Почему не получается поставить точку в конфликтах на таджикско-кыргызской границе?

Несмотря на то, что высшее руководство Таджикистана и Кыргызстана выражают готовность решить проблемы дипломатическим путём, конфликты на границе продолжаются. Может, кому-то выгодна эскалация ситуации или есть третья сила, которая подталкивает стороны к конфликту?

16 сентября произошёл вооружённый конфликт на таджикско-кыргызской границе на территории сельского джамоата Овчи-Калача Бободжонгафуровского района Согда. Во время перестрелки пограничников погибли трое таджикских военнослужащих и один пограничник Кыргызстана.

Кроме этого, ранения получили пятеро военнослужащих с таджикской стороны, Минздрав Кыргызстана сообщил о 13 раненных. По сообщению МИД Таджикистана также ранения получили женщины и двое детей.

Это ответы экспертов на выше обозначенные вопросы.

«Виновата нецентрализованная власть»

Таджикский политолог Рашид Гани Абдулло:

- Кому в Центральной Азии нужны бурлящие Кыргызстан и Таджикистан? Никому не нужны. Китаю не нужны. Вся китайская политика направлена на то, чтобы в приграничных республиках ЦА была политическая и экономическая стабильность. В стабильности Кыргызстана и Таджикистана заинтересован и Узбекистан, и Казахстан. Поэтому не стоит говорить о каких-то третьих силах, нужно говорить о глубинных процессах развития стран ЦА.

По его мнению, для существования третьей силы необходимы условия на месте.

- А договорённости не реализуются из-за нецентрализованной власти Кыргызстана, - считает он.- Одна из таких ситуаций, когда власть в центрах слабая, когда местная власть не считает обязательным воспринимать центральную власть как нечто серьёзное. В Таджикистане этой проблемы нет.

Он отметил, что взаимоотношения действующего и бывшего президента Кыргызстана говорят о том, что Кыргызстан пытается найти адекватную своим условиям форму государственности, которая обеспечит абсолютный суверенитет центра над всей территорией страны.

Население растёт, конфликтов больше

Другой таджикский эксперт тоже уверен, что нет третьей силы, а конфликтов больше, так как население растёт и соответственно увеличивается потребность на ресурсы.

- Я не думаю, что кому-то выгодна эскалация на границе в настоящий момент. Это замороженный конфликт, который находится в стадии развития больше тридцати-сорока лет. Там проблемы земли, воды, которые и так тяжело решаются. На сегодняшний день нет такого решения, которое удовлетворило бы обе стороны. Поэтому время от времени случаются конфликты. Население растёт, потребность на земельно-водные ресурсы увеличивается, из-за этого и конфликтов больше. А так нет третьей стороны, - считает Парвиз Муллоджанов.

Эрмек Байсалов, аналитик, редактор портала Cabar.asia из Кыргызстана уверен, что поиск третьей силы – это не больше чем теория заговора.

- В конфликтах часто всплывают различные конспирологические теории. Я не думаю, что эскалация конфликта нужна какой-либо третьей стороне, - ответил он коротко.

«Третья сила - она внутри обоих сообществ»

По мнению эксперта по Среднему Востоку и Центральной Азии Александра Князева, и местная власть и высшее руководство выражают готовность, но заняться проблемами в реальности совсем другое.

- Высшее руководство РТ и КР выражает готовность решить проблемы границы, местные власти тоже вряд ли скажут о нежелании эти проблемы решить. Но одно дело - выразить готовность и желание, совсем другое - заняться проблемами в реальности. Незавершенность демаркации и делимитации - это малая часть проблем этого региона. Главные проблемы находятся в социально-экономической сфере, в доминировании теневого и откровенно криминального сектора в местной экономике, отсутствии развития как Баткенского, так и Исфаринского регионов.

В готовности и желании чиновников с обеих сторон границы решать эти проблемы есть большие сомнения. Криминализация местной экономики естественным образом влечет за собой коррумпированность как властей, так и, особенно, силовых структур. Было бы смешно думать, что контрабандный транзит наркотиков или ГСМ происходит без их участия. Рядовое же население ищет возможности выживать и для этих людей важен каждый метр земли, каждый литр воды.

По его мнению, третья сила находится внутри обоих сообществ.

- Третья сила - она внутри обоих сообществ, глупо искать ее где-то на стороне. Данной проблеме - много десятков лет, в 1989 году моя статья о конфликте в районе Воруха называлась "Заложники захолустья", это и есть захолустье, где люди от безысходности готовы поверить в то, что в их проблемах виноваты такие же, как они соседи, говорящие на другом языке. Третья сила - это чиновники и власти КР и РТ», - заключил он.

Виноваты противники президентов?

Тем временем, кыргызский политик Феликс Кулов в произошедшем обвиняет противников правящих режимов.

- Однозначно, что это невыгодно ни таджикской, ни кыргызской сторонам. Неурегулированные приграничные вопросы, особенно если они задевают повседневную жизнь людей с той и другой стороны границы всегда содержат в себе конфликтный потенциал. На этой почве политическим противникам правящего режима достаточно легко создать напряжение и столкновение. А повод нетрудно найти.

Противники есть у лидеров двух стран, но учитывая, что в недалеком прошлом в братском Таджикистане имело место гражданская война, непримиримых противников сейчас больше в этой стране. Хотя Эмомали Рахмон для подавляющего большинства народа олицетворяет собой мир и единство нации.