидж тоже работает. Пусть у нас в стране не в той степени в которой должен, но он тоже привлекает людей к продукту. 

Сколько в итоге вы сделали номеров? 

6 штук. Журнал выходил раз в пол года. 3 годы мы этим занимались. Делали всей командой, идеи мог набрасывать кто угодно, а реализовывали мы это дело втроем. Со мной ездили Паша и Никита. Они отвечали за весь продакшн, интервью, продюсирование. Это была очень важная командная работа. Пока они брали на себя дизайнеров, которые большие любители поболтать, я мог ходить вокруг и все это дело снимать без конца. Были сложные моменты, конечно, я порой бесился, переживал, что не смог сделать все задуманное, порой срывался. Ребята очень мощно держались и выполняли гигантскую работу без которой ничего бы этого не было. 

3 года вы были погружены в эту работу и я так понимаю, что где-то в одно время закончился и магазин, и журнал. Так? 

Все верно, да. В 2015 году магазин закончил работу. 

И ты остался сам по себе? Что было в этот момент, когда ты понял, что все, теперь ты сам? 

Если честно, это было очень страшно. Пиздец вообще. Я не понимал, что мне делать. Пытался открыть небольшую фотостудию свою, но не нашел поддержки от своих коллег, где-то сливался сам. То есть шла какая-то муть со всех сторон. В какой-то момент, постепенно начали прилетать заказы. На самом деле уже под конец работы в магазине мне начали поступать какие-то предложения от сторонних компаний и журналов. Есть такая девочка Саша Мадемуазель, она была фоторедактором «Афиши» и она доверяла мне некоторые съемки в журнале. Таким образом, потихоньку с миру по нитке я полностью вышел на фриланс. Так я и живу до сих пор. У меня даже не было времени сильно побояться, потому что примерно за 2 месяца я полностью перешел в этот режим. Сейчас у меня нет никаких личных коммерческих проектов я работаю исключительно как фотограф на фрилансе. 

Здесь мне хочется поговорить по индустрию в целом. Насколько мне известно ты работаешь в основном с русскими заказчиками?

Есть и зарубежные онлайн издания. Я работаю с ребятами из Берлинского «Highsnobiety». Мы являемся их представителями в России и Москве в частности. Мы ретранслируем местный образ жизни поскольку последние годы идет большое и пристальное внимание за Россией. 

Ты говоришь мы. Мы – это кто? 

Мы – это журнал Sloww. Это мой хороший друг и коллега Кирилл Астраханцев, и оператор и режиссер Серега Костромин. 

Давай тогда про Sloww чуть позже. Расскажи, про работу с коммерческими заказчиками? Что-то наболело или наоборот, можешь выделить что-то классное, интересное? 

У меня ответ на этот вопрос будет достаточно образный, потому что любая работа в том числе и фотография, и продакшн, в области моды, например, делается разными людьми. Собираются отдельные команды, везде разные задачи, разные бюджеты. В каждом заказе настолько много своих уникальных деталей и, конечно, это не всегда соединяется в идеальную картинку. Но все это напоминает мне модель нашей жизни, которая тоже сложена из огромного количества деталей и не всегда что-то получается хорошо. Поэтому мне сложно дать оценку в целом. Лично для меня есть одна проблема, она связана не то, чтобы с узким мышлением, это скорее отсутсвие настоящих идей. Из-за того, что есть очень большое влияние глобальных и крупных компаний, плюс у европейцев или американцев есть очень серьезная история своя, (это касается любого культурного аспекта), то у нас с этим, конечно, хуже. Не хватает какой-то базы, чтобы работать с материалом, смешивать, придумывать что-то новое. Я не говорю, что этого нет совсем, у меня есть куча знакомых кто делает очень круто и интересно. Но все равно проблемы есть и они заключаются именно в творчестве. 

То есть вместо того, чтобы дать тебе свободу, зачастую заказчик наоборот пытается задавить тебя какими-то рамками?

