Армения против Азербайджана: война

Неизвестно, как далеко зайдут нынешние волнения в Ереване: останутся ли нынешние демонстрации незначительным эпизодом истории страны или же Армения стоит на пороге потрясений и смуты. Между тем, говоря о положении Армении, нельзя не вспомнить о том, что в Закавказье до сих пор хранится неплотно прикрытая шкатулка Пандоры. Это, конечно, Нагорный Карабах. Непризнанная армянская республика на территории, официально принадлежащей Азербайджану, борьба за которую ведется с ожесточением, достойным Монтекки и Капулетти.

Черный сад

(буквальный перевод слова «Карабах»)

Судя по всему, европейский читатель впервые узнал о существовании Карабаха от Иоганна Шильтбергера. Этот немецкий крестоносец попал в плен в конце XIV века и позднее не своей волей объехал обширные пространства Азии. Шильтбергер дал краткую справку о хозяйстве края и прибавил, что область населяют армяне, платящие дань «язычникам». После этого Карабах долгое время практически не упоминался ни в каких европейских хрониках: судьба региона не была актуальным вопросом. В XVIII веке в Карабахе возникло независимое ханство. С трудом балансируя между Ираном и Турцией, это государство не могло продержаться долго, и просуществовав около полувека, склонилось к союзу с Россией. Власть царя выглядела куда более заманчивой перспективой, чем безнадежная борьба против Персии. С 1805 года ханство было ко всеобщему удовлетворению включено в Российскую Империю вначале как автономия, а вскоре — как обычный российский уезд.

Истоки нынешнего противостояния лежат в событиях времен Гражданской войны. В 1918 году вакуум власти, образовавшийся после распада Российской Империи, быстро заполнили государства, сложившиеся на ее руинах. Армения и Азербайджан немедленно выставили друг другу претензии. Одной из спорных территорий оказался Карабах. Хитросплетения местной истории и политики не позволяли однозначно отнести край к какой-то из новых республик, хотя подавляющее большинство его жителей все же были армянами. В Карабахе возникло отдельное государство, мечтавшее о воссоединении с Арменией, но его территории были заняты азербайджанскими формированиями. Борьба между армянами и азербайджанцами велась с обычным для Гражданской войны уровнем жестокости, города и села переходили из рук в руки, царил неописуемый хаос. В итоге все противоречия разрешила Красная армия: в 1920 году Нагорный Карабах был занят большевиками.

Советская власть оказалась перед лицом очередного территориального спора. Проблема Карабаха вызвала напряженные дебаты между представителями советских Армении и Азербайджана, наркоматом по делам национальностей, увенчавшись решением включить Карабах в состав Азербайджанской республики, но предоставить ему широкую автономию. Киров торжественно провозгласил по этому поводу:

«Самым крупным, самым выпуклым достижением у нас в этой области является то, что, может быть, не совсем полно, но во всяком случае в значительной степени, разрешен так называемый Карабахский вопрос. Этот вопрос мы в конце концов разрешили и, несомненно, сделали совершенно правильное дело. Не подлежит никакому сомнению, что перерешать этот вопрос нам не придется».

В наше время эта реплика звучит почти издевательски. Между тем уже в момент принятия это не выглядело соломоновым решением. В действительности обижены остались и азербайджанцы, и армяне. Армению раздражала передача под юрисдикцию Азербайджана области, населенной преимущественно армянами. Азербайджанские власти со своей стороны резонно полагали, что им в гнездо подкинули кукушонка: Нагорно-Карабахская автономная область управлялась армянами, пользовалась широкими правами и торчала у Азербайджанской республики как бельмо на глазу.

В советский период доля азербайджанцев в населении края постепенно росла. Если в 1923 году они составляли только 6% жителей края, то к концу 80-х годов их число дошло до пятой части населения. Последние данные о довоенном населении края показывают, что в Карабахе проживало около 190 тысяч человек, из которых 77% было армянами, а 21,5% азербайджанцами. Все прочие национальности составляли лишь около 1,5% населения края.

Опять на митинг с улицы зовут, опять стреляют тех, кто не идет…

Советский Союз не всегда мог разрешить межнациональные конфликты, но был в состоянии силой заморозить их. В 1980-е годы контроль центра над периферией резко ослабел, и все подспудные противоречия немедленно полезли наружу.

20 февраля 1988 года Совет народных депутатов НКАО просит власти Армении и Азербайджана, а также Верховный Совет СССР решить вопрос о передаче области из состава Азербайджана Армении. Еще прежде этого проводится сбор подписей под требованием передачи Карабаха Армении. Политбюро вяло ответило требованием к азербайджанским властям разрешить спор «партийными методами». Горбачев отправил в Карабах батальон внутренних войск. С точки зрения Москвы подобные демарши могли взорвать весь СССР. Азербайджанские власти, разумеется, объявили о неприемлемости перекройки административных границ, но никаких решительных мер не принимают. Одновременно в Москву ездят «ходоки» из Карабаха, убеждающие партийных чиновников принять решение в пользу Армении.

