Брошенные на растерзание: Ставрополье. Часть II: русское Косово

Россия. Полночь с 15 на 16 апреля 2009 года. В Чечне отменен режим контртеррористической операции. Самая длинная в постсоветской истории нашей страны война официально закончилась. Но глядя на современное Ставрополье этого не скажешь. Да и при виде крупных городов остальной РФ начинают закрадываться сомнения — кто на самом деле вышел победителем из двух чеченских кампаний?

Численность этнических антифашистов росла в Ставропольском крае еще в нулевые. С 2002 по 2010 год количество армян увеличилось до 161 324 (+12 075 человек), даргинцев — до 49 302 (+9 084 человека), цыган — до 30 879 (+11 785 человек, абсолютный рекорд по темпам роста), азербайджанцев — до 17 800 (+2 731 человек). При этом численность русских (2 232 153 человека) осталась практически неизменной, но наша доля в населении края немного сократилась — с 81,6% до 80,11%. При этом резко упало число украинцев — до 30 373 (-15 522 человека) и белорусов — до 7 104 (-4 239). Казаками записались 3 006 человек (-896). Скорей всего, тут имела место вполне логичная смена национальной самоидентификации на русскую.

Однако в данном случае статистика — штука довольно лукавая. Во-первых, диаспоры в РФ в принципе лежат вне законодательного поля и нормально посчитать их славных представителей очень тяжело. Во-вторых, границы со Средней Азией и Закавказьем открыты, и никто не знает, сколько у нас в стране мигрантов (а Ставрополье — транзитный регион, через который они движутся в Центральную Россию). В-третьих, по результатам последней переписи слишком уж скромным оказалось число чеченцев: 11 980 (-1 308 человек). Данные выглядят несколько неправдоподобными, а значит и все остальные цифры можно подвергнуть сомнению. Наконец, процессы, о которых идет речь в этой статье, обострились уже 2010-е.

Новое переселение народов

Первым полпредом СКФО стал экс-губернатор Красноярского края Александр Хлопонин. Именно с его именем многие связывают политику целенаправленного заселения Ставрополья кавказцами, выдавливающими коренное русское население дальше на север. При Хлопонине в Пятигорске был создан Межрегиональный ресурсный центр, занимающийся трудоустройством горнороссиян за пределами их родных нацреспублик. Были озвучены наполеоновские планы — осчастливить Ставропольский край и другие русские регионы должны были 500 тысяч (!) горских переселенцев. Прежде всего речь шла о субъектах ЮФО, но в качестве потенциального пристанища для кавказцев Хлопонин называл и Сибирь (например, Красноярский край). На Ставрополье эту прекрасную инициативу много обсуждали в соцсетях и на форумах, но процитировать эти дискуссии не получится — там нецензурно.

В апреле 2011 года тиражом в тысячу экземпляров вышел доклад «Кавказ-2011: русский взгляд». В числе его авторов — такие видные деятели национального движения, как Константин Крылов и Валерий Соловей. Одна из ключевых тем — изменение демографической карты южных регионов:

«Рождаемость русских Ставрополья ниже, чем в среднем в РФ. С 1970 по 2003 год коэффициент рождаемости у русских в Ставрополье упал в 4,5 раза. Смертность за тот же период выросла в 1,5 раза. Сейчас смертность русского населения превышает рождаемость в 3 раза. Доля русских в естественном приросте населения Ставрополья в 1969 г. составляла 77%, в 1989 — 44%, в 1991 — 7%. Высокая доля северокавказских народов в приросте населения объясняется, в том числе, низкими показателями смертности, так как из северокавказских республик переселяются в основном молодые представители этих народов».

Еще одно орудие кавказской ассимиляции — многочисленные смешанные браки. Дети в семьях, где жена — русская, а муж — представитель солнечного юга, почти никогда не чувствуют этнической идентификации своей матери, носят нерусские имена, растут в чисто кавказской культуре.

Хорошо известно, что в национальных республиках СКФО высокая рождаемость и большая безработица. Вдобавок традиционная местная клановость и коррупция приводят к тому, что человеку, не имеющему авторитетных родственников, трудоустроиться практически невозможно. Из-за этого местные власти активно (в том числе и рублем) поддерживают переселенцев в другие регионы:

«Наплыв в города Ставропольского и Краснодарского края жителей северокавказских и закавказских республик, их укрепление в социуме происходит при поддержке диаспор и властных структур соседних республик, которые стремятся добиться политико-правовых преимуществ, занимаются скупкой недвижимости, притеснением и последующим вытеснением русских и казачества из сфер экономической и социально-политической жизни.

Значительная часть мигрантов направляется не просто в хорошо освоенные районы, но именно в те, где можно, не прилагая особых трудовых усилий, извлекать доходы и сверхдоходы в форме ренты от эксплуатации природных ресурсов.

Наибольшее миграционное давление ощущает на себе Ставрополье. Фактически Ставропольский край стал резервной зоной республик Северного Кавказа. Будучи сам дотационным, он является энергетическим и финансовым донором для своих соседей. Усугубляется эта ситуация ещё и тем, что Ставропольский край включён Правительством РФ в состав Северо-Кавказского федерального округа, что очевидно наследует советской практике формирования национальных субъектов сдавать им „в прокорм“ русские территории, с которых русское население впоследствии вытеснялось. В качестве примеров можно привести северные районы Чечни или Северный Казахстан».

Авторы доклада отмечают, что из 180 тысяч студентов Ставрополья более 50 тысяч — выходцы с Кавказа, что заметно сказывается на качестве местного образования (легендарные 100-балльные ЕГЭ по русскому языку никто не отменял).