У людей с которыми ты работаешь всегда есть свои личные амбиции и конечно, они ставят тебе рамки. Ты для них некий инструмент, который может правильно собрать композицию, отследить правильное освещение, сделать все классно по движению, и т.д., но при этом они ставят тебе рамки в плане творчества, времени, но это также обусловлено и экономикой, не только личными качествами. Конечно, это есть, но с этим надо работать и бороться. Я поступаю очень просто. Один мой друг детства сказал, может он где-то это вычитал: «если талантливый человек не может выполнить коммерческую работу, значит он импотент». Я этим всегда руководствуюсь, меня это заводит в какой-то степени. Если тебя поставили в какие-то рамки, значит надо вывернуться и сделать круто в пределах этих рамок. И вообще, когда работаешь с сильными людьми, всегда приходится сталкиваться с требовательностью, потому что сильные люди знают чего хотят и с ними работать в разы интереснее. Мне такой подход очень помогает по жизни, потому что я всегда был ватной амебой на митинском диване, много курил и ничего не хотел делать. 

Ну и с высоты твоего опыта, я думаю, что какие-то задачи уже даются легче и чаще получается привносить творчество в работу. 

Когда меня приглашают на какой-то проект я заранее говорю, что я готов вписываться в процесс на всех уровнях и предлагаю свои идеи. Кому это нужно, они всегда реагируют и получается круто. У меня было несколько проектов, когда мне давали полную свободу действий. Мне говорили просто: «делай, что хочешь». Проекты были не очень глобальные, но от этого не становились хуже, естественно. Последняя такая съемка была для граффити команды Aded. Это все было в поддержку выхода их мерча, но на самом деле это был настоящий творческий акт. Было здорово.

Давай вернемся к истории sloww. Я за вами активно слежу и болею за вас. Расскажи, что это такое. Я так понимаю, что это один из маленьких детей проекта Fott? 

Да, один из них. Вообще, сколько было сотрудников в Fott, столько и детей получилось от них. Один их них самый большой находится сейчас в Риге. 

Что это?

ITK. Это магазин где ребята продают классные вещи и делают это круто.

Почему ты не с ними?

Мне ребята предлагали. На самом деле это был очень важный момент в моей жизни. Они меня позвали в Ригу, делать проект, а у меня начались панические атаки от всего этого. Я думал, что мне делать и не понимал как поступить. Поехать со своими корешами в Ригу, открыть свое дело, это очень заманчиво! Но я понимал, что как фотографу мне будет правильно реализовываться самому. Если им понадобиться моя помощь, то я всегда помогу, но в каком-то глобальном смысле у меня должен быть свой путь. 

Да, понимаю. Давай про sloww. 

Когда мы все ушли из Fott, нам нравилось то, что мы там делали. Я фотографирую, Серега снимает, Кирилл пишет. У нас всех было свое представление о том, что происходит в мире, в том числе в моде/одежде, и мы решили завести свой примитивный блог на самой простой площадке, самим все собрать. Но главное – это делать уникальные материалы. В принципе то, что мы делали в Fott. Хотелось просто заниматься такой отдушиной, рассказывать то, что действительно нас волнует. Сейчас в основном все ведет Кирилл, он погружен в стритвир, он что-то выискивает постоянно, людей которые занимаются одеждой, какие-то культурные особенности которые повлияли на моду и все а таком духе. 

А чем он еще занимается?

Он также работает на фрилансе. Пишет для разных магазинов, изданий и еще он инструктор по боксу. 

Ого. У тебя есть репортаж про бокс, это не про него? 

Нет. Это мы делали для первого выпуска Fott Paper репортаж про обычный боксерский клуб в медведково. Я тогда там два дня протусовался. Это знаешь такое место, где с потолка капает пот. Просто было интересно рассказать про этот мужской вид спорта. После этой съемки мне предложили сделать материал для Афиши. Рассказать про то, что происходит в боксерском мире Москвы. Они выбрали несколько клубов разного уровня, от совсем пафосных до каких-то подвальных простых и вот я по ним поездил, поснимал все это. Примерно также мы и набираем материал для sloww. Недавно вот я был в Исландии. Когда оказался там подумал, что будет классно пробежаться по Рейкьявику и поснимать как там люди выглядят. Сделал небольшой репортаж, часов 5 ходил по центру города, снимал всех: туристов, обычных людей, и совместил это со своими фотографиями пейзажей, которые я сделал ранее. И вот мы сделали небольшой визуальный материал про эту страну. 

