Wylsacom интервью

— Расскажи про последнюю книгу, которая на тебя повлияла.

— Я из тех странных людей, которые читают очень мало. Меня это какое-то время сильно беспокоило: не принято в нашем обществе открыто говорить о том, что ты мало читаешь.

Я никогда не любил это занятие, хотя у меня родители много читали, у бабушки с дедушкой огромные библиотеки — все возможности есть. Как-то так повелось, что с детства не очень этим увлекался, поэтому привычки у меня нет.

С недавних пор в самолетах начал слушать аудиокниги. Это стало спасением — послушал последнюю книгу Дэна Брауна (роман «Происхождение». — Прим. ред.), послушал историю России. Вот Браун вполне себе неплох.

— Ты недавно написал в твиттере, что уходишь в отпуск.

— Это был эксперимент. Мы хотели немножко взбаламутить народ в соцсетях, потому что на следующий день выходила распаковка [нового айфона]. Удивительно огромное количество СМИ обратилось за комментариями: «Почему, что, как, куда?»

Нужно быть аккуратным с этим форматом, потому что можно превратиться в мальчика, который кричал «волки!» [когда их и не было], — и все будет восприниматься несерьезно. Для нас это просто вариант взаимодействия с соцсетями, потому что нужно как-то баламутить это болото, чтобы что-то происходило. Какого-то всплеска просмотров на следующий день не случилось.

— Зачем ты ходил к Навальному на «Кактус»?

— Мы вообще помогали ему делать канал. Бесплатно.

Навальный попросил помочь с продакшеном. Они тогда выпустили первый фильм — по-моему, про Чайку. Смотрели, что в ютьюбе заходит лучше, чем на сайте [ФБК]. Видимо, тогда уже произошла ментальная трансформация: сейчас блоги не читают так, как раньше, и текстовая информация не доходит до людей так глубоко, как это делает видео.

Навальный написал мне — я откликнулся. Рассказал, как сделать, чтобы ролики действительно были эффективными. Предложил модель — серый фон и белый стол. Сегодня видно, что это работает. По-моему, когда каналу [Навального] исполнился год, он благодарил меня у себя [в видео].

Важно, что моя помощь не значит, что я поддерживаю его или не поддерживаю. Любой, кто к нам обращается с просьбой или советом, получает какой-то фидбек.

— От каких реклам ты отказался?

— Ой, слушай, огромное количество. Алкогольные компании, табачные, блокчейн… В прошлом году был вообще вал — каждый второй выходил на ICO и хотел поддержки.

«Мы отказываем тем продуктам, в которые я не верю и которые считаю плохими. Если у нас есть запрос на рекламу, мы сначала просим предоставить продукт, смотрим на него и только потом понимаем — будем делать рекламу или нет»

Многие считают, что я полностью проплаченный и только на позитиве, потому что у нас не бывает роликов, где я сижу и ору, какой это плохой девайс. Я это делаю сознательно, хотя понимаю, что такой подход приносил бы просмотры. Просто в интернете и без меня много негатива. Я хочу рассказывать людям созидательную и полезную информацию, а не становиться проводником очередного ужаса в интернете.

— Про политику — что ты имеешь в виду?

— Дела за репосты, неадекватная законотворческая деятельность, когда эксперты привлекаются постольку-поскольку. Сейчас слушал радио — обсуждали тему с книгами, которые получили маркировку «18+», хотя входят в школьную программу.

— А что может послужить для тебя толчком?

— Например, не просто похудеть, а сделать из этого шоу. [В таком случае] я закапываюсь в нюансы. Бешеная сушка и злющее похудение уже были — теперь мы думаем о техническом похудении. Хочется не ломать себя, а придумать комфортный вариант трансформации себя с помощью гаджетов, чтобы это не влияло на жизнь и те вещи, которые я люблю.

— Сколько тебе нужно зарабатывать, чтобы жить в России?

— Когда я зарабатывал 20 тыс. рублей, то считал, что 100 тыс. — и будет вообще очень круто. Юристом я получал 70 тыс. в месяц. Если перевести на сегодняшние деньги, то это порядка ста с чем-то тысяч, сто пятьдесят. Этого достаточно, чтобы покрыть все потребности и комфортно существовать. Такая зарплата позволит тебе и ипотеку выплачивать, и ни в чем себе особо не отказывать.

Знаешь, когда ты можешь купить себе все что угодно — это очень сильно развращает и делает тебя апатичным к новым гаджетам. Это как есть любимое блюдо каждый день: просто перестаешь его воспринимать как вкусное.

— Расскажи про команду.

— Я даже не знаю, сколько у нас сейчас человек. Каждый раз путаюсь. Пускай будет десять — в зависимости от того, как считать. Кто-то на постоянной работе, кто-то совмещает.

Своя команда — сложный для меня шаг. Приходилось учиться делегировать задачи. Было тяжело.

— Почему?

— Мне проще все делать самому, потому что так, как мне хочется, сделать достаточно сложно. Начинаешь себя ломать. Это очень сложный процесс принятия, когда ты все время в конфликте с собой. Зато потом ты освобождаешь огромное количество ресурсов для других задач. Сейчас мы работаем в очень хорошем симбиозе.

Читать полное интервью