Русских постепенно выдавливают из региона. Наши соотечественники покидают пограничные Кавказа в поисках более безопасных мест. Кое-где славяне или исчезли полностью, или превратились в меньшинство.

Реальные границы кавказских «государств в государстве» сместились намного севернее официальных. Например, даже выехав с территории Дагестана и попав в Ставропольский край, на молельные комнаты на каждой заправке будешь натыкаться еще километров 100.

Карта Северо-Кавказского федерального округа, куда входит Ставропольский край

«В течение последних лет самый высокий коэффициент миграционного прироста имели армяне, а также чеченцы и ногайцы. Это касается, прежде всего, приграничных с Чеченской Республикой и Республикой Дагестан районов. Наиболее явно процесс идёт в Курском, Нефтекумском, Левокумском, Степновском, Туркменском районах, где заметно уменьшается доля русского населения и увеличивается доля чеченцев, даргинцев, ногайцев. Пополнение армянских диаспор отмечается, прежде всего, в городах Кавказских Минеральных Вод, в Предгорном, Георгиевском и Шпаковском районах. Имеет место также карачаевизация отдельных районов в результате концентрации карачаевцев.

В районе Кавказских Минеральных Вод идёт „скрытое противостояние“ с армянскими и карачаевскими этногруппировками, активно вытесняющими славянское население из экономической сферы, а в ряде случаев и территориально. Есть определённое напряжение и в отношениях с ногайцами. Но в последнее время возникло резкое противостояние с чеченскими и дагестанскими бизнес- и криминальными структурами, пытающимися взять под контроль этот регион», — говорится в докладе.

Авторы масштабного исследования «Гроздья гнева. Рейтинг межэтнической напряженности в регионах России» отмечают, что кавказцев привлекает развитая (по меркам СКФО) экономическая и социальная инфраструктура, обширные земельные угодья, наличие университетов и другие факторы. В результате многим переселенцам становится тесно.

«В большинстве зафиксированных за исследуемый период случаев участниками (и инициаторами) конфликтных ситуаций являются выходцы с Кавказа — чеченцы, дагестанцы, ингуши, армяне, причем конфликты происходят как между представителями этих народов, так и с участием местного русского населения».

Напряженность ощущается как в городах, так и в деревне. На переднем крае многонациональной экспансии оказались Ставрополь, Кисловодск, Пятигорск, Железноводск, Ессентуки, Минеральные Воды. По приезде горцы получают серьезные льготы. В 2010 году специально для чеченцев чиновники выделили 60 гектаров под застройку в Пятигорске и 50 — в Кисловодске.

Многочисленные кавказские овцефермы (кашары) появлялись в регионе еще в советское время. Сейчас они де-факто находятся вне российского правового поля. По словам местных жителей, на них есть и нелегальное оружие, и люди, которых держат в рабстве. В поселках и станицах как грибы растут роскошные особняки самопровозглашенных хозяев региона. А на воротах русских домов все чаще появляется табличка «Продается». Хотя найти покупателей трудно — свои не покупают, горцы, помня Чечню 90-х, явно рассчитывают, что скоро получат все бесплатно.

Причина русского исхода — не только насилие, но и банальная нехватка работы. У народов-академиков проблем с трудоустройством нет — кто-то достаточно богат, чтобы позволить себе не работать, кто-то занят в традиционных бизнесах диаспоры (таких как разведение и забой скота или производство и распространение паленого алкоголя). Никакого официального оформления при этом, естественно, нет, налоги и счета за ЖКХ платить тоже не принято. Местные чиновники за взятки закрывают глаза на рейдерство, самозахваты земли и другие чудеса многонациональной экономики.

Помимо дворцов активно строятся мечети, причем даже в небольших поселениях. Сооружают их обычно без разрешения, под видом жилых домов. Затем правда, обнаруживается, что дома какие-то странные — без межэтажных перекрытий, зато с минаретами. Что творится за стенами этих храмов — не всегда знают даже в местном духовном управлении мусульман.

Все это вызывает у русских законное возмущение. 9 июня 2014 года на митинг против возведения мечети вышли около 600 жителей села Винсады. Под требованием прекратить мультикультурную стройку подписались 3,5 тысячи человек. Авторы петиции подчеркивали, что мусульман в Винсадах всего 3%.

А в 2013 году жителям Ставрополя удалось отстоять участок на проспекте Кулакова. Поняв, что многочисленные постановления суда, признающие мечеть незаконной, на служителей Аллаха не действуют, неравнодушные русские люди взяли дело в свои руки и закопали на стройплощадке мертвую свинью. На могилке установили крест с фотографией животного. Это, кстати, европейский опыт в действии — так уже поступали активисты в испанской Севилье.

В Пятигорске незаконно построенную мечеть сохранили, разобрав только минарет. В остальном здании разместился «культурный центр». Впрочем, молельная комната там все равно имеется. Одновременно с этим власти сделали — что? Правильно, выделили 2,5 гектара в пригороде Пятигорска под строительство новой мечети. Чтобы оставшиеся без минарета мусульмане не обижались.

Еще одна захватывающая история произошла в Кисловодске. Местный имам Курманали Байчоров захотел переделать молельный дом в мечеть, пристроив к нему два минарета. Однако в конце 2013 года дорожная полиция фашистски остановила имама за нарушение фашистских правил дорожного движения. Он оказал полицейским сопротивление, после чего был ксенофобски досмотрен. В результате проплаченная лично Обамой пятая колонна из ГИБДД обнаружила у Байчорова наркотики. Начался эпический судебный процесс — имама защищали одновременно двенадцать (!) адвокатов. По свидетельству очевидцев, для друзей этнического антифашиста в зал заседаний приходилось заносить дополнительные стулья. В числе защитников Байчорова был Алауди Мусаев, отец другого легендарного адвоката — Мурада Мусаева.