Эти тоскливые телодвижения теряющей авторитет бюрократии происходили на фоне буйного роста активности на местах. По некоторым свидетельствам, первые беглецы из Армении, покинувшие республику на всякий случай, появились в Азербайджане еще до февраля 1988-го. Маленький Степанакерт — столица Карабаха — ходил ходуном от митингов. Начались столкновения между армянами и азербайджанцами. Слухи будоражили умы и провоцировали новое насилие. Вчерашние друзья стояли на митингах по разные стороны баррикад, делая вид, что незнакомы друг с другом.

22 февраля произошла катастрофа.

В Агдаме, неподалеку от Степанакерта, прошла азербайджанская акция протеста против передачи края в состав Армении. Митинг окончился тем, что разгоряченная толпа отправилась к Степанакерту, но была остановлена у армянской деревни Аскеран, где наткнулась на милиционеров и местных. Началось столкновение, в ходе которого горцы палили друг в друга из охотничьих ружей. В итоге двое азербайджанцев погибли. 27 февраля заместитель генпрокурора СССР сообщил об инциденте по телевидению. Чиновник совершил ошибку: он назвал фамилии погибших, что сделало очевидной их национальность.

Через несколько часов в небольшом бедном городе Сумгаите, что к северу от Баку, начался армянский погром. Азербайджанцы собрались на площади, как обычно, на митинг. Секретарь местного горкома Муслим-заде пытался урезонить буйствующих, но было уже поздно. Вопли вожаков толпы, сводившиеся к «Смерть армянам!», подействовали куда лучше призывов к здравому смыслу. Толпа вышла из-под контроля.

Банды носились по городу, круша все, что попадалось по дороге, и отыскивали армян. Многие были сильно пьяны. Милиция самоустранилась от подавления беспорядков. Погромщики были вооружены арматурой, топорами, молотками, палками. Людей выволакивали из квартир на расправу: это был конец 80-х годов XX века, и концепция «мой дом — моя крепость» еще не овладела массами: многие двери квартир можно было легко выломать даже ногами. Среди прочих толпа растерзала целиком семью из пяти человек. Трупы обливали бензином и поджигали. Эпицентром погрома стал район перекрестка улиц Дружбы и Мира. Некоторые тела позднее приходилось опознавать по обрывкам одежды, пальцам, остаткам вещей. Жертв могло быть куда больше, но далеко не все азербайджанцы потеряли головы: находились люди, прятавшие соседей-армян у себя. Характерно, что к погромщикам присоединились профессиональные уголовники: пострадавшие позже четко разделяли вандалов и садистов — и банды, выносившие из домов вещи.

Для органов МВД эти события стали полной неожиданностью. С запозданием в город все же были переброшены войска: милиция явно не справлялась. В Сумгаит вошли каспийские морские пехотинцы и части 106-й дивизии ВДВ, тульский десант. Военные застрелили нескольких погромщиков и остановили резню. Погибло несколько десятков армян, уцелевшие начали покидать Сумгаит, да и Азербайджан. Более девяноста погромщиков пошло под суд.

Ошибкой советской администрации стала попытка спустить тему Сумгаитского погрома на тормозах. Желание не привлекать внимания к трагедии обернулось подозрениями в том, что властям есть что скрывать. Сумгаитская катастрофа обросла слухами и теориями заговора. Но события развивались, и попытки замолчать и заболтать происходящее уже не могли дать никакого результата.

Плакат, осуждающий центральную прессу в лице газеты «Правда». Ереван, лето 1988.

Политбюро быстро теряло рычаги управления. Тем временем в Ереване, Степанакерте и Баку обменивались постановлениями и резолюциями, объявлявшими Карабах частью той или иной республики. Параллельно шли армянские погромы в Азербайджане и азербайджанские — в Армении. География насилия непрерывно расширялась, люди привыкали к крови. Сумгаитские события шокировали, но гибель дюжины азербайджанцев в деревне Вартан осталась вовсе не замечена. Население спешно покидало чужие республики. Любопытно, что происходил даже своего рода обмен, когда армянин-беженец перед отъездом продавал свой дом азербайджанскому беглецу из Армении — и наоборот. Томас де Ваал приводит даже трагикомический случай пограничного обмена пациентами психиатрических больниц.

Декабрь 1988 года запомнился крупным землетрясением в районе Спитака в Армении. Почти двадцать пять тысяч человек погибли. Катастрофа и совместная борьба с ней не изменили отношения двух наций друг к другу. Дошло до дикой истории, когда азербайджанцы прислали партию лекарств в Армению, но армяне решили, что их хотят отравить.

