Пролетариат XXI века. Почему «будущее труда» выглядит пережитком времен Маркса

by Back in Future...
Пролетариат XXI века. Почему «будущее труда» выглядит пережитком времен Маркса

Работа фрилансеров никак не защищена, их заработок меньше МРОТ. Должны ли ИТ-корпорации менять ситуацию?

Рабочие на Манхэттене, 1912 год. Фото: Ullstein Bild / Getty Images)
Карл Маркс определял пролетариат как эксплуатируемый класс, «отчужденный от средств производства». Рабочие, как он писал, из-за набирающей обороты индустриализации становились все беднее и беднее. В своей классической форме пролетариата сегодня вообще не существует – разве что в так называемой гиг-экономике (экономика совместного потребления, в которой штатных работников, как правило, заменяют фрилансеры. – Republic). Об этом в Bloomberg Opinion рассуждает Леонид Бершидский.

Свежие доклады Международной организации труда (МОТ) и Института JPMorgan Chase описывают не самое завидное положение работников гиг-экономики (назовем их гиг-работниками. – Republic). Они пытаются получить сумму, равную хотя бы МРОТ, официально установленному в их странах, отдавая все свое время и силы крупнейшим ИТ-платформам.

В рамках ⁠гиг-экономики ⁠существует два вида работы: интернет-ориентированная (ее можно выполнять из любого места) ⁠и привязанная к определенному местоположению (выполняется офлайн и распределяется ⁠с помощью мобильных приложений рыночного типа). Доклад МОТ рассматривает интернет-ориентированную ⁠работу самого низкого уровня – на ⁠примере цифровой платформы Amazon Mechanical Turk и более мелких участников рынка.

МОТ ⁠опросила 3500 работников в 75 странах и выяснила, что в прошлом году они в среднем зарабатывали $4,43 в час (или даже $3,31, если учесть неоплачиваемое время – примерно 20 минут в час – потраченное на поиски заказов, изучение клиентов, прохождение квалификационных тестов и написание обзоров). Даже эта сумма кажется сравнительно щедрой: еще одно исследование, опубликованное в прошлом году, утверждает, что работники Amazon Mechanical Turk в среднем получают всего лишь $2 в час.

Почти две трети работников Amazon Mechanical Turk, по данным МОТ, зарабатывают меньше установленного на федеральном уровне МРОТ ($7,25 в час), и лишь 7% немцев на платформе Clickworker удается получить этот минимум (в ФРГ – $10,4).

Ситуация была бы приемлемой, если бы этот доход был дополнительным. Однако 32% респондентов МОТ признались, что это их основной заработок. Эти в большинстве своем образованные люди проводят множество часов за заполнением опросников для академических исследований, за расшифровкой аудиозаписей и даже модерацией контента соцсетей, что означает почти круглосуточный просмотр жестоких видеороликов или чтение наполненных ненавистью постов.

Не самая приятная работа, которая может влиять на психику. К тому же, труд в рамках гиг-экономики никак не защищен, в отличие от гарантий, которые предоставляются обычным людям, даже чернорабочим. Гиг-работники не только зарабатывают меньше МРОТ, но и не защищены от невыплаты даже этой суммы. Никто не обязан объяснять им, почему их работу отклонили, или почему они не прошли тест или получили низкий рейтинг.

Со стороны может показаться абсурдным, если гиг-работник начнет требовать оплаченные отпуск и больничный. Тем не менее МОТ приводит аргументы за то, чтобы по крайней мере некоторые из них считались штатными сотрудниками, а не независимыми контрактниками. Ведь их наказывают за отказ от выполнения работы, а оплата труда и требования к качеству не подлежат пересмотру. Подобный подход применялся в судах нескольких стран – и зачастую довольно успешно – по отношению к сотрудникам компаний Uber и Lyft, работающих в рамках привязанной к местоположению гиг-экономики.

Доклад JPMorgan имеет дело как раз с этим видом гиг-экономики – эти платформы более заметны, и они зашли куда дальше по пути разорения пролетариата, описанного Марксом. Интернет-фрилансеры жалуются на то, что усилившаяся борьба за лучше оплачиваемые заказы вынуждает их рассматривать еще больше платформ, и пока что нет данных об их сокращающихся доходах. Исследование же географически привязанных сервисов опирается на данные о платежах этих платформ на текущие счета в JPMorgan. Оно показывает, что в среднем гиг-работники в прошлом году заработали меньше, чем в 2015-м: возили ли они пассажиров на Uber или сдавали свои дома с помощью Airbnb. Снижение доходов было особенно заметно в случае с водителями.

«Вне зависимости от того, было ли падение в заработках вызвано понижением зарплаты или рабочего времени (или обоими этими факторами), оно показывает, что в последние 5 лет вождение все с меньшей вероятностью способно заменить работу на полной занятости, поскольку на рынке появилось еще больше водителей», – говорится в докладе.

Учитывая отсутствие защиты прав работников, деятельность, привязанную к определению местоположения, можно назвать такой же бесчеловечной, как и интернет-ориентированную.

Конечно же, вполне возможно, что эти гиг-экономические платформы и не были предназначены для работы на условиях полной занятости – чтобы оплачивать ренту и кормить детей. Если же они годятся для дополнительного дохода, оправдывает ли это бескомпромиссный подход компаний к труду?

Должно ли современное общество терпеть ситуацию, когда работодатели не гарантируют защиту прав работников? Если же допустить существование такой работы, то должны ли она предоставляться крупными ИТ-компаниями, которые выплачивают акционерам несоразмерные дивиденды даже в случае отсутствия прибыли?

Рынок в своей чистой, незамутненной форме времен Маркса не может дать удовлетворительные ответы на эти вопросы. В докладе JPMorgan говорится, что по числу работников часть гиг-экономики, покрываемая имеющимися данными, «едва ли сравнима с размером всего ИТ-сектора» американской экономики. И все же эти люди выведены из-под действия гуманных норм, которые разрабатывались веками в ходе мирного и порой насильственного взаимодействия между трудом и капиталом. Это – аномалия, которую должны попытаться исправить законодатели. Даже если это приведет к меньшему объему доступной работы, что, кстати, вовсе не обязательно, ведь задачи останутся. Гиг-работники должны – как и все остальные – жить в 2018-м, а не в 1848 году, когда Маркс и Фридрих Энгельс опубликовали «Манифест Коммунистической партии».

Перевод: Денис Шлянцев

Bloomberg

November 12, 2018
Future