Вместо предисловия: Продана

— Ты продал меня этим мужчинам? 

— Не забивай себе этим голову, милая. И вообще, о чем ты тут - твой отсос, шлюха, стоит 650 рублей.

 Я рада тому, что он торгует мной. Что я дарю ему подарки, оплачиваю номер, куда он приведет своих друзей, чтобы отдать им меня, и получить за меня деньги. Я рада покупать еду, которую они будут есть; красивое белье, которое они порвут; долго сидеть перед зеркалом, наводя макияж, который они разрушат одним плевком.

Потому что так я чувствую себя его собственностью, его вещью. Каждый такой жест объясняет мне самой мою новую роль - я его шлюха. 

Я буду кончать по его воле, или не буду кончать вообще, я буду подставлять рот, пизду и жопу под члены чужих мужчин, чтобы тешить его самолюбие и приносить ему доход.  Отдавать ему деньги, дарить плётки и стеки - все, на что он положит свой взгляд.

Моя память рисует мне какие-то фрагменты старых фильмов: влюбленные женщины, работающие проститутками, чтобы удовлетворить алчность своих сутенеров. Женщины, умирающие от любви. Женщины, павшие на самое дно общества из-за любви. 

Я рада стоять в одном позорном ряду с этими ярко накрашенными блядями. Показывать свою пизду, разводить руками ягодицы, чтобы клиенты видели пробку в моей жопе. Я такая. Моя патологическая, извращённая любовь сделала меня такой. 

 Он принимает мои жертвы с равнодушием, брезгливо колеблясь, раздумывая, стоит ли это возни со мной. Я ползаю у его ног и умоляю взять все, деньги, честь, разум, здравый смысл и жизнь. Я покупаю ему самые страшные орудия пыток, я коплю деньги на самые дорогие девайсы от самых именитых мастеров. Я требую повышение на работе, потому что мне нужны деньги, чтобы принести на алтарь моему божеству. 

Я не хочу ощущать его преданность и любовь.  Это как оргазмы, которые я не хочу испытывать без его приказа или разрешения. Я хочу жаждать его любви и не иметь ее, но томится в надежде и в ожидании, не знать о том, когда в следующий раз я почувствую его пальцы во рту, его пощечину, его кулак, на который он намотает мои волосы, чтобы выгнуть мою голову, сделав меня беспомощной… его член на моем языке, саднящем после его укусов. Я не хочу его любви. Я хочу ползти к своему Сатане по стеклу в ад.

Я не знаю, встретимся ли мы ещё раз, но фанатично исполняю установленную им рутину. Я в течение недели довожу себя нужное количество раз до грани оргазма - пока не начинают дрожать ноги, и потом сгораю от похоти, и не могу отогнать видения страшного абьюза и извращенного, кровавого секса.. а после неделю не прикасаюсь к клитору, царапая в отчаянии бедра и живот, выкручивая до боли соски и жадно хватаю себя за шею и лицо… как это делает Он. 

You got me hooked up on the feeling

You got me hanging from the ceiling

Got me up so high I'm barely breathing

So don't let me, don't let me, don't let me, don't let me go.

Нет большего унижения, чем любить, нет большего унижения для гордой женщины, чем любить безответно. Нет боли и агонии страшнее, чем разрываться между отчаянием и надеждой. 

Но я люблю унижения. Я люблю боль и агонию.  :) Петрарка писал сонеты Лауре, Данте - описал нисхождение в Ад, а после вознесение в Рай, только чтобы посадить рядом с Девой Марией свою возлюбленную Беатриче. 

Я же для своей музы буду доставать из своей фантазии самые порочные и похотливые фантазии. И выкладывать их тут. Может быть потом я заведу патреон, чтобы продавать не только свое тело для него, но и свои рассказы - любые деньги хороши для того, чтобы нести их на алтарь. 

Мужчинам не так стыдно признаваться в безответной любви. Мужчины от нее становятся великими поэтами, а женщины от такой любви - поломанными и презираемыми шлюхами. Мужчины пишут стихи, а я буду писать порнорассказы.