В январе 1990 года в Баку произошел новый крупный армянский погром. На сей раз от рук толпы погибли несколько русских и представители других национальностей. Сам Азербайджан выходил из-под контроля союзных властей. К тому же в Москве опасались захвата власти антикоммунистическим Народным фронтом Азербайджана. В Баку вошли войска. Баррикады на их пути были снесены танками. Сопротивление подавлялось огнем. За ночь 20 января в городе погибло около ста тридцати человек. Эта кровавая история окончательно подорвала авторитет союзных властей в республике. В Баку началось нечто вроде городской герильи: азербайджанские националисты оказывали войскам сопротивление, погибло почти три десятка солдат и офицеров.

Баку, 1990 год, после армянского погрома

Баку, 1990 год, после армянского погрома

1

2

Prev

Next

Тем временем стороны активно начали создавать свои воинские формирования. Интересно, что процесс сразу пошел разными путями. Азербайджан активно укреплял имеющиеся формирования (милиция, ОМОН), армяне же изначально формировали парамилитарные отряды, не связанные со старыми силовыми структурами. Армяне добывали оружие на складах Советской армии. Здесь было на порядок меньше крови, чем, например, в Чечне, но расхищение оружия все же шло неуклонно. Это была очень разношерстная команда. Политические радикалы, националисты, сельские отряды самообороны. Многие использовали охотничье и даже самодельное оружие. В Азербайджане шли ровно такие же процессы. Азербайджанцы оказались даже активнее в нападениях на патрули и склады. Обе стороны начали закупки вооружения за границей.

106-летняя армянская женщина, 1990 год, село Тех

Юный азербайджанец

1

2

Prev

Next

Бесславное «Кольцо»

Советские части на территории Армении и Азербайджана уже вели боевые действия против местных боевиков. К тому же советские власти предоставили Азербайджану широкие полномочия по наведению порядка в республике, так что местная администрация принялась увеличивать части ОМОНа, к 1991 году доведя численность омоновцев по периметру Карабаха до десяти тысяч бойцов.

Советские военнослужащие в зоне конфликта

Азербайджанским властям удалось убедить МВД и Министерство обороны СССР в необходимости масштабной акции по разоружению армянских формирований в Карабахе и прилегающих районах. К этому моменту уже шли боевые действия между армянскими и азербайджанскими вооруженными отрядами. Операция против армянских военизированных формирований получила название «Кольцо». Она велась совместно советскими войсками и частями азербайджанского ОМОНа. Эта операция проходила в апреле-мае 1991 года. Советские планировщики не учли, что азербайджанские силовики уже действовали самостоятельно в интересах Азербайджана, а не СССР. Азербайджанские власти спланировали депортацию населения из поселков, подвергаемых зачистке. В результате советских военнослужащих азербайджанцы использовали для решения собственных задач, депортируя жителей. Вообще, судя по отчету «Мемориала» по следам этой операции, военные оказались дезориентированы. Часто они относились безразлично к армянско-азербайджанскому выяснению отношений, иногда соучаствовали в выселении жителей, а иногда предотвращали насилие со стороны азербайджанского ОМОНа. Эта акция имела катастрофические последствия для авторитета — и так невеликого — советской власти в Армении. Солдаты Советской армии, выполняющие вспомогательную роль при азербайджанских силовиках — операция стала унижением для советских военных, а армянскую сторону убедила в том, что от Москвы не следует ждать ничего хорошего. «Кольцо» было организовано бестолково, не принесло армии ничего кроме позора и не достигло ни одной из целей, какие могли быть продиктованы из Москвы. Вскоре советские части начали покидать Карабах.

Запах крови

На сером снегу волкам приманка…

С августа 1991 года советские войска практически не вели никакой деятельности в Карабахе. Армяне оформили свои ополченские отряды — добровольцев из Армении и из-за рубежа собрали в единые силы Народно-Карабахской республики. Началась «классическая» война. Советские военные местных национальностей активно участвовали в боевых действиях на стороне своих стран. Нужно отметить, что военное наследство СССР оказалось поделено не поровну. Азербайджан располагал существенно большим количеством воинских частей умирающей армии и техники в них. Однако в кадровом отношении положение армян было куда лучше: низкий престиж военной службы в Азербайджане привел к тому, что Армения и Карабах располагали куда более мощным офицерским корпусом.

Осенью 1991 года армяне выбили азербайджанцев из Мартунинского района Карабаха. Азербайджанские анклавы были блокированы и снабжались только по воздуху. Стороны могли уже не стесняться присутствия советских вооруженных сил и использовали «Грады» и «Рапиры». Степанакерт обстреливался из Шуши, одного из азербайджанских анклавов. Уровень выучки расчетов был ниже всякой критики. Никакой системы в этих обстрелах не просматривалось.