Несмотря на все усилия мультикультурных юристов судья признал имама виновным в незаконном обороте наркотиков и приговорил его к 3,5 годам тюрьмы и штрафу в 50 тысяч рублей. Однако в феврале этого года многонациональность восторжествовала: суд отменил гитлеровский приговор и отпустил Байчорова под подписку о невыезде — до нового разбирательства. Имам еще до пересмотра дела перешел в наступление на русских фашистов и одержал первую победу — суд обязал ВГТРК «Ставрополье» опровергнуть заявление о том, что Байчоров не только хранил наркотики, но и употреблял их (в машине Аллах не видит!).

Местные русские активисты борются за возвращение в состав Ставрополья Шелковского и Надтеречного районов. В свое время коммунисты подарили эти территории ЧИАССР, с понятными последствиями для русского населения. Идея вернуть исконные казачьи земли начала звучать еще в конце 80-х годов. Дальше были попытки создать на территориях кавказских нацреспублик разного рода русские автономии, но все они закончились безуспешно.

Антифашистские убийства и экстремистские лайки

Новости со Ставрополья напоминают сводки с фронта.

11 марта 2016 года в Кисловодске был арестован 19-летний Артем Акопян, до смерти забивший камнями 14-летнюю беженку с Донбасса. За несколько дней до этого, сразу после расправы, он сам разместил в Интернете пост с признанием. Этот потрясающий текст надо включить во все учебники социологии, психиатрии и криминалистики:

«Зайка, любимая моя! Прости меня, если сможешь. Я не хотел этого, ты сама виновата. Не надо было себя так вести, Сашуля. Не стоило играть чувствами, не надо было выводить, не надо было забивать, когда было плохо. Зачем было делать больно постоянно.

Не я такой, жизнь такая. В ее смерти есть доля вины каждого, кто настраивал ее против меня! Не надо было этого».

Артем Акопян, забивший камнями 14-летнюю беженку с Донбасса

Чистейший, эталонный образец мышления советского дикаря. Тут есть все — и обязательное обвинение жертвы, и отрицание личной ответственности за случившееся, и судорожные попытки вызвать жалость к себе любимому. В той же записи Акопян заявил, что планирует совершить самоубийство, но это была попытка сбить полицию со следа — поймали его вполне живым и здоровым.

Еще один момент, совершенно в стиле РФ: на момент убийства наш герой вообще не должен был находиться на свободе — за несколько предыдущих месяцев он попался на грабеже, угоне машины и хранении наркотиков, но всякий раз отделывался легким испугом. Еще он проходил по делу о жестоком убийстве, совершенном его старшим братом, но вскоре из соучастника превратился в свидетеля.

Прошлым летом в том же Кисловодске подрались 15 человек. Один из участников применил огнестрельное оружие. Неизвестно, кто там дрался (наверняка туляки с нижегородцами), но губернатор края Владимир Владимиров «в связи с инцидентом поручил провести заседание краевого совета по вопросам межэтнических отношений». (Цитата с его официального сайта).

В конце января 2015 года настоящее побоище произошло в Минеральных Водах. 24-летний спецназовец Дмитрий Сидоренко сидел в кафе «Опера», ожидая своих друзей. В этот момент к нему подкатила компания нетрезвых армян, которым не понравился славянский оберег «Ратибор» на шее бойца. Словесная перепалка переместилась на улицу, где перешла в жестокое избиение. В этот момент подъехали товарищи Дмитрия, что коренным образом изменило расстановку сил. Однако этнические антифашисты вызвонили подкрепление, и через считанные минуты на поле боя появились три десятка их соплеменников. Как говорят свидетели трагедии, Сидоренко не просто убивали, а долго и целенаправленно резали — крики были слышны во всех соседних домах. В конце концов евразийские братушки добили русского парня профессиональным ударом ножа в сердце и спокойно разъехались. Прибывшая на место полиция задержала… избитых друзей Сидоренко.

Вскоре после расправы в районе рынка «Руслан» прошел народный сход. Власти активно пытались ему помешать — посвященные мероприятию страницы Вконтакте блокировал Роскомнадзор, активистам поступали звонки с угрозами… Тем не менее сказать свое «нет» этническому беспределу вышли около 200 человек. Возмущенным русским горожанам удалось примерно на четверть часа перекрыть федеральную трассу «Кавказ». В ответ полицейские жестко винтили собравшихся. Некоторых участников митинга потом отправили под административный арест.

Кроме того, к штрафу в 20 тысяч рублей был приговорен московский активист Александр Амелин, которого признали виновным в том, что он организовал сход в Минеральных Водах… находясь при этом в российской столице. Отдельный привет тем, кто полагал, что ужесточение антимитингового законодательства ударит исключительно по «либерастам».

За репост записи о сходе на сутки арестовали общественного активиста Оксану Борисову (она же Оксана Вёльва). Она выросла на Ставрополье, но к тому моменту уже несколько лет училась в Санкт-Петербурге. Ее забрали в отделение прямо с экзамена. Ради борьбы с «экстремистским шэром» за наши с вами налоги из Ставропольского края в Северную столицу (то есть за тысячу километров) направили шестерых (!) следователей с 64-страничным делом.

