December 1, 2020

Человек из Подольска 2020 фильм

🔴🔵➤ Смотреть "Человек из Подольска" 2020

Собравшегося домой, в Подольск, редактора газеты «Голос ЮАО» и не сильно удачливого музыканта по фамилии Фролов (Вадим Королев) на московском вокзале задерживают полицейские и доставляют в отделение. Там два офицера и женщина в погонах (Виктория Исакова) вместе с человеком из Мытищ (Евгений Кулик) постараются установить личность человека из Подольска — в том смысле, что он за личность такая? Для этого служители порядка, оказавшиеся утонченными, но строгими интеллектуалами, устроят Фролову допрос с пристрастием, во время которого градус абсурда будет только расти. Экранизация настоящего театрального хита сделана по всем лекалам Мартина МакДонаха: полицейская жестокость, гротеск, висельнический юмор, сверхколоритные персонажи. Режиссер Семен Серзин (по первой профессии вообще-то актер) старательно не замечает художественных ограничений пьесы, поэтому камера тут выписывает всякие занятные пируэты, а ближе к финалу нас ожидает еще и совершенно неожиданная, снятая одним кадром кровавая баня. Стоит признать, все это выглядит достаточно лихо и по-своему даже занимательно, но так вторично, что очевидное желание «Человека из Подольска» стать новой инкарнацией «Изображая жертву» даже не хочется комментировать. Это небесталанное, но какое-то дико устаревшее (художественно и морально) кино. Человек из Подольска 2020 фильм смотреть онлайн в хорошем качестве HD720 https://ok.ru/chelovek.iz.podolska.2020.hd

Очевидный предшественник «Человека из Подольска» — «Изображая жертву» Кирилла Серебренникова, ставшая культовой картина по такой же прославленной современной пьесе, и вновь на криминальном материале с полицейскими (тогда еще милиционерами) в главных ролях. Продюсер Наталья Мокрицкая работала над обоими фильмами, и если первый из них по-настоящему запустил кинокарьеру Серебренникова, то второй заставит всех выучить имя Семена Серзина, 33-летнего театрального режиссера и актера, дебютирующего в качестве кинорежиссера.

Деятель «Этюд-театра» и создатель «Невидимого театра» для мейнстримной публики оставался в самом деле невидимым, хотя плодотворно управлялся и с современным, и с классическим материалом. Серзин номинировался на премии и, кстати, работал с тем же Серебренниковым: снимался в «Лете» и сыграл главную роль в еще не вышедших «Петровых в гриппе». Его «Человек из Подольска» — сильная, самобытная и цельная работа, которая, хоть и стоит на крепком фундаменте драматургии, обнаруживает очевидный талант постановщика.

Метод, который применяют и Данилов в своей пьесе, и Серзин в фильме, напоминает о введенном Виктором Шкловским термине «остранение», когда автоматизм восприятия нарушается неочевидной деталью или способом описания реальности (ее, кстати, герои картины в полицейском протоколе уважительно пишут с заглавной буквы, «Реальность»). Полицейские — старший Михалыч (основательный Владимир Майзингер) и младший Палыч (глумливый Михаил Касапов), а потом присоединяющаяся к ним «госпожа капитан» Марина (ослепительно прекрасная Виктория Исакова) — сами соглашаются с тем, что им бы полагалось бить и пытать арестованного, запугивать его и подбрасывать наркотики.

Вместо этого они проводят изощренную операцию по взлому его сознания, как заправские психологи, обнажая бессмысленность бытия «человека из Подольска», — они называют это «выяснением личности», и за казенным языком открываются бездны. А из них слышится музыка Einstürzende Neubauten, звучат имена Владимира Сорокина и Джона Кейджа, манит «Черный квадрат» — именно таков культурный арсенал непривычных полицейских. На заднем плане выступает кордебалет дворников-гастарбайтеров под управлением артистичного дэпээсника (Евгений Сангаджиев) — одно из самых удачных дополнений к исходному материалу пьесы.

По контрасту с утонченными инквизиторами в погонах подольский Йозеф К. — он же Николай Степанович Фролов 1985 года рождения — выглядит заведомо невыигрышно. Понятное дело, это относится не к великолепно сыгравшему лидеру группы OQJAV Вадику Королеву, а к его незадачливому герою. Тот не знает ни численности населения, ни года основания родного города, не в состоянии вспомнить вид из окна электрички, на которой ездит каждый день, или цвет стен в своем подъезде (а вы можете?).

По сути, пьеса и фильм ставят вопрос о том, кто он — среднестатистический человек из Подольска, с которым мы дышим одним воздухом. Или человек из Мытищ (оптимистичный персонаж Ильи Борисова), или из Строгино (он появляется в финале), да откуда угодно. Но заодно — и о том, чем Подольск хуже Амстердама; ведь тоже старинный город, есть на что посмотреть. Будь фильм абсолютно серьезен, можно было бы попробовать разглядеть в нем краеведчески-патриотический пафос, которому гражданина Фролова учат полицейские, но тут речь скорее о монументальном троллинге. Хотя и он вырастает в нечто большее.

Углубленный разговор о Подольске становится методом для проникновения в «личное дело», для вытаскивания человека из человека. Вопрошание Николая превращается в допрос самих себя о том, что такое вообще родина и какое мы к ней имеем отношение. А линчевский лабиринт полицейского отделения или загробные огни ночного Курского вокзала — как мы знаем со времен Венички Ерофеева, локации метафизической, — через клаустрофобию приводят нас к чувству свободы, которое способны подарить лишь хорошая литература и хорошее кино. Ну и конечно, стылый воздух Москвы, который ты вдыхаешь после выхода из полиции. Все, свободен.