Дорога Степанакерт-Шуши, подбитый армянский танк на пьедестале

Армяне также страдали от недостатка организации и согласованности, но у них имелось понимание, чего они хотят. В феврале 1992 года армянам удалось блокировать поселок Ходжалы на северо-востоке от Степанакерта и в конце месяца взять его. Сопротивление азербайджанского ОМОНа было сломлено. Многие бросившиеся бежать из села жители были убиты, в самом селе прошла жестокая зачистка. Людей, убегавших по колено в снегу, расстреливали как куропаток. Серж Саркисян, один из известнейших армянских командиров той войны, откровенно заявил:

«До Ходжалы азербайджанцы думали, что с нами можно шутки шутить, они думали, что армяне не способны поднять руку на гражданское население. Мы сумели сломать этот стереотип».

Февраль 1992 года, убитые на улицах Ходжалы азербайджанцы

В Ходжалы погибло 485 жителей. Учитывая, что до войны там проживал всего 1661 человек, это крайне жестокая акция, тем более что сопротивление было очень слабым. Характерно, что армяне атаковали при помощи вооружения, захваченного у стоявшего неподалеку мотострелкового полка. Вскоре полк эвакуировали. Вывезя то, что можно было вывезти при помощи вертолетов. Азербайджанцы отомстили, перебив в захваченном селе более 60 армян. Боевые действия в Карабахе очень напоминают в этом аспекте события в Югославии: война оказывалась неотделима от этнических чисток. На бойцов по обе стороны начал действовать предельно банальный и знакомый каждому, кто имел дело с воюющими солдатами, механизм ожесточения. Азербайджанский военный замечал:

«Гуманность сохраняется только до того момента, пока не происходит нечто ужасное. После того как вы увидите, что сделали с вашим другом, гуманность исчезает, и вы хотите только одного — сделать что-нибудь похуже. Так случилось с армянами, то же самое происходило и с нами. Я еще мог себя сдерживать. Мне было за тридцать, я был образован, но вокруг меня были в основном двадцатилетние деревенские мальчишки».

Под этими словами могут, пожалуй, подписаться миллионы солдат по всему миру.

Весной 1992 года армяне продолжили операции против уцелевших азербайджанских анклавов Карабаха. На этот раз объектом наступления стал город Шуша. Городок ломился от беженцев. Как стратегический объект, Шуша был важен в том аспекте, что он перехватывал дорогу от Степанакерта к «большой» Армении. Одновременно в осаде находился сам Степанакерт. Расстояния в этих краях небольшие, между главными опорными пунктами армян и азербайджанцев в Карабахе насчитывалось всего лишь полтора десятка километров. Степанакерт оказался страшно разрушен обстрелами: электричества и газа нет, инфраструктура парализована.

Тем временем армяне готовились к штурму города. Операцией командовал Аркадий Тер-Тадевосян, бывший кадровый офицер советской армии. До войны он не отметился особыми карьерными скачками, а военное образование получил в академии транспорта и тыла. Не будучи Бонапартом, Тер-Тадевосян оказался аккуратным службистом и знал, как руководить людьми и планировать операции. Постепенно он обкладывал Шушу. Эти действия вызвали панику у его азербайджанского визави, коменданта Шуши Оруджева. В конечном итоге под угрозой окружения он вывел значительную часть войск из города. Армяне их не перехватили. 8 мая армянские войска пошли на приступ. Штурм длился с раннего утра до позднего вечера и окончился тем, что из города бежала основная масса его защитников, включая никому тогда не известного Шамиля Басаева, одного из примерно трехсот чеченцев, воевавших на стороне Азербайджана. Басаев позднее сетовал на плохую организацию обороны, и, нужно отметить, что Оруджева действительно активно критиковали в Азербайджане за провал обороны города. Азербайджанские солдаты начали покидать город по его приказу, причем отход по цепочке повлек психологический надлом и бегство всех войск. В военном смысле это бегство никак обосновано: азербайджанцы еще не понесли серьезных потерь, а оружия и припасов у них хватало. В целом бой за Шушу оказался коротким, но жестоким: за день было убито около 60 армянских солдат и порядка 180 азербайджанцев.

Аркадий Тер-Тадевосян (справа)

Армяне продолжали ковать свое военное счастье. Захват Ходжалы предоставил им близлежащий аэродром, успешный штурм Шуши — ключевой пункт дороги Армения-Степанакерт. Теперь они намеревались прорубить коридор к Армении. На их пути стоял город Лачин, что к юго-западу от Степанакерта и Шуши, защищаемый формально сильным трехтысячным гарнизоном. На деле боевой дух защитников был низок; более того, у них не имелось даже единого командования! Сопротивление оказалось очень слабым, после чего азербайджанские войска просто бежали из города.

Армяне находились в эйфории. Степанакерт был разблокирован, Карабах в целом зачищен, имелся функционирующий коридор в Армению. В действительности это не было началом конца войны, это было только концом её начала.