22-летняя Оксана — по-настоящему отважная девушка. В то время как циничные «видевшие жизнь» любители шуток в духе «на кухню!» молчат, Вёльва открыто говорит о проблемах, которые в РФ принято замалчивать. Она продолжает бороться, несмотря на то, что власть, диаспоры и сочувствующие ведут по ней огонь из всех орудий.

Ей угрожали, ее арестовывали, допрашивали, на нее нападали, ее ЖЖ блокировали, руководству вуза, где она учится, настоятельно рекомендовали устроить ей проблемы со сдачей сессии. Безумная путинопедия «Руксперт» включала Вёльву в перечень «антироссийских блогеров». Сейчас список с сайта удален — видимо, админы «Руксперта» попытались занести в него все 120 миллионов русских, и в результате у них полетел сервер.

Видео с канала Оксаны Вёльвы

Сейчас против Оксаны открыто очередное дело, на этот раз в рамках гражданского иска. Все началось… снова с репоста. Знакомый Вёльвы, активист Андрей Дудинов, опубликовал запись о сотрудниках полиции Ставрополья, в которой назвал их «бандерлогами в погонах», а местного майора полиции Юрия Акалелова, ЦПЭшника, описал как «самого неумного в отделе». Последний сходил к психиатру и получил справку о том, что после прочтения поста и комментариев к нему у майора… «появилась плаксивость, нарушения сна, аппетита, расстройство адаптации» и прочие недуги. С этой бумажкой Акалелов отправился в суд.

Оксана сделала репост записи о процессе и задалась вполне логичным вопросом — как человек, переживающий такие чудовищные страдания, вообще может исполнять свои обязанности по борьбе с экстремизмом? После этого плаксивый страж порядка подал иск и против Вёльвы, потребовав миллион (!) рублей за свою поруганную честь.

Рассказывает сама Оксана:

«Дело проходит без моего участия, так как суд идет на Ставрополье, а живу я и учусь в Санкт-Петербурге на очном отделении. Мое ходатайство о переносе дела отклонили, якобы моя учеба в Петербурге не является основанием для переноса дела. Судят меня за цитату слов другого человека, который, по мнению Акалелова, его оскорбил, а моя вина, по его мнению — в том, что этот комментарий размещен на моей странице.

На прошлом судебном заседании 20 апреля присутствовала в качестве слушателя моя мама, Акалелов лично с ней делился планами своих сослуживцев сотрудников МВД о том, что как только они выиграют это дело, то сразу же заведут другое — чтобы ужесточить наказание. К сожалению, сотрудники, которые занимаются этим делом, используют свои служебные полномочия не на благо закона, а для сведения личных счетов».

28 апреля 2016 года троим участникам расправы над Сидоренко вынесли приговор. Непосредственный убийца — 25-летний Михаил Григорян — получил 8 лет и 2 месяца заключения, еще двое бандитов — Александр Мартиросян и Сергей Мовсесян — наказаны годом лишения свободы и годом исправительных работ соответственно.

Убийства, совершаемые толпой, стали своего рода визитной карточкой минераловодского армянского землячества. 20 сентября 2014 года после ссоры некто Андраник Цаканян разбил бутылкой голову русскому парню Роману Савченко. Друг пострадавшего — 22-летний петербуржец Андрей Ларионов — отвез своего товарища в больницу. Вскоре туда наведался настоящий карательный отряд из примерно сорока (!) дружбанародников. Ларионова били руками, ногами и даже скамейкой — прямо под камерами видеонаблюдения и на глазах у так и не вызвавшего полицию охранника. После этого высокодуховные евразийцы спокойно покинули медучреждение. Спасти Ларионова врачам не удалось — спустя неделю он скончался. Словно желая еще раз вытереть об русских ноги, власти наказали четверых участников налета… штрафами по 500 рублей за «мелкое хулиганство».

Гнев выплеснулся на улицы, как только запись с камер в больнице попала в Интернет. По городу прокатилась целая череда народных сходов, на крупнейший из которых вышла тысяча человек (что для маленьких Минвод примерно как 150-тысячный митинг в Москве). Произошедшее здорово напугало местные власти. Еще до начала акции полиция задержала десятки ее потенциальных участников. На улицах появились автозаки и шеренги «космонавтов» со щитами. «Почему танки не пригнали?» — кричали ОМОНовцам протестующие, среди которых было много женщин с детьми и стариков. События тех дней оставляют логичный вопрос — где же вся эта государственно-полицейская мощь была, когда русского парня били толпой сорок на одного?

Сразу после этого краевые власти отправили в отставку главу Минвод Константина Гамаюнова и еще целый ряд местных чиновников. А самое главное — полиция, наконец, начала арестовывать участников убийства в больнице. Этот случай показывает, что протест под русскими национальными лозунгами — намного эффективней абстрактных требований в стиле «за все хорошее, против всего плохого». Тысяча разгневанных русских сумела снять мэра небольшого города и добиться уголовного преследования банды убийц. Представьте, чего могут сделать 10 тысяч? 100 тысяч? Миллион?

Еще одна потрясающая деталь дела — среди тех, кто убивал Ларионова, были сотрудники ЧОП «Ермак», возглавляемого Евгением Смирновым, другом депутата краевой думы от «Единой России» Айдына Ширинова. По данным местных активистов, это частное охранное предприятие по сути стало личной армией единоросса, которую он много лет использовал в рейдерских захватах и давлении на политических конкурентов. И если Смирнов сейчас находится под следствием, то Ширинов по-прежнему заседает в региональном парламенте. Из ЖЖ Оксаны Вёльвы:

«Биография Айдына — типичная биография преступника, который попал во власть. Он был исключён из школы № 103 за тягу к чужим вещам. Позже он купил липовый аттестат, а ещё позже был исключен из Пятигорского политехнического института из-за неуспеваемости. Также этот персонаж отбывал срок по решению Минераловодского районного суда (ч. 2 ст. 144 УК РСФСР), приговорили к 1 году и 7 месяцам.

