О чем говорит авария подлодки в Баренцевом море

Президент поднял армию и флот, ему создали чудо-оружие – и вот оно ломается, а те, кто может им управлять, гибнут

Владимир Путин и Сергей Шойгу. Фото: kremlin.ru

Авария на секретном подводном аппарате в Баренцевом море унесла жизни 14 моряков. И это плохой символ для всего президентства Владимира Путина.

Что случилось

Авария произошла 1 июля в Баренцевом море, на следующий день о ней сообщило Минобороны и новостные агентства. За несколько часов до них об аварии написал блог SeverLife, но позже заметка была удалена. «Фонтанка» сообщала вечером 2 июля, что на сайте Минобороны зачищена вся страница Северного флота. 3 июля днем страница была, но сообщений об аварии на ней не было. Как и на всем сайте.

Информагентства приводили такое заявление Минобороны: «1 июля в российских территориальных водах на научно-исследовательском глубоководном аппарате, предназначенном для изучения придонного пространства и дна Мирового океана в интересах Военно-Морского Флота России, в ходе проведения батиметрических измерений (оценка глубин водных объектов с помощью специального оборудования. – Интерфакс) возник пожар. 14 моряков-подводников погибли в результате отравления продуктами горения». По данным военного ведомства, глубоководный аппарат находится на военно-морской базе Североморск, очаг возгорания ликвидирован, причины произошедшего устанавливаются, расследование проводит главнокомандующий Военно-морским флотом.

Вечером 2 июля президент Путин провел специальную встречу с министром обороны Шойгу, где было сказано, что из 14 погибших семь – капитаны первого ранга, двое – Герои России. Путин отправил Шойгу в Североморск для разбирательств.

Имена погибших не назывались, как и название аппарата. СМИ после разговоров с источниками стали писать, что речь идет об автономной глубоководной станции (АГС) Главного управления глубоководных исследований (ГУГИ) Минобороны. АГС последнего проекта носит неофициальное название «Лошарик» из-за корпуса, представляющего собой несколько соединенных сфер.

АГС – это малые атомные подводные лодки с офицерским экипажем (12–25 человек), предназначенные для исследований морского дна, подбора утонувших предметов, а также операций с подводными кабелями. Эксперты Пентагона считают их диверсионными аппаратами для разрушения различной подводной инфраструктуры.

АГС имеют ⁠большую ⁠глубину погружения, но несамостоятельны на дальних расстояниях – их транспортируют ⁠атомные подводные лодки. «Открытые медиа» ⁠написали, что, по данным их источников, пожар произошел на такой лодке-носителе, а не на АГС.

Позже стало известно, что члены экипажа АГС служили ⁠в войсковой части (в/ч) 45707, которая дислоцируется ⁠в Петергофе. Телеграм-канал Baza сообщил, что погибшие Герои России – капитаны ⁠первого ранга Денис Долонский и Николай Филин. По данным РБК, еще двое погибших – Андрей Воскресенский и Денис Опарин.

2 июля Норвежское агентство по ядерной опасности заявило, что получило сообщение от российских властей о взрыве газа на подлодке в Баренцевом море. Роста уровня радиации норвежцы не зафиксировали. Минобороны РФ позднее заявило, что не направляло норвежскому агентству никаких уведомлений.

Почему мы ничего не знаем

Информации об аварии, ее причинах, о самом аппарате, о погибших или раненых военных очень мало, СМИ добывают ее по кусочкам у анонимных источников. Версий, кроме короткого замыкания, нет.

Обилие капитанов первого ранга среди погибших говорит, похоже, о том, что это был какой-то демонстрационный запуск аппарата, на который прибыла делегация специалистов, считает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов. Шойгу на совещании в Североморске сообщил, что из горящего отсека эвакуировали гражданского представителя оборонной промышленности, задраив за ним люк.

Если произошел пожар, команда должна была сразу надеть штатные кислородные противогазы-респираторы, они постоянно на себе. А тут не успели, что говорит скорее о взрыве (контузия, потеря сознания, отравление), считает Фролов. Что там могло взорваться, не ясно.

И мы можем никогда не узнать подробностей. Законом «О государственной тайне» запрещается относить к государственной тайне и засекречивать сведения о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан, и их последствиях. Но кто решает, угрожает ли катастрофа безопасности и здоровью граждан? Практика замалчивания такой информации у нас в крови (см. Чернобыль). Мы не знаем, чем подводники занимались в этом рейсе. Мы не знаем, что там случилось и насколько это опасно – отсутствие официальных заявлений на этот счет настораживает.

Тем более речь о Минобороны и современном секретном вооружении. Даже имена погибших могут не быть официально названы. В мае 2015 года Путин подписал указ, которым изменил перечень сведений, отнесенных к государственной тайне. Тайной, в частности, стали «сведения, раскрывающие потери личного состава в военное время, в мирное время в период проведения специальных операций». В прежней редакции говорилось о «сведениях, раскрывающих потери личного состава в военное время».

Этот указ был реакцией на попытки общества узнать что-то о погибших на Донбассе военных. Но, поскольку на Донбассе российских военных официально «не было», и знать обществу ничего не нужно – посчитала власть.

Термин «специальная операция» не расшифровывается в законах, к ней можно отнести что угодно. Вот если бы «батиметрическими исследованиями» в Баренцевом море занимались гражданские ученые, мы теоретически могли бы требовать полного отчета о произошедшем. А раз военные – это уже спецоперация. Секретность снижает ответственность.

Печально, но таким образом погибшие подводники стали жертвами той самой гибридной войны, активную фазу которой Россия начала в 2014 году. Развивая успех, Россия вкладывала большие суммы в модернизацию вооружений, в «чудо-оружие», которое должно было пугать Запад. И вот, по всей видимости, в ходе испытаний такого оружия погибли моряки.

При чем тут «Курск»

Первый год президентства Владимира Путина навсегда связан с аварией атомной подлодки К-141«Курск» (погиб весь экипаж – 118 моряков). Путин прервал свой отпуск только через пять дней после происшествия, а его ответ на вопрос о лодке в шоу Ларри Кинга – «Она утонула» – стал мрачным мемом. Критика Путина тогда была огромна, а общение со вдовами подводников в Видяево – крайне неприятным для президента.

Очевидно, что Путин помнит об этом. Его усилия по подъему армии и флота во время правления отчасти можно объяснять и психологической компенсацией.

После «Курска» у российского ВМФ были еще аварии на подлодках, но небольшие, скорее нелепые (впрочем, в 2008 году во время испытаний АПЛ «Нерпа» из-за несанкционированного включения системы пожаротушения погибли 20 человек). Нынешняя символична потому, что это авария новейшего секретного аппарата, в которой погибли лучшие специалисты. Президент поднял армию и флот, ему создали чудо-оружие – и вот оно ломается, а те, кто может им управлять, гибнут.

Конечно, моряки будут посмертно награждены, а их родные получат большие компенсации. И от развития «чудо-оружия» никто не откажется.

Смущает только, что в те же дни у России «утонула Сибирь» – погибли простые мирные жители, которых не предупредили о наводнении и которых не спасла дамба, построенная в 2008 году, при Путине.

Что еще почитать:

Top Gear случайно опубликовал фото секретной российской подлодки

«Аспирант Пастухов, вы сегодня пили?» Бессрочные политические уроки Чернобыля

Андрей Синицын

Шеф-редактор «Мнений»