Мы не видим света, свет не видит нас

Если весна ознаменовалась серьезными успехами армян, то летом 1992-го азербайджанцы неожиданно сделали сильный и эффектный ход. Пока гарнизоны в Карабахе уничтожались один за другим, в Азербайджане к власти пришел ярый националист Абульфаз Эльчибей. Политическая обстановка внутри страны несколько разрядилась, а генерал Баршадлы, экс-начштаба армии в советских войсках, разработал операцию в районе, который до сих пор оставался периферией боевых действий. Он сумел скрытно накопить силы двух бригад и россыпи отдельных батальонов против северной части Карабаха. В это время на армянской стороне царила расслабленность: часть добровольцев из собственно Армении вернулась домой. Направление возможного удара азербайджанцев армяне оценили катастрофически неверно. В результате начавшееся летом наступление произвело сокрушительный эффект. Азербайджанцы устроили танковую атаку в лучших традициях советской армии, обрушив на позиции армян полторы сотни единиц бронетехники. Многие танки были укомплектованы наёмными славянскими экипажами: своих специалистов Азербайджану недоставало.

Северная часть армянского фронта оказалась сокрушена. От Шаумяновска и Мардакерта побежало население, а азербайджанский клин теперь угрожал Степанакерту. Наступление было остановлено, как ни странно, опять же русскими. Армяне договорились об использовании российских ударных вертолетов Ми-24 с экипажами. Атаки «Крокодилов» приостановили продвижение, но положение армян оставалось отчаянным. Половина Карабаха была занята, на Степанакерт обрушились воздушные удары. Лачинский коридор находился под ударами с юга, где азербайджанцы также начали наступление. Но их порыв к осени окончательно выдохся, развить его азербайджанцы не имели сил. На руку армянам начали играть политические неурядицы в Азербайджане. Командующий армией Сурет Гусейнов конфликтовал с Эльчибеем. Дело кончилось тем, что Гусейнов самовольно отвел часть сил с фронта, оголив крупный участок. Очередное контрнаступление армян увенчалось локальным успехом. Мало того, у Эльчибея не получилось разоружить бригаду, подчинявшуюся Гусейнову. Гусейнов располагал крупным советским арсеналом и сдаваться не собирался. В конце концов беда подкралась к Эльчибею со стороны хитрого руководителя Нахичевани, Гейдара Алиева. Этот умелый интриган возглавлял азербайджанский анклав, имевший сообщение со страной только через Иран. С Ереваном же Алиев заключил отдельное перемирие. Попытка свергнуть Алиева с престола нахичеванского диктатора провалилась. Эльчибей окончательно потерял власть: Гусейнов взбунтовался и отправился на Баку; в результате серии последовавших интриг и закулисных переговоров президентом страны стал Алиев.

Получив власть, новый президент подавил оппозицию и расформировал созданные из политических активистов добровольческие батальоны. С точки зрения укрепления власти это был разумный ход, но он ослабил войска на фронте.

Война затягивалась. Обе стороны были серьезно истощены. Внутренний политический кризис в Азербайджане затруднял продолжение боев. Армяне сумели начать войну уже за пределами Карабаха, создав дополнительный коридор между мятежной республикой и самой Арменией, но фронт костенел, а силы сторон постепенно таяли. Впрочем, из-за политических пертурбаций возможности Азербайджана исчерпывались быстрее. Алиеву пришлось бороться еще и с самопровозглашенной Талышской республикой, которая опиралась на взбунтовавшуюся армейскую бригаду. Армяне постепенно продвигались из Карабаха на восток. Вскоре Алиеву удалось стабилизировать внутреннее положение и организовать очередное контрнаступление против армян.

Интересно, что Ереван официально открещивался от прямого участия в войне, но армянские солдаты и офицеры массово участвовали в боевых действиях, составляя значительную часть сражающихся.

Хотя обе стороны упорно строили регулярные армии, над полями сражений Карабаха витал дух партизанщины. Командиры и штабисты могли ходить в атаки в качестве рядовых. Один из русских добровольцев излагал характерный эпизод:

«…На следующий день азербайджанцы обратились к нам с предложением обменять тела троих убитых. За каждого нашего покойника они запросили пятнадцать своих трупов. Чтобы добыть такое количество, нам пришлось напасть на азербайджанский стройбат, который в восьми километрах от нас оборудовал позицию для гаубичного дивизиона. В этой акции кроме нас участвовали сам Аво, его начальники штаба и артиллерии, начальник артиллерии сил самообороны Карабаха…».

Зима 1993-1994 года стала моментом наиболее жестоких боевых действий. Стороны располагали самыми крупными армиями за все время конфликта и тысячами бросали в бой призывников.

Сражения шли на большой высоте в суровые морозы. Одним из тактических приемов стал обстрел снежных шапок на вершине гор с вызовом лавин на головы противникам. Оспариваемая территория была покинута населением, так что никто не мешал воевать. Многие солдаты пали жертвами обморожений, а не огня противника. По дорогам тянулись толпы беженцев. Увешанные пожитками старые разбитые легковушки, трактора с прицепами, набитыми скотиной, идущие вперемешку люди, ослы, коровы и автомобили обозначали путь наступающей армянской армии. Некоторые отряды и группы беженцев были вынуждены отступать даже в Иран.