В одном из интервью Айдын заявил: «Мыслить надо позитивно! Не считать чужие деньги, а стараться самому их зарабатывать!». Вот так вот, зарабатывать «чужие деньги» со слов самого Айдына, подсознание не обманешь.

Мать Айдына — Фатима Мустафаевна Ширинова является учредителем кампании «КМВ-АРГО».

Так же Айдын Ширинов решил завести себе крепостных рабов в селе Розовка (рядом с г. Минеральные Воды). Все началось после того, как Айдын Ширинов, почувствовав себя неуязвимым и непобедимым начал совершать рейдерские захваты на различные предприятия, через нанятых им киллеров и тех, кто терроризировал семьи владельцев, позже, переписывал предприятие на себя или своих родственников. Так, в 2006 году после убийства директора Зеленокумского завода по производству кирпича ЗАО «Цигель» И.Ю. Колосова завод моментально перешел под владение Ширинова, а убийц директора предприятия так и не нашли, подозрительно, правда?

Айдын Ширинов, бизнесмен и депутат краевой думы от «Единой России»

После устранения Колосова Ширинов начал активно захватывать чужие предприятия и земли, для этого использовались различные способы — шантаж, запугивание, попытки убийства, поддельные подписи и т.д., видимо, для Айдына фраза «для достижения цели все средства хороши» является ведущей.

Одним из самых его циничных и жестоких захватов был захват земельных участков в селе Розовка в 2008 году. Крестьяне, тогда заявили о своем желании выйти со своими земельными паями из шириновского «КМВ-Агро», чтобы передать землю другим арендаторам, так как семейство Ширинова платило им ничтожные копейки, но уголовнику Ширинову данные возмущения не понравились, и он по старой привычке начал пускать в ход угрозы и попытки физической расправы над семьями тех, кто был против, а таких семей было ни много ни мало — 75 семей. На данный момент тех, кто готов бороться и сопротивляться, чтобы добиться справедливости осталось 25, других просто-напросто запугали и лишили работы.

Айдын Ширинов друг директора ЧОП «Ермак», чьи сотрудники участвовали в убийстве Ларионова в больнице. Аналогичный случай был и в 2007 году, однако, тогда это было перед выборами. В Минеральные Воды приезжал депутат от «Справедливой России» Дмитрий Кузьмин, во время его выступления в зал ворвалось несколько десятков то ли армян, то ли кавказцев и с криками «Аллаху Акбар» начали закидывать сцену яйцами. Было фактически доказано, что это Айдын Ширинов натравил на «конкурента» своих «джигитов», однако, полиция это дело быстро замяла».

Друзья и соратники Ширинова — сотрудник уголовного розыска Владимир Медведецкий, вышеупомянутый Константин Гамаюнов, и родственник и помощник последнего — Аркадий Георгиади (впрочем, в 2008 году он был убит). Можно заметить, что часть фамилий тут вполне себе русские, но именно для таких персонажей мы недавно предлагали ввести термин «политический дагестанец».

В январе того же 2014 года на трассе «Кавказ» и в станицах Зольская и Марьинская были убиты сразу шестеро водителей. Всех их буквально изрешетили из пистолетов и автоматов. Кого-то застрелили через лобовое стекло, кого-то перед смертью заставили встать на колени. Один из мужчин попытался бежать, но безуспешно. Возле машин с трупами силовики обнаружили 4 взрывных устройства. Одно из них сработало, не причинив никому вреда, остальные удалось обезвредить. Было возбуждено дело по статьям «Убийство», «Хранение оружия» и «Покушение на жизнь полицейских». В розыск объявили нескольких членов бандформирования «Объединенный вилаят Кабарды, Балкарии и Карачая». Их же подозревали в убийстве охотника несколькими месяцами ранее. В итоге часть группировки уничтожили летом того же года в ходе спецоперации в Нальчике.

Горячим выдался и погромный 2013 год.

В феврале у входа в один из ночных клубов Ставрополя ингуши тяжело ранили ножом казака Максима Спасибова. Его «вина» заключалась в том, что горнороссияне перепутали его с другим человеком, на которого сильно обиделись. После происшествия в городе состоялся митинг, на котором полиция задержала 50 человек.

Максим Спасибов, на которого с ножом напали ингуши в феврале 2013 г.

Только в начале апреля в крае произошли три массовых драки за неделю. В сентябре — новый рекорд — три масштабных мордобоя за двое суток в одних только Минводах. В конфликтах неизбежно светились тожероссияне — иногда они дрались с русскими, иногда — друг с другом. Практически всегда на этих разборках применялось травматическое, а иногда и боевое оружие.

Месяц спустя полиция задержала 17 участников народного схода, который жители Ставрополя устроили в поддержку русских Бирюлево.

Трагикомичный случай произошел в станице Рождественская. Там 27-летний аварец Магомедшапи Гаджиев изнасиловал реестрового казака. После преступления товарищи потерпевшего организовали народный сход, на котором пожаловались властям, что семья горнороссиянина обложила казаков данью (!). Еще раз: вроде как наследники древнего воинского сословия, не щадя живота своего воюют с неправильным использованием георгиевской ленточки, блэк-металом и богохульными выставками, и вдруг мало того что изнасиловали, так еще и данью обложили.

