Истории тех, кто бежал из КНДР через демилитаризованную зону

Граница Северной и Южной Кореи – одна из самых опасных в мире. Некоторых это не остановило

Объединенная зона безопасности на границе между Северной и Южной Кореей. Фото: Kim Hong-Ji / Reuters

Границу между Северной и Южной Кореей называют одной из самых опасных в мире. Две страны, которые формально живут в состоянии перемирия (после войны 1950-х годов они так и не заключили мирного договора), разделяет демилитаризованная зона – полоса шириной в несколько километров. Это кратчайший путь для тех, кто хочет сбежать с севера на юг, но пользуются им лишь единицы.

Участки этой территории заминированы (хотя в последнее время, на фоне некоторого сближения Северной и Южной Кореи, некоторые из них начали разминировать). Там выставлены заграждения, некоторые – под напряжением. Вдоль дорог с южной стороны размещены бетонные конструкции – при вторжении с севера они могут быть взорваны, чтобы преградить путь наступающим танкам. По слухам, заминированные сооружения могут находиться и с северной стороны.

Большинство из тех, кто решает сбежать из Северной Кореи – где более трети населения, по данным ООН, сталкиваются с угрозой недоедания, а базовые права и свободы обеспечиваются за взятки, – выбирают окружной путь, транзитом через Китай и другие страны. Он тоже опасен, хотя там беглецы могут воспользоваться помощью наемных проводников и подпольных организаций, переправляющихбеженцев в Южную Корею.

Но некоторые все же пытаются пересечь границу. Один из самых известных за последнее время – северокорейский солдат О Чон Сон (драматичная видеозапись его побега, совершенного в конце 2017 года, обошла мировые новости). Он угнал джип, прорвался через Объединенную зону безопасности, где пограничные силы двух стран ближе всего примыкают друг к другу, а когда машина застряла, выбрался оттуда, преследуемый бывшими сослуживцами, и под обстрелом добежал до южной стороны. Солдат получил несколько ранений, но врачам удалось его спасти (позднее он заявил, что не винит тех, кто в него стрелял, и на их месте поступил бы так же).

Такие беглецы – не всегда противники режима. Иногда их побег – скорее случайность, чем результат тщательно разработанного плана. Вот истории некоторых из них.

Солдат

Кто может ⁠решиться ⁠на такой побег? Как правило, это военные, несущие службу у границы (за ⁠последние три года из КНДР, ⁠по данным министерства воссоединения Южной Кореи, сбежали около 3,6 ⁠тысячи человек, всего шестеро из ⁠них – военнослужащие – через демилитаризованную зону). Ким Кан Ю был ⁠одним из них.

Ким вырос в семье с достаточно высоким – в системе КНДР – социальным статусом. Он жил в Пхеньяне, а его отец работал на административной должности на сталелитейном заводе. Статус – одна из причин, по которым его отправили служить на границу. Власти понимали, что близость к Южной Корее может стать искушением, и старались от этого застраховаться.

«Туда в основном отправляли служить солдат из семей, которые считаются благонадежными, – говорит Хан Ен Су, сбежавший из Северной Корее в середине 1990-х годов. – Это люди, которых по меркам КНДР можно назвать зажиточными. Предполагается, что они менее склонны к побегам, чем остальные».

Но Ким, которого не привлекала жизнь в Северной Корее, решил попробовать. Он подошел к пограничному посту, дождался, пока находившийся там солдат отвернулся, а затем побежал и не останавливался, пока пост не скрылся из вида. Потом он несколько часов пробирался по пересеченной местности, избегая участков, где могли быть мины. Когда ему встречались заграждения из колючей проволоки – делал подкопы, чтобы пробраться под ними. «Я поранил руку и чуть не сорвался со скалы», – вспоминает он.

В итоге он вышел к реке, достаточно мелкой, чтобы ее можно было пересечь вброд. За ней оказалось еще одно заграждение из колючей проволоки – подкопаться под него не удалось, так что беглец перелез через него, поранив руки и порвав одежду. Когда он добрался до южнокорейского поста, то был настолько измотан, что просто свалился на землю.

Ученый

Ан Чан Иль был вполне лоялен режиму. Он вырос в семье партийных функционеров, сам вступил в ряды партии (раньше, чем многие его сверстники) и подумывал о военной карьере. Руководство, оценив его способности, рекомендовало ему заняться научной деятельностью. Но амбициозного молодого человека это не устроило – в КНДР, рассуждал он, карьера военного дает больше преимуществ.

