Происхождение Жана Гая, великого французского канадского сорта

Поклонники этого тяжелого нападающего в восторге от его морозных зеленых бутонов, цитрусового запаха и затяжного лимонно-соснового послевкусия.

(Фото читателя Leafly: Marcus24OT)

Жан Гай (произносится как jhawn-ghee ) с гордым именем Québecois, раскрывающим французско-канадское происхождение, является постоянным лидером продаж, известным своими энергичными, но мощными эффектами.

«Бдительный, но уверенно высоко поднятый. Отлично подходит для прослушивания музыки. Кажется, на самом деле меня больше ничто не поражает, но этот наверняка сделал.—MariahMango, Лиственный рецензент

Жан Гай часто называют гибридом сативно-доминантным, с легкой текстурой и большим церебральным максимумом. Но поклонники Жана Гая часто бредят морозными зелеными бутонами, сильным цитрусовым запахом и затяжным лимонно-сосновым послевкусием:

«Запах и вкус точно такие же, как у желто-желтых лимонных челюстей, которые каждый получил в свои хэллоуинские сумки еще в 2000-х годах. Его запах вызвал у меня сильную ностальгию ».—TiredAf67, Лиственный рецензент

Родился и вырос в Монреале

История Жана Гая начинается в 2005 году, когда, подобно корзине младенцев, принесенной к порогу церкви, поднос с саженцами был осторожно перевезен через Монреаль в медицинский диспансер каннабиса.

«Эти клоны были переданы нам одним из наших членов. Ему пришлось от них избавиться », - вспоминает Марк-Борис Сен-Морис, директор Монреальского центра милосердия . «Он выращивал их на улице и говорил нам, что они Белые Вдовы».

Сен-Морис взял саженцы и тщательно вырастил теперь непостоянно растущие растения до зрелости. После клонирования еще нескольких человек он был так впечатлен таинственным напряжением, что решил продать ароматные бутоны участникам, но в меню уже была Белая Вдова. «И я помню, как говорил:« Ну, как мы это называем? »

​​В России выросло число нерегулярных потребителей наркотиков.

В России растет число наркопотребителей, которые употребляют психоактивные вещества, но не постоянно. При этом доля людей с диагнозом «наркомания» снижается. Об этом сообщают «Известия» со ссылкой на исследование Института социологии РАН.
В документе отмечается, что такие люди «создают видимость законопослушных граждан», аккуратно обращаются с наркотиками выбирают более безопасные их разновидности, не привлекают внимание полиции и врачей. Они разработали стратегии самосдерживания, не страдают от физической зависимости, но признают психологическую. Благодаря такому механизму им удается сохранить свой социальный статус, однако их сложно выявить и подсчитать.
Профессор Национального научного Центра наркологии имени Сербского указывает, что нерегулярные потребители обычно имеют сложности в семье или на работе из-за своих пристрастий, однако они не видят или не хотят видеть эти проблемы.

Опасность нерегулярного потребления запрещенных веществ в том, что через 10-15 лет оно все же перерастает в зависимость, утверждает заведующий кафедрой психиатрии, наркологии и психотерапии. По его словам, около 80 процентов граждан с тяжелой зависимостью начинали с «легких» препаратов. «Организм адаптируется к наркотику, поэтому надо или увеличивать дозу, или искать новые вещества. Переход на тяжелые наркотики — лишь вопрос времени», — говорит он.
Руководитель сектора социологии девиантного поведения Института социологии Маргарита Позднякова добавляет, что отсутствие физических проявлений зависимости вынуждает специалистов разрабатывать альтернативные способы социального контроля для «новых наркоманов».
Исследование РАН проводилось в 2013-2018 годах, в опросе приняли участие более 10 тысяч человек, в том числе школьники и студенты. Также проводился интернет-мониторинг и анализ данных силовых ведомств.