На рубеже 2012–2013 годов целую серию народных сходов под лозунгом «Ставрополье — не Кавказ!» вызвало убийство Николая Науменко, курсанта летного училища. Преступление произошло в Невинномысске, убийцы — двоюродные братья Вихсан и Магомед Акаевы. Акции протеста оборачивались массовыми задержаниями. Только 26 января 2013 года полиция схватила 141 человека. Оксану Вёльву, которой вменяли всего лишь административное правонарушение, задерживали 8 оперативников на трех машинах.

Пикеты в поддержку русских людей Невинномысска прошли в Москве, Екатеринбурге, Краснодаре, Красноярске, Санкт-Петербурге и Мурманске. Позже Магомеда Акаева посадили на 4,5 года. Вихсан Акаев, который нанес Науменко не менее пяти смертельных ударов ножом, скрылся в Чечне, а затем вроде как бежал за рубеж.

А вот как весной 2013 года в беседе с корреспондентом «МК» описал ситуацию в крае один из местных жителей:

«Тут такое творится! Уезжают очень многие. Чеченцы облюбовали Кавминводы, особенно Кисловодск, в Ставрополь едут дагестанцы. Ведут себя очень нагло, развязно. Постоянно драки происходят. Гаишники машины с чеченскими и дагестанскими номерами не останавливают — боятся. Знают, что разговор будет короткий: сунут дуло „калашникова“ в лицо и уедут. В республиках много оружия на руках — автоматы, пистолеты, гранаты.

Из республик приезжают, убивают, насилуют — и обратно к себе. Там, по сути, российской власти нет. Вот поставили за Кисловодском пост ДПС на границе с Карачаево-Черкесией. В половине одиннадцатого вечера подъезжает машина, и в упор двоих гаишников расстреляли. И обратно к себе уехали. Никого не нашли. Денег у приезжих очень много, скупают дома, землю. Вот и уезжают люди. Не верят в будущее».

На фоне трэша и угара 2013-го особенно празднично прозвучало заявление полпреда Хлопонина на встрече с депутатами краевой думы. Он сказал, что Ставрополье должно выработать информационную политику по позиционированию себя в России: «Посмотрите на Чечню — один сплошной позитив по всем федеральным каналам, хотя все мы знаем, что все там не так безоблачно. Ставрополью надо было рассказывать о фестивале малых городов и молодежных форумах». И это пока русские прорывают милицейские кордоны, вставшие на защиту этнических мафий. Фестиваль малых городов, ага.

Еще один острый конфликт произошел в Зеленокумске в ночь с 26 на 27 ноября 2010 года. Группа выходцев из Чечни с корочками силовых структур попыталась изнасиловать 15-летнюю русскую девушку. Казаки (в этот раз проявившие себя с лучшей стороны) решили по-мужски поговорить с горячими южными парнями. С обеих сторон в столкновении участвовали около ста человек. Приехавший на место ОМОН… выстроился между противоборствующими группами, причем встал спиной к чеченцам и лицом к казакам, ясно показав, кого считает главной угрозой. Сразу после этого горнороссияне открыли огонь по русским из-за спин полиции. В ход пошло травматическое и охотничье оружие. В итоге пострадали семеро казаков, четверо из них попали в больницу с тяжелыми ранениями (у одного раздроблено колено, другой получил пулю в печень). С черепно-мозговой травмой был госпитализирован один чеченец (его горячую голову остудили точным броском кирпича). Милиция арестовала троих стрелков, но двоих из них почти сразу отпустила.

После этой истории казачьи атаманы написали открытое письмо жителям и властям СКФО:

«Еще не успели высохнуть слезы на глазах близких после гибели кизлярского атамана Петра Стаценко — бандиты расстреляли его возле собственного дома. Еще не забыла свой страх та девочка-казачка из Пятигорска, которую пару месяцев назад казаки силой отбили у бандитов. Еще не успели восстановить разрушенный храм станицы Рождественской в Ингушетии, как его купол снова расстреляли.

А может ли кто-то назвать хоть один случай, когда казак или русский пытались силой взять чеченскую девушку? Или, может быть, кто-то из православных расстрелял мечеть? Никто не обвинит в этом казаков, потому что таких примеров нет!

Так чего же ждет наша власть? Мы живем в правовом государстве и не хотим нарушать закон. Но, чтобы мы могли спокойно ходить по своей земле и не бояться за жизнь близких, власть должна обеспечить нам мир и порядок. Казаки не могут противопоставить свои кинжалы и шашки огнестрельному оружию!»

Авторы доклада «Кавказ-2011: русский взгляд» отмечают, что местный Лицензионно-разрешительный отдел МВД перестал выдавать лицензии на оружие состоящим в казачестве. В то же время у граждан дотационной национальности с этим никаких проблем не возникает.

«…город патрулировали чеченские иномарки без номеров, регулярны были избиения прохожих, вызывающее поведение, провокации, затаскивание девушек в машины и изнасилования. Чеченцев не задерживали даже в самых вопиющих случаях.

Одновременно с пассивной позицией МВД активную антирусскую позицию продемонстрировали как чеченские правозащитники, так и руководство края. В частности, с повторяющими друг друга заявлениями выступили как уполномоченный по правам человека в Чеченской Республике Нурди Нухажиев, так и заместитель председателя правительства края, курирующий направление безопасности, Сергей Ушаков. Оба заявили о криминальной подоплёке конфликта и недопустимости освещения его как межнационального».

В том же 2010 году произошел не такой дикий, но тоже показательный случай. Многочисленная группа чеченских трудящихся устроила дебош в одном из ресторанов Пятигорска. На место прибыли сотрудники правопорядка и сделали не в меру горячим парням замечание… На следующий день главу городской милиции уволили за разжигание межнациональной розни. Его преемник понял намек правильно и предпочел закрыть глаза на свирепствующую в городе дружбу народов.