Автобус с беженцами покидает зону боевых действий

Обе стороны действовали из последних сил. В Армении провели частичную мобилизацию, и войска мучительными усилиями продвигались вперед. Но на фронте установился некий баланс сил: ни одна сторона не имела возможности сокрушить другую. В течение весны наступательный порыв армян окончательно иссяк. С другой стороны, Азербайджан, сотрясаемый внутренними конфликтами, уже едва мог продолжать войну. На этом последнем этапе войны были приложены наибольшие усилия, пролито больше всего крови и достигнуты наименьшие успехи.

Карабах начал привлекать все больше стороннего внимания. Разумеется, активнее всех на этом направлении действовала Россия. Чиновники РФ обладали множеством неформальных связей в Армении и Азербайджане. В результате России удалось обойти конкурентов, пытавшихся играть свою роль посредников. Русские обладали широким арсеналом средств политического, экономического и военного давления на стороны, и действительно имели желание покончить дело миром, сохранив влияние в регионе. Результатом стало достижение соглашения о прекращении огня. Боевые действия завершились 12 мая 1994 года.

Результат остался неопределенным. Конфликт был заморожен, но так и не разрешен. Да, стороны оказались настолько истощены, что сами были готовы поддерживать режим прекращения огня. Но Азербайджан не признал Нагорно-Карабахскую республику, как не признали ее и другие государства. Стороны не были разведены иностранными миротворцами, так что прекращение огня поддерживает лишь добрая воля воюющих.

Спонтанные перестрелки происходили на линии соприкосновения сторон еще долго. Характерную историю описывал корреспондент «Солдата удачи»:

Тишина разрывается треском пулеметных и автоматных очередей, свистом пуль. Стрельба так же внезапно прекращается, как и началась.

— Эй, Мулла, анаша есть?

— Есть.

— Давай, тащи ее к нам, вместе покурим. Мы тебя не тронем!

— Ага, я что, дурак? Опять стрелять начнете.

— Ах ты, гад, анаши жалко! Пулеметная лента, освобождаясь от горячих гильз, с металлическим лязгом вновь пошла из изрыгающего огонь пулемета.

Менее безобидными были регулярные попытки ДРГ прощупать оборону противника. Например, 13 июля 1997 года в перестрелке погибли трое азербайджанских солдат, потери армян остались неизвестны.

В Армении карабахцы стали составлять значимую политическую группировку. В частности, Роберт Кочарян, один из лидеров карабахских повстанцев, стал премьер-министром, а вскоре и президентом Армении. Мрачный Серж Саркисян еще во время войны был назначен министром обороны Армении, а с 2008 года занял пост президента. Таким образом, с 1998 года и по сей день Арменией правят карабахцы, принимавшие активное участие в войне.

Стороны понесли за время войны серьезные потери, но не столь высокие, как можно предположить, учитывая совершенные в ходе боевых действий жестокости. Армяне потеряли на полях сражений около шести тысяч человек. Обнародованные азербайджанцами данные о потерях говорят об утрате 11,5 тыс. солдат. По данным Владимира Мукомеля, всего погибло около 20 тыс. граждан Азербайджана (включая военных). Погибло также около 1800 мирных армян.

1

2

3

4

Prev

Next

Отдельной огромной трагедией стало перемещение массы беженцев. В общей сложности с насиженных мест в результате конфликта было вынуждено уехать более полумиллиона армян и около 1,5 млн азербайджанцев. Лишь немногие из них вернулись в свои дома.

Купите огнестрельное направо за углом

Армянский конфликт отозвался любопытной историей, произошедшей в российской Думе. Возмутителем спокойствия выступил герой Чеченской войны Лев Рохлин, взявшийся расследовать вопрос о поставках Армении вооружения и боеприпасов. Свои изыскания Рохлин обобщил в докладе перед Госдумой в 1997 году. По словам Рохлина, с 1993 года Армении было негласно передано значительное количество вооружения. Это действительно впечатляющий список, достойный обнародования. Он включает в себя:

— 27 зенитно-ракетных комплексов «Круг» с 349 ракетами к ним; 

— 40 ракет к зенитному комплексу «Оса»; 

— 84 танка Т-72 и 50 БМП-2 с запчастями и имуществом к ним; 

— 36 гаубиц Д-30 (калибра 122 мм), 18 гаубиц Д-20 и 18 гаубиц Д-1 (калибра 152 мм), 18 реактивных установок залпового огня «Град», 40 переносных зенитных ракетных комплексов «Игла» и 200 зенитных ракет к ним; 

— 26 миномётов и 7910 автоматов; 

— 306 пулемётов и 1847 пистолетов; 

— 20 станковых гранатомётов; 

— около 230 млн (227 253 000) патронов к стрелковому оружию, в том числе к крупнокалиберному — около 480 тыс. (478 480) снарядов к БМП-2 и «Шилкам»; 

— около 500 тыс. (489 160) снарядов к пушкам, гаубицам, танкам, БМП-1; 

— 945 ПТУРов и около 350 тысяч (345 800) ручных гранат.

