записки о мигрантах. наблюдение второе

По дороге в университет я всегда встречаю одного и того же братца-медведя, раздающего рекламки от «Шоколадницы». Он говорит с очень явным нерусским акцентом, прячет свою характерную бороду под коричневой мордой и постоянно бормочет себе под нос что-то среднеазиатское. Мои предположения охватывают только два варианта: либо узбек, либо таджик, потому что в Москве эти два народа уже растворились - видеть их на улицах кажется такой же обыденной вещью, как, например, ежедневно перескакивать в метро из одной толпы в другую или стоять часами в престоличных пробках. Однако, частенько я промахиваюсь со своими догадками: так, не разглядела молдаванские корни в наших столовских поварах, перепутала азербайджанский говор с турецким и не узнала казашек, которые постоянно улыбаются мне, пробивая на кассе очередной товар. Приезжих много, а итак нерезиновая Москва, кажется, скоро лопнет. Сюда едут за лучшей жизнью - и разве за такое можно осуждать?

Мы поступаем абсолютно так же, когда покупаем участие в программе «work and travel», становясь при этом миллион первым жителем центра штата, начинающим администратором и продвинутым посудомойщиком.

На слово «понаехали» отвечаем остро и грубо. А ведь есть в этом доля правды. Зато на подобные слова не скупимся в отношении тех, кто выполняет практически всю грязную работу в сфере обслуживания. И место в очереди занимают. И последний кусок мяса по акции забирают. И вообще «в чужой монастырь, да со своими порядками!..». Тьфу.

В Россию приезжают жители из «третьего» мира, мы же, застрявшие где-то посередине, стремимся ещё выше. Те же (э)мигранты.

Намерение отрубить старые концы характерно не каждому, но вот желание подзаработать, пожить более качественной, совершенно иной жизнью присуще всем.

Стремление к лучшему ведь не создаёт почву для упрёка? А почву для понимания и уважения создаёт, ведь так?