Батыр

Небо стало совсем синим с ярко-оранжевым отливом. Низкое, словно готовое упасть на окружающие холмы и погрести под собой больных и пленённых, что собирались тут уже несколько месяцев. Многие умирали тут же, не дождавшись спасительного дождя. В воздухе колыхался аромат язв и гниющего тела.

Батыр промчался между холмами на огромном багровом лисе, топча и разрывая когтями случайно попадавшихся на дороге страдальцев. Батыр отвечал за порядок и готов был пресечь любые ссоры, драки или попытки к бегству ударом плети с алмазными шипами на конце. Боги сотворят чудо с минуты на минуту. Нельзя допустить, чтобы в людях была рознь и ненависть. Боги завещали мир и покорность. Если увидят, что не подчинился народ Завету, не дадут исцеления. Тогда все эти куски падали просто умрут и лишат исцеления своим непослушанием других на многие годы.

В далёкой древности дали боги завет народу: да не будет копиться в людях ненависть и болезни, дабы жил народ в веках. Поэтому и стали боги приносить на народ спасительный дождь. Кто болен, слаб или неугоден правителям, наместникам богов, тот исчезнет. Будет чище народ, здоровее, послушнее.

Вовсе не зол был Батыр. Он любил свой народ. Люто любил и не щадил никого.

Заслышав гром, что донесся издалека, он пришпорил лиса, чтобы успеть скрыться в Пещере Благородных – выбоине в скале, что уже многие тысячелетия служила укрытием для высокородных на время дождя, что изливали боги на народ.

Укрывшись, он, редко мигая и щурясь, смотрел, как первые потоки стекали по телам, разбросанным до долине, словно стирая, растворяя их. Кто был ещё в сознании, исступлённо кричали, пытались укрыться под телами других, уже недвижимых, но струи с легким белым дымком проникали сквозь плоть, не оставляя от неё ничего.

Вскоре долина стала умыто-чистой и пустынной. Дождь закончился, свершилась божественная милость.

Батыр, словно очнувшись, тихо вздохнул. Его с детства учили, что боги милостивы и добры, но никак он не мог принять этого милосердия своим скудным непокорным умом. Может уродом он был, но вся его природа протестовала против счастья-небытия.
Потоки дождя, стирая народ с лица земли, рождали в Батыре богоборца.

Через год Батыр, во время дикой скачки на лисе, спасаясь от божественной влаги, не успел добраться до пещеры. Лис сломал лапу о валун, подвернувшийся на пути.
Но, даже почувствовав дождь на себе, крича и пытаясь уползти хоть куда-нибудь, не смог постичь божественной милости. Исчез, ненавидя и проклиная. И поделом. Не в небо смотри с высокими мыслями несогласного, а под ноги.

Не смог Батыр стать свободным и укрыться от божьей кары. Боги суровы, но это боги. Будет каждому по мыслям и поступкам его. Установив завет однажды, не отменят вовек, дабы народ был послушен и чтил творцов своих. Не эти, иные боги сотворили сей народ? Пусть так, но не станет никогда народ думать об этом. А кто усомнится – дождь станет их могилой. Сказал же древний жрец-сказитель, что правил мудро и слагал легенды: власть богов – есть худшая форма правления до тех пор, пока не сравнишь её с остальными. Лучший из миров был создан лучшими богами. Да воцарится знание, что будет передаваться из поколения в поколение: нет ничего лучше и справедливее владетельного пантеона.