Кроме того, не конкретизированное «большое количество другого вооружения, техники и военного имущества».

Много это или мало? Эти поставки позволили не просто компенсировать потери армянского танкового парка, но даже наращивать его численность. То же касается артиллерии: поставки из России с большим запасом перекрывали потери. Учитывая в целом не очень большое количество бронетехники у сторон, почти тысяча ПТУР делала применение азербайджанцами танков и БМП крайне рискованным занятием — разумеется, при наличии у армян операторов для этого моря «Малюток» и «Фаготов». Александр Курепин, русский волонтер, воевавший на стороне армян, говорил позднее, что стрелял ПТУРСами как из пулемета. Противотанковое вооружение армян было настолько мощным, что они могли позволить себе стрелять «Малютками» даже по легковым автомобилям.

Одна из самых интересных цифр из доклада Рохлина — это 600 вагонов боеприпасов, отправленных в Закавказье. Учитывая численность армянской армии и ополчения Карабаха, это был запас на многие месяцы конфликта, даже если исходить из того уровня расхода боеприпасов, какой показывала советская армия в Афганистане. Причем это было не имущество, которое уже имелось в Армении. По данным Рохлина, только со складов в Моздоке в Ереван переправили 1300 тонн боеприпасов самолетами. Вообще, оружие и техника переправлялись со всей России. Артиллерия доставлялась в Армению даже из Иркутска. Всего, по мнению Рохлина, Армения получила таким образом военной помощи на миллиард долларов. Заметим, что в 1997 году в России этот миллиард был далеко не тем же, что в наши дни.

Армянские ополченцы в Карабахе

Значительная часть этих арсеналов передавалась в обход государства. Как выразился один из армянских деятелей, оружие меняло владельцев благодаря «деньгам, личным связям и морю водки». Собственно, возмущение Рохлина касалось именно растраты военного имущества таким образом. Азербайджанцы также не смущались закупать оружие и технику у русских, устраивая даже кампании по сбору средств.

В целом, и Армения, и Азербайджан тайно и явно вели закупки вооружения по всем каналам, какие могли использовать — начиная от официальных поставок и кончая впечатляющими приобретениями на черном рынке.

Дикие гуси в горах Карабаха

Во время Карабахского конфликта на обеих сторонах сражалось достаточно много славян. Крах СССР отправил на обочину жизни множество бывших советских офицеров. Кто-то попал на войну случайно. Иные — по причине бытовой неустроенности. В локальных конфликтах на руинах бывшего Союза, так опрометчиво названного нерушимым, участвовало множество самых разнообразных людей. Иной раз судьба выдавала и вовсе прихотливые извивы. Один из волонтеров, воевавший на стороне армян, рассказывал:

«Не вызывало сомнений, что наступающими азербайджанцами командует русский.

Наконец показался этот „кто-то“. В утренних сумерках и тумане его было плохо видно, но по тому, как он бодро пинал под зад своих бойцов, посылая их вперед, было понятно: командир. Снайпер слева от меня поймал его в оптику. Выстрел. Человек переломился пополам и боком завалился на траву. Азеры, бросая трупы и раненых, в очередной раз обратились в бегство — их никто и ничто больше не удерживало, а мы перешли в контратаку.

Когда мы подошли ближе, уже рассвело. На траве лежал человек, который недавно пинками гнал на нас азеров, — мой брат…

Я еще долго потом не разговаривал со снайпером, который уложил его. А тот, видимо понимая, что может случиться непоправимое, не рисковал поворачиваться ко мне спиной. Однако жизнь есть жизнь. То, что случилось, уже не вернуть, и я продолжал мстить азерам за своего погибшего брата».

Другая история имела более оптимистичный финал. Во время налета на Степанакерт армяне подбили МиГ-25, за штурвалом которого сидел капитан Александр Беличенко. После распада СССР его авиачасть расформировали, и капитан жил с семьей в опустевшем военном городке, где его и нашли вербовщики из азербайджанской армии. Сбитому капитану повезло: он избежал сначала линчевания, что было типичной судьбой сбитых авиаторов, а затем и смертной казни, к которой его приговорил армянский суд. Занятно, что, хотя Беличенко был украинцем, дипломаты во главе с Примаковым хлопотали и за него тоже. В результате усилий МИД и разведки славяне, попавшие на этой войне в плен, обрели свободу, а Беличенко… стал директором аэропорта Степанакерта, который он бомбил!

На азербайджанской стороне из примечательных персонажей воевал также Чеслав Млынник, бывший командир Рижского ОМОНа. Этот колоритный мужчина организовал несколько нападений на латвийские таможенные посты, когда республика только начала оформляться как независимое государство, а позднее воевал в нескольких горячих точках, от Югославии до Чечни.