Наконец, многие в крае помнят погромы 2007 года. Тогда в ночь со 2 на 3 июня у входа в Ставропольскую медицинскую академию были найдены тела двух студентов — 19-летнего Виктора Чадина и 21-летнего Павла Блохина. Обоим отрезали головы. Сразу пошли слухи, что зверская расправа стала местью за с��ерть чеченца Гилани Атаева, погибшего в массовой драке несколькими днями ранее. Версия появилась не просто так — после убийства кавказца неизвестные рассылали русским активистам SMS-сообщения, в которых обещали за убитого чеченца зарезать 20 русских.

Студенты Виктор Чадин (слева) и Павел Блохин (справа), зверски убитые чеченцами в 2007 г.

Расправа над Чадиным и Атаевым вызвала волну гнева. Митинг, посвященный 230-летию со дня рождения Алексея Ермолова, сам собой превратился в акцию протеста. Одним из требований стало прекращение бюджетного финансирования кавказских культурных центров.

5 июня, после похорон погибших, на центральной площади состоялся народный сход, собравший около тысячи человек. Информация о нем распространялась через Интернет и расклеенные по городу листовки. Толпа несла флаги России, плакаты «Чеченцы в Чечню» и скандировала «В атаку!», перекрикивая вышедших к митингующим чиновников — мэра Ставрополя и и. о. губернатора.

Затем часть собравшихся двинулась в сторону автовокзала и центрального парка. По пути протестующие повредили несколько автомобилей, в которых увидели горнороссиян, разбили стекла в принадлежащем кавказцам летнем кафе и еще в нескольких зданиях. ОМОН задержал 51 человека.

Местные власти привычно заявили об отсутствии национальной подоплеки в конфликте… и одновременно завели дело по 282-й статье против одного из участников погрома.

Другого демонстранта, 20-летнего Андрея Кейлина, попытались обвинить… в убийстве Чадина и Блохина (то есть, по мнению чиновников, он вначале жестоко расправился с русскими студентами, а потом вышел этим возмущаться). Однако 15 судебно-криминалистических и специальных медицинских экспертиз показали полную непричастность Кейлина к преступлению. В итоге его оправдали и отпустили из СИЗО, где он провел 3 месяца.

Завершить разговор о многонациональных художествах лучше всего статистикой. Снова доклад «Кавказ-2011: русский взгляд»:

«Более 70% преступлений, в том числе кражи и грабежи, в столице Северо-Кавказского федерального округа городе Пятигорске, согласно данным городского ОВД, совершаются приезжими из северокавказских республик. По словам главы ОВД Пятигорска Савелия Айрапиди, ситуацию усугубляет большое количество студентов из республик СКФО, обучающихся в городе.

Милиция Ставропольского края обеспокоена ростом количества преступлений, совершенных приезжими из республик Северного Кавказа. Начальник ГУВД Ставропольского края Александр Горовой отметил, что если в 2008 году 24% изнасилований были совершены представителями республик Северного Кавказа, то в 2010 году эта цифра достигла 30%. По разбоям этот показатель вырос с 16% до 23%, по хулиганству — с 12% до 26%, а по мошенничеству рост составил с 11% до 19% в 2010 году».

Взрывной темперамент

Проблема терроризма тоже никуда не делась. 11 апреля 2016 года трое смертников атаковали Новоселицкое отделение внутренних дел. Двоих боевиков застрелили полицейские, один подорвался. Больше никто не пострадал. Вскоре были установлены и личности террористов — преступников звали Заур Акаев, Рамазан Хайбулаев и Исай Абдулатипов. Федеральные СМИ называли их «местными жителями». Все трое представителей банды неудачников были ранее судимы, в том числе один из них — за убийство.

На месте взрыва смертника в селе Новоселицкое Ставропольского края

Пятью днями позже у села Серноводское полицейские попытались остановить подозрительную «Ладу Приору». В ответ из машины открыли огонь из «Калашникова» и «Макарова». Боевиков застрелили ответным огнем, никто из силовиков и мирных жителей не пострадал. По данным следствия, убитые Астемир Бесленеев и Рашид Устарханов могли быть причастны к недавней атаке на ОВД. Кроме того, возможным сообщником террористов называли молодого имама из Новоселицкого района. Еще в конце февраля у него обнаружили 100 грамм взрывчатки.

Конечно, в этот раз все кончилось хорошо, но сам факт того, что на Ставрополье есть люди, готовые нести в массы слово Аллаха при помощи тротила и болтов — не может не внушать тревоги. Тем более что многие из них — не заезжие гастролеры, а те самые «местные жители», хорошо знающие регион. В следующий раз полицейские могут и промахнуться.

В прошлом году ставропольское бандподполье присягнуло на верность «Исламскому государству» (организация очень сильно запрещена в России). В регионе активничают вербовщики террористов. В октябре 2015 года 7 лет строгого режима получил гражданин Таджикистана, который по переписке убеждал жительницу края заключить брак по шариату и уехать в Сирию. Правда, девушка его притязаний не оценила, и когда исламист собрался приехать в регион для личной встречи, сообщила обо всем полиции. Героя-любовника задержали.