Расскажи, на что ты сейчас в основном снимаешь? 

У меня разная техника, много всего. Все лето я экспериментировал со своей старой пленочной 35мм камерой Nikon FM2. Это такая рабочая лошадка 80х годов, ей часто пользовались репортажники, она офигенная, удобная механическая камера. Также я снимаю на средний формат. У меня две камеры: Mamiya 7ii дальномерная камера с двумя объективами. Вторая – Contax 645 автофокусная среднеформатная камера, там уже не 10, а 16 кадров в ролике, она более бюджетная из-за этого получается, но при этом у нее очень крутой рисунок из-за оптики, она удобная, я часто снимаю на нее коммерческие заказы. Также у меня есть обычный Canon 5D mark IV со стандартным объективом 24:70. Им я снимаю все основные коммерческие заказы. Он удовлетворяет всех заказчиков – это современная классная камера, все быстро, все красиво. Еще у меня есть друзья в компании Leica, иногда они мне предоставляют камеру когда этого требуют обстоятельства. Вообще, инструмент не так важен на самом деле. 


Что думаешь про мобильную фотографию? 

Считаю, что это очень классно. Об этом уже очень много сказано и написано, но вот конкретно мне нравится идея о том, что каждый человек может открыть в себе талант к фотографии, просто снимая что-то на свой телефон, таким образом стать немного ближе к миру искусства и визуальной эстетики. Это та же камера, те же правила композиции, света и тени. Главное – идея.

А есть в Москве какая-то тусовка фотографов? Как-то вы обмениваетесь между собой опытом, общаетесь? 

Мне кажется, что я немного выпавший из этой тусовки, но я уверен, что она есть и не одна. В принципе я сталкиваюсь с кем-то из них, но не могу сказать, что это происходит как-то подробно. Возможно это связано с русским менталитетом, когда тебе комфортнее на кухне поделиться со своим близким чем пойти куда-то, в какое-то заведение и что-то искренне рассказать. Никогда не знаешь как на тебя отреагируют. А вообще, конечно, такие сообщества есть.

Можешь выделить каких-то фотографов в России сейчас?

Я всегда делал акцент на тех, кто ищет что-то настоящее, искреннее в культуре, в том моменте времени, который сейчас происходит (пытаются отобразить дух времени), либо экспериментируют со своим внутренним миром, короче, занимаются творчеством. Мне в этом плане очень нравится Петя "Барабака". Он достаточно агрессивно выглядит, но в плане фотографии я точно знаю и понимаю, что это честно. Я уже давно слежу и наблюдаю за Александром Гронским. Я ходил на его лекцию, смотрю, что он снимает и он кажется мне очень интересным. Он проводит интересные исследования и это сильно вдохновляет меня. Хотя направление это отнюдь не новое, но тем не менее это супер актуально и по сей день. Максимишин раньше имел для меня очень большое значение. У нас есть молодые классные ребята, например, Глеб Леонов. Мне нравится как он умудряется находить себе коммерческие заказы, которые пересекаются с его исследованием пространства, творчеством. Короче, их много очень. Вообще, тема изучения и самообразования в интернете очень важна на мой взгляд. Смотреть кто и что делает, за кем следит. Все это интересно и важно.

Абсолютно согласен. Ну что, давай какое-нибудь жирное послание под занавес. Всем интересующимся, молодым и жаждущим.

Да просто будте честными, никогда не врите и старайтесь найти суть. Как-то так.

Отлично. Пусть будет так. Спасибо тебе большое, Леня.

Спасибо тебе.

November 7, 2018
by H U S A I N O V