Вот это задвинул

Оригинал взят у

archivarius1983 в Вот это задвинулНе секрет, что значительное множество поэтов, писателей, артистов, музыкантов, создававших хорошие и отличные рассказы, повести, стихотворения, фильмы, мультфильмы, песни, начиная с перестройки отреклось от советской власти и активно переключилось на пропаганду капитализма, консервативного ли, оголтелого. В результате чего когда это творческое наследие смотришь, слушаешь, то тяжело абстрагироваться от лицемерия.

Михалков, тот, что тёзка великого кукурузника, ностальгирует по крепостному праву. Басилашвили вспоминает о посадившем Сталина в тюрьму деде. Ахеджакова...

Смотрим-слушаем Табакова.

...Понимаете, я происхожу из семьи, у которой в селе Гонората Балтского уезда Одесской области было большое имение, и там производилось так много зерна, что доходы позволяли моим предкам владеть еще маленьким островком возле Капри... Естественно, у меня были довольно веские причины не любить строй, который в Советском Союзе господствовал, — попросту говоря, я с детских лет вынужден был вести двойную если не жизнь, то нравственную бухгалтерию. Это с одной стороны, а с другой — я был нормальным ребенком. Видел, как под покровом ночи к нашему дому подъезжает машина и увозит людей, как бесследно они исчезают...

– Раз уж зашла речь о советской власти: вы сыграли когда-то у Митты в «Гори, гори, моя звезда» замечательного Искремаса, художника, романтического коммуниста… Как вы теперь относитесь к нему?– Ох, вот этот вопрос совсем не ко мне. Семьдесят четыре потерянных года – вот как я это воспринимаю, притом что люди-то они были изумительные, да вот только получилось у них не жизнеспособно, не по-человечески. Для меня естественно ко всему этому относиться двойственно, потому что по отцу-то я даже не Табаков, а Утин: Табаков – фамилия богатых крестьян, которые его, нищего, усыновили. Зато дедушка с материнской стороны снабжал зерном всю Одесскую губернию, ему принадлежал остров близ Капри, мимо которого я, признаюсь, проплываю не без досады… Остров, мой остров в Тирренском море! Не спрашивай меня, дитя, про советскую власть.