Колониальная администрация

К каким последствиям может привести исход русских со Ставрополья — в общем, понятно. Несмотря на все проблемы, край — самый экономический развитый регион СКФО. В 2014 году, по данным журнала «Эксперт», из 100 крупнейших компаний округа на Ставрополье приходилось 71 предприятие. По выручке доля краевого бизнеса в Северо-Кавказском Топ-100 еще выше — 82,4%. Причем среди этих компаний есть по-настоящему уникальные производства. Одно из них, «Монокристалл» — мировой лидер на рынке синтетических сапфиров. Его продукция поставляется в 25 стран и используется, в том числе, при изготовлении часов Apple Watch, солнечных батарей и светодиодов. К сожалению, если политика местных властей не изменится, на смену немногим оставшимся в стране высокотехнологичным производствам придут кирпичные заводы с рабами.

Прогнозы самые апокалиптические. В 2013 году по региону ходили слухи о том, что после Олимпиады в Сочи его разделят между Чечней, Краснодарским краем и Ростовской областью. Опасения подогрело интервью известного политического дагестанца Максима Шевченко, который заявил, что: «…полпред должен взять ситуацию с кавказскими Минеральными Водами под свой контроль. Я вообще выступаю за то, чтобы вывести КМВ из подчинения Ставропольского края и передать в федеральное управление, может быть, создать в ОАО „Курорты Северного Кавказа“ специальное подразделение по КМВ». Опасения жителей понятны — от Ставрополья много раз отрезали куски (про подарки Чечне уже говорилось выше, а в 1991 году Карачаево-Черкесская АО в составе региона была преобразована в отдельную ССР, а затем в самостоятельный субъект РФ).

Отнять здравницы у Ставрополья и передать их в ведение «Курортов Северного Кавказа» мечтал и Александр Хлопонин. При этом не стоит думать, что им (да и другими чиновниками) движет какая-то абстрактная любовь к лезгинке и кавказской кухне (по крайней мере, она тут редко бывает первичной). Основные интересы — вполне себе меркантильные.

В 2013 году первым замом главы КСК стал Никита Шашкин — человек с поистине впечатляющей биографией. Тремя годами ранее он, будучи пятикурсником Финансовой академии при Правительстве РФ, женился на дочери Хлопонина Любови, учившейся в том же вузе. Свадьба проходила в Agalarov Golf&Country Club. Праздник собрал множество именитых гостей — на мероприятии спел Джо Кокер, тамадой был Игорь Верник, торжества посетили Михаил Прохоров, ректор Академии Михаил Абдурахманович Эскиндаров и тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков. Он, кстати, пообещал подарить молодоженам квартиру в Москве (кто сказал «коррупция»?).

Никита Шашкин, зять Хлопонина и замглавы Курортов Северного Кавказа

В том же 2010-м Шашкин закончил вуз, уже через 2 года стал замом представителя ВЭБа в США, а еще через несколько месяцев — помощником Хлопонина (кто сказал «блат»?). Кстати, на момент перехода Никиты в «Курорты Северного Кавказа» в руководстве корпорации уже работал его отец — Артем Шашкин (кто сказал «клановость»?). Кроме того, врио гендиректора КСК и председателем совета директоров компании какое-то время трудились Сергей Верещагин и Максим Быстров, до этого несколько лет работавшие с Хлопониным.

Совпадение или нет, но полпред СКФО по итогам 2014 года стал самым богатым членом российского правительства. По официальным данным, за год он заработал 281 миллион рублей (еще 8 миллионов получила его жена). Чиновник вместе с супругой задекларировал 25 земельных участков, дом в Италии площадью более 800 квадратных метров, автомобили Bentley Arnage, Jaguar Daimler и Mercedes-Benz CL 65 AMG, прицеп для перевозки катера и еще много чего интересного. Ничего не скажешь, дружба народов — выгодное дело (крик с антифашистской галерки: «да вы просто завидуете чужому успеху!»).

Конечно, здравницы Ставрополья находятся не в самом лучшем состоянии. Но кто сказал, что им пойдет на пользу передача в ведение одной из главных российских распилочных?

Некоторые надежды русских людей были связаны со сменой полпреда СКФО. 12 мая 2014 года место Хлопонина занял Сергей Меликов, прежде — командующий объединенной группировкой войск на Северном Кавказе. Понятно, что человек с таким бэкграундом без всякого восторга смотрит на любителей сверлить пальцем небо. Но верно и другое: пока Российская Федерация сохраняет свое нынешнее ущербное устройство, ничего принципиально не изменится.

Включение Ставропольского края в СКФО, конечно, полное издевательство — как над русскими, так и над здравым смыслом. Этот шаг отвратителен хотя бы потому, что сторонники многонациональности теперь получили возможность ехидно усмехаться добрым русским людям в лицо: «Ах, вы говорите: „Хватит кормить Кавказ“? А Ставрополье, что, тоже на хлеб и воду пересадить хотите?»

Неплохо было бы для начала перевести край в состав соседнего Южного ФО. Потом — а нужны ли вообще России федеральные округа? Их создание стало одним из первых шагов Путина по укреплению личной власти. Даже в ельцинские времена термин «суперпрезидентская республика» был слишком мягким для описания внутреннего устройства РФ, а ведь дальнейшие реформы только усугубили ситуацию.

При этом фанаты «сильной руки» и беспрерывного «вставания с колен» почему-то предпочитают не обращать внимания на одну простую тенденцию. Веками Россия планомерно продвигалась на юг, раздвигая границы цивилизации и оттесняя коллективную «великую степь» все дальше. Теперь этот процесс обернулся вспять. И именно политика «державника» Путина ускорила русское отступление.

Ситуация, когда одних русских убивают, а другим строго-настрого запрещают даже возмущаться случившимся, называется «бьют и плакать не дают».

Слезы высохнут, ярость останется.