Ан, как писал эксперт по Северной Корее Федор Тертицкий в обзоре, посвященном перебежчикам, был хорошим солдатом. Когда он проходил военную службу, его, учитывая статус, отправили на границу. Но поняв, что его планы, связанные с поступлением в военную академию, не будут исполнены, он решил поискать счастья в другой стране.

Заграждение, отделявшее демилитаризованную зону на этом участке, было под напряжением. Однако Ан, имевший звание сержанта, мог его отключить. «В тот вечер мне позвонил командир и приказал отключить электричество, чтобы это не мешало патрулированию, – вспоминает он. – Я воспользовался этим шансом и покинул пост».

Беглец нашел дверь в обесточенном ограждении, сбил прикладом замок и направился к ближайшему посту Южной Кореи. Там решил подождать до рассвета, опасаясь, что в темноте по нему, не разобравшись, могут открыть стрельбу. Утром он сдался южнокорейским солдатам (по иронии, в Южной Корее его привлекли гуманитарные науки, он добился известности как политолог и эксперт по КНДР).

Агент

Кон Тхак Хо был агентом тайной полиции – Департамента государственной безопасности. В начале 1970-х годов он служил в отделе, занимавшемся прослушкой, прошел специальные курсы в Пхеньяне, а затем был командирован в Кэсон, на юге страны.

Но однажды, изучая «Избранные труды Ким Ир Сена», он случайно пролил чернила на фотографию «великого лидера». Опасаясь, что за это его могут казнить, он решил замести следы и сжечь книгу. Вышло еще хуже – когда он собирался это сделать, то случайно попался на глаза начальнику.

«Кон понял, что это конец, – писал Тертицкий. – Испортить портрет, а потом еще и попытаться сжечь учение Великого Лидера – казни теперь точно не избежать. Но потом он вспомнил, как по работе слушал радиопередачи из Южной Кореи, которые призывали жителей КНДР бежать на юг. Раньше он никогда о таком не думал, но теперь решил, что так сможет спастись. А должность в тайной полиции могла бы послужить ему пропуском на границе».

Стараясь сохранять спокойствие, он вышел из дома, сел в автобус и доехал до окраины города. Затем добрался до границы, показал пограничникам удостоверение – и его пропустили. Он не встретил патрулей и спокойно дошел до южной стороны. Увидев военных, закричал им: «Товарищи! Я инструктор департамента госбезопасности! Я сдаюсь!». Позднее бывший агент выпустил мемуары, где хвалил демократию в Южной Корее, а Ким Ир Сена называл «монстром». Хотя себя он не старался представить героем, а честно писал, что решился на побег, чтобы спасти свою жизнь.

Переводчик

Прорваться через Объединенную зону безопасности, где солдаты двух стран находятся в пределах прямой видимости, пытались не только жители КНДР. В середине 1980-х годов список пополнил Василий Матузок – советский студент-переводчик, находившийся в Пхеньяне на стажировке. Приехав на приграничную территорию с экскурсией, он перебежал через военно-демаркационную линию (фактическую границу между Северной и Южной Кореей) на другую сторону.

Как вспоминает один из американских офицеров (контингент США размещен в Южной Корее и участвует в охране границы), попав на другую сторону, перебежчик решил, что оказался в безопасности, и замедлил шаг. Но северокорейские солдаты, выхватив пистолеты, стали в него стрелять. Тогда он снова бросился бежать с криками «Помогите!» и «Прикройте меня!».

Несколько северокорейцев бросились за ним. За ними последовали еще полтора десятка солдат, вооруженных автоматами. С южной стороны подняли тревогу. Командование Объединенных сил безопасности (южнокорейских и американских военных), еще не зная о перебежчике, расценило это как вторжение, которое «надо было отбить во что бы то ни стало».

Американские и южнокорейские военные заняли огневые позиции. Завязалась перестрелка. «Я увидел перебежчика и солдат, которые за ним гнались, двое из них в него стреляли, – вспоминает американский солдат, который был ранен в тот день. – Я укрылся за деревом и выстрелил в того, кто был ближе». Вскоре прибыло подкрепление – около двух десятков солдат, вооруженных автоматами и пулеметами M60. Они быстро подавили сопротивление северокорейских военных, вынудив их сдаться.

В бою погиб один из южнокорейских солдат, с другой стороны были убиты, по меньшей мере, трое (выживших вернули на родину). Руководство Северной Кореи обвинило в произошедшем американских военных, заявив, что Матузок якобы случайно перешел границу, солдаты из КНДР просто пытались «указать ему на ошибку», а американцы устроили бойню. При этом, по данным дипломатических источников, двоих из вернувшихся северокорейских солдат почти сразу же расстреляли – видимо, за провальную операцию. Что касается перебежчика, он позднее перебрался в США.

Михаил Тищенко