July 20, 2020

Несомненная ценность фильмов "Шугалей" и "Шугалей-2" – ребята всё ближе к дому

Сиквел нашумевшего весной фильма "Шугалей" выпустят в прокат осенью. Смотря, как пользователи обсуждают кино в социальных сетях, создается впечатление, что люди несомненно ждут продолжение. Россияне волнуются за судьбу сограждан и наконец-то перестали стесняться открытой заботы, выражают действительно важные эмоции, а не ищут во всём подоплёку и сооружают воздушные замки.

Как важно быть друг за друга, ведь в тяжелой ситуации каждый голос на счету. Цена внимания, которое привлек "Шугалей" ощутима. Это подчеркнули уже многие официальные лица, которые чаще владеют актуальной информацией в силу профессии и круга лиц, в котором они общаются.

https://shugalei2-film.com

О достоинстве кинокартины заявил и Николай Стариков, политический и общественный деятель. По его мнению, первая часть фильма дала ощутимый результат, которым россияне могут смело гордиться. Но проблема ещё жива. На вторую часть не меньшие надежды, и стоит верить в силу, которую несет общество, сражаясь друг за друга в подобных ситуациях.

«Мы не должны забывать о главной цели, для которой снимаются эти фильмы. Это не просто оповещение общественности, не просто рассказ о том, что сейчас происходит в Ливии, а освобождение наших соотечественников. Я думаю, что вторая часть прекрасно снятого "Шугалея" справится с этой задачей», — пояснил Стариков.

Общественник подчеркнул, что отклик, который вызвал "Шугалей" у зрителей, создает стимул в решении проблемы. Те, кто отвечают за это, лишний раз осознают важность долга и ценность своих усилий.

Мы будем спокойны только в момент, когда Максим Шугалей и Самер Суэйфан будут дома. Рядом с женами и детьми, в целости и сохранности.

Уже год и два месяца наши граждане подвергаются пыткам и насилию в официально несуществующей тюрьме "Митига". Подконтрольное т.н. ПНС бандформирование RADA заключило туда ребят, чтобы сокрыть информацию об преступной деятельности боевиков внутри Ливии. Наши граждане стали заложниками сложной политической борьбы, которая развязалась вокруг и внутри ливийского государства.