Денис Федоряев — молодой предприниматель из списка Forbes — рассказал, как построил карьеру в Копенгагене

by @be_millioner
Денис Федоряев — молодой предприниматель из списка Forbes — рассказал, как построил карьеру в Копенгагене

Денис Федоряев в этом году попал в список самых перспективных людей Европы до 30 лет по версии американского Forbes. Он начинал свою карьеру в датском офисе McKinsey & Company и ушел, едва не получив место партнера, чтобы создать свой бизнес. Денис Федоряев рассказал, как запустил венчурный фонд в Копенгагене, и назвал три причины «не стартапить».

Трудно поступить или уехать работать за границу? Это миф

В 16 лет я уехал из Новосибирска в Москву учиться в МГИМО. Без экзаменов меня приняли на факультет международно-экономических отношений – выиграл Всероссийскую олимпиаду по экономике, благодаря которой мог поступить в любой университет без экзаменов. Мои родители имеют докторскую степень физико-математических наук, поэтому в школе, в основном, я занимался математикой и физикой.

На третьем курсе университета я решил, что степень магистра хочу получить в Европе. В МГИМО сильная языковая база – я учил английский, французский, испанский языки. Почему нет?


Долго выбирал, куда же поехать учиться: в Англию, США, Францию, Скандинавию. Провел неплохой аналитический анализ: страна, университет, магистерская программа, стипендии, в итоге остановился на бизнес-школе в Копенгагене.

Образование в Дании бесплатное только для граждан Евросоюза, но мне повезло – выиграл грант на стипендию, с помощью которой оплатил свое образование там.

То, что трудно поступить или уехать работать за границу, – миф, на мой взгляд. Ваш бэкграунд, хороший профайл, хорошая траектория и оценки в школе и вузе – то, на что обычно смотрят европейские университеты и работодатели. Будет здорово, если у вас есть вдобавок к этому спортивные увлечения и публикации в научных сборниках. Остальное уже формальности, которые несложно преодолеть.

Банк или консалтинг?

Работать я начал еще в Москве – на третьем курсе университета устроился в немецкую консалтинговую компанию. Но серьезный карьерный путь начался, когда я попал на стажировку в инвестиционный банк в Лондоне. Было это между первым и вторым курсом магистратуры. Мой первый серьезный и самый тяжелый опыт – работал по 120 часов в неделю. О стажерской программе узнал в интернете. В то время почти все мои сокурсники мечтали работать в банке, и я в том числе.

Стажировка в Лондоне длилась четыре месяца, после я вернулся в Копенгаген, чтобы окончить магистратуру. Вместе с дипломом получил и приглашение на работу в тот самый банк. От предложения отказался — решил, хочу работать в консалтинге. Там интересно, банк – более статичный бизнес. В банковской сфере, как правило, у тебя есть одна команда и несколько клиентов, с которыми ты работаешь на протяжении многих лет. А в консалтинге каждый раз новые проекты, страны, компании, команды.

Я разослал свое резюме в консалтинговые компании в Копенгагене. Меня пригласили на собеседование в McKinsey & Company, которое состояло из трех этапов.
  1. Скрининг: подача резюме, мотивационное письмо, а еще они проверили все мои оценки со времен школы. Им важна траектория кандидата с самого начала. Важно, чтобы он был целеустремленным. Но это было тогда. Сейчас же фокус перенесли на индивидуальность и другие личные качества кандидата.
  2. Интервью с консультантом среднего звена. Рекрутеры там не собеседуют, они только отбирают релевантные резюме. Как правило, собеседуют проектные лидеры или старшие специалисты.
  3. Интервью с партнером.

Я удачно прошел все этапы и получил приглашение на работу. Сразу после магистратуры начал работать там.

Как отказался от места партнера в McKinsey & Company

Выбрал эту компанию, потому что у нее глобальная ориентация, а местные фирмы работают только с местными клиентами. Еще в McKinsey & Company — глобальное партнерство, и все его члены помогают друг другу. Поэтому возможностей для продвижения и карьерного роста здесь намного больше.

Я проработал в компании шесть лет, консультировал крупных клиентов из Германии, Швейцарии, США по стратегическим и операционным вопросам. Как вы поняли, я много путешествовал: в год совершал 150 полетов. Если очень коротко и доступно объяснить мою роль в компании, я советник топ-менеджмента бизнесов в фармацевтике и сфере потребительских товаров.

К примеру, компания хочет выйти на новый рынок, запустить новый продукт или выйти на новую прибыльность, но не знает, как. За решением она обращается к McKinsey & Company, и мы ей помогаем – собирается команда экспертов и разрабатывает стратегию. Проблемы, имена клиентов и свою зарплату раскрыть не могу даже после увольнения. У компании строгие правила хранения конфиденциальной информации.

Здесь я получил хороший опыт, построил карьеру – пришел на стартовую позицию, стал младшим партнером, а ушел за три месяца до того, как получить место партнера. Мне говорили: «Зря не стал партнером. Надо было уходить после». Я же решил, что и несколько месяцев сыграют большую роль в развитии собственного бизнеса. Откладывать было нельзя, нужно было действовать.