Одним из героев этой войны с армянской стороны стал бывший подполковник советской армии Александр Курепин. В Карабахе он оказался не волей случая, а по убеждениям, считая армян правой стороной в этом конфликте. В горячей точке Курепин нашел применение своим талантам танкоборца и возглавил небольшой антитанковый отряд, за время конфликта подбив рекордные 76 единиц разнообразной техники. Танки, БМП и машины поражались допотопными ПТУРами первого поколения, которые его смешанный армянско-русский отряд возил на ишаках. Любопытно, что один из их успехов оказался заснят с азербайджанской стороны Александром Невзоровым. В сюжет «Геранбойский батальон» вошли кадры попадания ракет Курепина в некоторые машины. В конце концов этот противотанкист получил тяжелейшее ранение осколками минометной мины — в самом конце войны, в апреле 1994 года. Курепин не был забыт новой родиной и, насколько известно, живет сейчас в Карабахе, неплохо обеспеченный и всеми уважаемый.

Нельзя не рассказать об одном трогательном эпизоде этой войны. Двое русских, командовавших артиллерийскими батареями по разные стороны фронта, опознали друг друга по голосам в радиоэфире. Они оказались однокурсниками по военному училищу. Нежданная встреча завершилась репликой: «Саша, я засек тебя! Уходи, через десять минут я накрою этот квадрат!».

Русские ценились на обеих сторонах конфликта в первую очередь как профессионалы. Подавляющее большинство русских получили основательную военную подготовку в ныне не существующей армии, некоторые прошли Афганистан. Воспоминания некоторых из них, иной раз написанные живым и бойким языком, сохранились в изобилии на ресурсах вроде artofwar.ru или navoine.ru. К сожалению, у тех русских, которые устлали своими костями Карабах, Приднестровье, Югославию, Таджикистан и иные места, где лилась кровь в 1990-е, так и не нашлось своего Фредерика Форсайта, чтобы сделать их истории действительно известными, однако, надеемся, что время невоспетых героев еще придет.

Тревоги Арцаха

История конфликта в Карабахе типична для разваливающейся державы. Распад крупного этнически неоднородного государства неизбежно ввергал народы его периферии в борьбу. Провести этнически обоснованные границы в таком государстве оказалось достаточно затруднительно. К тому же при формировании СССР никто первоначально и не собирался прочерчивать рубежи будущих независимых государств. В результате этнической чересполосицы и специфики административно-территориального деления страны бывший СССР оказался буквально уставлен пороховыми бочками. Некоторые из этих бочек удалось обезвредить относительно спокойно — как, например, Аджарию. Иные взорвались только через много лет: положение Крыма до сих пор нельзя назвать абсолютно устойчивым. Во многих бывших союзных республиках кровь пролилась сразу же и обильно. Сомнительное блаженство распада вкусили Приднестровье, Абхазия, обе Осетии, Таджикистан и, наконец, Карабах. В последнем случае события приняли жуткий оборот. Борьба за Арцах оказалась предельно жестокой, сопровождавшейся и упорными боями, и расправами над мирным населением.

1

2

3

Prev

Next

Что особенно тревожно, конфликт оказался заморожен, но не разрешен. Нагорный Карабах по сей день никем не признан. Азербайджанцы, безусловно, не смирились с неудачей и готовы пересмотреть итоги войны, если сочтут себя в состоянии провести операцию с решительными целями. Для прикаспийской республики война за Карабах обернулась жестоким унижением и утратой пятой части территории страны. Любой правитель Азербайджана, которому удастся отыграться за прошлое поражение, поднимет свой авторитет внутри страны на недосягаемую высоту. При этом баланс сил с 1990-х годов серьезно сместился в пользу Баку. В настоящий момент военные бюджеты двух стран несопоставимы, по насыщенности техникой азербайджанские вооруженные силы превосходят армянские в разы. Армяне могут, конечно, рассчитывать на высокий боевой дух своих ополчений — и по опыту войны трудно сомневаться в том, что они будут в случае обострения обстановки защищаться отчаянно.

Но по любому параметру, который можно измерить в цифрах, превосходство Азербайджана и его вооруженных сил уже давно стало опасным для Армении. А последние события внутри самой Армении вызывают тревогу за будущие отношения этого государства с Россией. Союз, продержавшийся многие годы, может оказаться поколеблен в случае совершения армянской стороной радикальных шагов. Для Еревана наличие сильных союзников имеет огромное значение. Если Армения останется с Азербайджаном даже один на один (а говоря об Азербайджане, приходится держать в уме и Турцию), ее положение трудно будет назвать иначе как критическим.

Ситуация в Закавказье остается неустойчивой, и не исключено, что в какой-то момент регион сорвется в штопор новой войны. Буколические пейзажи Карабаха никогда не поздно разорвать ревом танковых атак, а в букет горных ароматов все отчетливее вплетается новая нотка.

Это запах пороха.