USSR v.2.0
March 29, 2019

Штрихи к портрету будущей России

В каждом парке – по новодельной церкви, на улицах женщины, укутанные в черное, а в кинотеатрах – фильмы киностудии Минобороны

Фото: Sergei Karpukhin / Reuters

В Барнауле учительницу русского языка и литературы Татьяну Кувшинникову уволили из-за фото в закрытом купальнике, которое она разместила в соцсетях. Сфотографировалась учительница на фоне снегов возле озера Пионерского не просто так, а в поддержку зимней Универсиады, с медалями и грамотой за участие в различных соревнованиях. Но директор школы посчитала, что репутации вверенного ей учебного заведения посредством публикации этого образчика вызывающей порнографии нанесен непоправимый удар, и выгнала развратницу прочь.

А в Кинешме возмущенная общественность ринулась добиваться увольнения девушки-педиатра, рискнувшей выложить в инстаграм фото в нижнем белье. «Фотографии детского педиатра в нижнем белье возмутили пользователей соцсетей», – сообщила «Комсомольская правда». Не будем гадать, много ли в природе недетских педиатров, а просто отметим, что начальство у девушки оказалось поадекватней барнаульской директрисы, ее увольнять не стали. Пока, во всяком случае.

В общем, это лотерея: закрытый купальник и патриотический порыв могут лишить человека работы, а эротический наряд и откровенная фотосессия могут и не лишить.

Гномы против христианства

Это лотерея, а еще – рутина. Привычки у человека формируются быстро, несколько лет назад любая подобная дикость вызвала бы многодневный скандал, сегодня дикость – норма. Возмущаемся по привычке, заступаемся по необходимости и не удивляемся вовсе.

И, конечно, это тенденция. В Калининграде РПЦ и КПРФ в едином строю бьются против маленьких бронзовых гномов. Осенью на Медовом мосту и рядом с Музеем янтаря установили две фигурки этих самых гномов. Высотой примерно в локоть, чтобы вы понимали масштаб. Идея – Наталья и Сергей Шевченко, воплощение – Андрей Следков, поддержка – местное министерство по культуре и туризму. Должны были в разных местах появиться еще пять гномов, но их будущее теперь под вопросом. Потому что архиепископ Калининградский и Балтийский Серафим написал гневное письмо губернатору Антону Алиханову: «В данном факте усматривается тенденция к популяризации идеи неоязычества, которая, на наш взгляд, оказывает деструктивное воздействие на развитие национальной культуры в нашем регионе, а также перечеркивает тысячелетнее культурное наследие, сформировавшееся под влиянием Христианства». Серафима поддержала депутат-коммунист Екатерина Королева, потребовавшая от городских властей исправить «недоразумение», напомнившая, что идет Великий пост, и намекнувшая, что может, если понадобится, и до «надзорных органов» дойти.

И ничто ⁠в этой ⁠истории не удивляет. Ни то, что два бронзовых гномика ⁠могут перечеркнуть тысячелетнее культурное наследие, ⁠ни то, что коммунистка обеспокоена нарушением правил Великого поста ⁠с использованием малой городской скульптуры, правда ⁠ведь?

У многострадального шоу Comedy Woman снова проблемы. Не утих еще ⁠скандал вокруг истории с оскорблением генерала Карбышева (там есть уже и заявление в СК, и заключение «экспертов», усмотревших в номере о тяжелой жизни российских стриптизерш признаки реабилитации нацизма), как обнаружилась новая крамола. Внук маршала Баграмяна Иван Баграмян посмотрел номер, в котором актриса Наталья Медведева шутит про наркома Ежова и маршала Конева, и тоже собирается жаловаться в Следственный комитет от имени Фонда памяти полководцев Победы. Есть такой фонд, оказывается, а с другой-то стороны, как же ему и не быть?

Ну а уж то, что в Совете Федерации ополчились на фильм Павла Лунгина «Братство» об афганской войне, требуют присвоить ему значок «производство пятой колонны» и ни в коем случае не допустить выхода картины в прокат 9 мая, не удивляет вовсе. Разве не этим и должны в нашей, современной, теперешней России заниматься сенаторы и депутаты?

Кастрация будущего

Центров власти – даже в таком государстве, как наша, современная, теперешняя Россия, – всегда несколько. Здесь сильнее прочих, конечно, само государство, то есть президент и близкие к нему силовики. Естественно, этим людям ценности одичания, которые называют еще «традиционными ценностями», глубоко параллельны. Это просто технология управления, которая кажется удобной. Но вот для особо внушаемых и не в меру активных людей, искренне уверовавших в пропаганду, «традиционные ценности» – не пустой звук. Одни, осложняя, отравляя, ломая чужие жизни, за эти ценности бьются, ощущая себя союзниками государства. И начальники разных уровней, которые тоже в курсе, что из телевизора в головы закачивается, вынуждены к ним прислушиваться, реагировать, ломать, запрещать. И получается, что эти активисты, которые совсем еще недавно могли бы рассчитывать разве что на почетный титул городского сумасшедшего, – они здесь власть.

Другие используют внезапную любовь государства к недозрелому средневековью как шанс для карьеры, но к ним тем более приходится прислушиваться – такие еще опаснее. И они, разумеется, тоже здесь власть.

Для обычного человека итог один – весь этот дикий карнавал запрещений, обид и страданий становится рутиной. Причем страдает-то как раз обычный человек, которого лишают возможности думать, смотреть то, что интересно было бы посмотреть, смеяться над тем, что кажется смешным, или даже увольняют с работы. Могут, впрочем, и посадить.

Говорят, у России нет образа будущего, я и сам, бывает, так говорю. Но иногда прямо-таки вижу этот образ: образ кастрированной страны, в борьбе за духовность лишившейся всего, что дух человеческий заставляет двигаться. Где в каждом парке – по уродливой новодельной церкви (старые-то, красивые, сломают или перестроят, чтобы глаз не мозолили), по улицам идут женщины, укутанные с ног до головы в черное, а в кинотеатрах идут только безупречные фильмы, снятые на киностудии Министерства обороны.

Между прочим, Сергей Шойгу на днях анонсировал создание такой киностудии для съемок фильмов про войну и армию. Подход правильный. Все фильмы о войне должна снимать киностудия Министерства обороны, а все фильмы о мире – киностудия МВД.

И порадуешься поневоле, что вел отличный от здорового образ жизни. Есть шанс не дотянуть до сияющего будущего.

P.S. Мне везло с учителями, грех жаловаться, но сейчас чаще прочих вспоминаю старушку, преподававшую биологию в одной из школ, где довелось учиться. Она, впрочем, тоже была и добрая по-своему, и неглупая, но хаос перестройки, помноженный на необходимость десятилетиями повторять потеющим подросткам, как самец пресмыкающегося вводит половой орган в клоаку самки, все-таки ее подорвали. Сломалась она как раз на нас. Не скрывала ненависти. Произносила перед семиклассниками длинные проповеди об их безобразной порочности, забывая про пестики и тычинки. «Ну что, – спрашивала вдруг посреди урока, – хотите прямо тут? Прямо на парты скоро начнете друг друга заваливать?» А иногда подкрадывалась тихонько к двери и резко – она сухонькая была, подвижная, маленькая – заскакивала в класс, чтобы застать нас врасплох, чтобы увидеть оргию нашу на партах. Но мы ее разочаровывали и на партах не совокуплялись.

Нет ее уже. Жаль. Ее время.

Иван Давыдов Публицист