А еще, когда ты работаешь консультантом даже в такой компании, как McKinsey, все равно у тебя нет прямого влияния на внедрение и осуществление твоих рекомендаций. Я выстраиваю стратегию для бизнеса, но реализовать сам ее не могу. Клиенты оставляют часть этой работы за собой по очевидным причинам – хотят, чтобы информация осталась внутри компании. Я знаю все механизмы, но не могу их использовать самостоятельно. А мне этого очень хотелось – от и до руководить проектом.

Фабрика для стартапов

Полтора года назад вместе с коллегой из McKinsey Денис Федоряев основал венчурный фонд Blazar Capital, который занимается инвестициями в ecommerce-проекты.

Партнера нашел там же – в McKinsey, мой коллега Кристиан Арнстедт бредил той же идеей. Мы вместе проработали много лет. Он, как и я, в 27 лет стал младшим региональным партнером. Началось все с обсуждений, как было бы здорово создать что-то свое – у нас же есть большой опыт и экспертиза.


На фото Денис Федоряев вместе со своим бизнес-партнером Кристианом Арнстедтом

Мы долгое время были консультантами компаний потребительских товаров. Работали на большие корпорации – помогали им выйти в digital-online, развивали их продажи через офлайн- и онлайн-магазины. Было решено основать платформу для работы с компаниями, занятыми продажей товаров повседневного спроса через интернет. Так появилась Blazar Capital. Это наша «фабрика стартапов».

Венчурные фонды находят идеи, вкладываются в команды, а мы создаем бренды, инвестируем в них, разрабатываем бизнес-модели, находим производителей, дизайнеров. Потом нанимаем предпринимателей с большим опытом, профессионалов из консалтинга и банковской индустрии, у которых есть опыт ведения крупных проектов.

В портфеле Blazar Capital – стартапы, которые фокусируются на электронной коммерции. У нас есть два бренда. Первый – это часы Nordgreen, второй – очки Jamie Looks. 

Мы инвестировали собственные сбережения и привлекли внешнего инвестора. Помогли рабочие связи. В этом сегменте инвесторов привлечь легче, чем в IT. Потому что сложно оценить, как будет работать бизнес-модель IT-стартапов, как будет работать монетизация, когда бизнес станет прибыльным, когда он окупится. Очень абстрактный бизнес, я бы сказал. Держится только на идее.

А когда вы делаете электронную коммерцию, в ней уже есть физический продукт. У этого продукта есть себестоимость. Есть цепочка поставок, логистика, маркетинг, дистрибуция.

Наша команда проводит анализ: в какой нише начать бизнес, где будет хорошая прибыль и рост, и так далее. А потом под него подбирает стартап. За счет этого у наших стартапов больше шансов на успех, чем у классического подхода – придумать идею, собрать команду, а потом гадать, получится бизнес или нет. Мы же много инвестируем в планирование и понимание бизнес-модели – будет работать или нет. Вкладываем в стартап только в том случае, когда понимаем – рынок есть, бизнес есть.

Зарплату мы себе не платим 

Зарплату мы себе не платим. Но это пока. Мы проинвестировали все свои сбережения, главное для нас – выстроить бизнес так, чтобы он стал прибыльным. Наш часовой бренд запустился в июле, а в январе уже стал прибыльным. Думаю, в ближайшие пару месяцев он полностью окупится.

Когда все наши стартапы н��чнут окупаться, топ-менеджеры начнут получать зарплату. Сейчас мы себе такого позволить не можем.

Одна из ключевых проблем предпринимательства в Дании – высокие налоги. Подоходные налоги — просто кошмар. Для сравнения, в последние годы работы в McKinsey у меня вычитали 52% от зарплаты. А в России – 13%. А теперь представьте себе, что будет, если мы начнем платить себе зарплату из тех денег, что проинвестировали. Деньги закончатся.

Пока заработанных денег мне хватает, зарплата в McKinsey — конкурентная на рынке. Но у меня дома стоит что-то вроде счетчика, который показывает, сколько времени я еще смогу вести такой образ жизни, и когда проекты должны начать приносить прибыль.

Отличия стартапа от корпорации 

  • В корпорации статичная среда в плане профессионального роста.
  • У сотрудников нет возможности оказать существенное влияние на развитие бизнеса. Ты — часть большого механизма.
  • Характер работы более монотонный. Разнообразия в работе нет.

Три причины не стартапить

Хорошо, когда сам себе босс: вы решаете, во сколько начнется и закончится ваш рабочий день. Но вы должны понимать: от того, сколько часов в неделю будете работать, зависит, как быстро будет развиваться ваш бизнес. Если вы не готовы к тяжелой работе, не запускайте стартап.

В стартапе каждый день миллион трудностей. Если боитесь взять на себя большой риск, не запускайте стартап.

Стартап и своей бизнес – долгий путь к успеху, тут быстро не разбогатеешь.

November 6, 2018