Старики и война

by @comp.rar
Старики и война

Ирина Пучкова

Мама моей крестной все время говорит о Саханке. Ей почти 90 и там, в Саханке похоронены ее братья и муж. Сначала мы скрывали от нее, что там бои и на кладбище мы не попадем.

Потом она сама услышала, долго переживала, плакала.

А потом стала забывать. Вот объяснишь ей, что там война и передовая, обстрелы "Как в оккупацию!"-поплачет бабулька, но через неделю опять причитает, что перед Пасхой не были, на поминальные не были, да когда ж поедем?

Что характерно, она не помнит, что там передовая, но зато прекрасно помнит, что на кладбище не были! И не соврешь, что дочка ездила -

помнит, что та была дома и никуда не отлучалась! Избирательная память какая-то.

Когда я приехала в этот раз и пришла в гости, там как раз в стотысячный раз обсуждали тему саханковского кладбища.

Крестная в сердцах соврала:

Мама! Вот Ира с мужем ездили туда и могилки убрали!

Я опешила. Бабушка возликовала.

И понеслось:

- А как там? А сильно все заросло? А вы не покрасили Пете памятник? А не засохла ли туя у Ивана? А Клавдию, что рядом живет с кладбищем, видели?

Мне пришлось красочно врать (

О том, что покрасили все ("Ну вот в жару то чего, эх молодежь! Краска слезет, потрескает! Осенью или весной надо было!"), что трава выгорела и почти ничего не заросло, что туя на месте, а Клавдию не видели - она уехала в город жить ("Вот жалко, она всегда наши могилки то убирала").

Я детально описывала запах и виды, что там и как. Мне кажется, что бабушка мне до конца и не верила. Она разумный человек, хоть память и блокирует самую страшную информацию. Что к могилам уже не подойдешь, там мины и прилеты уже несколько лет. Но ей хотелось верить.

Из комментариев:

И Наш дедушка больше всего в 14 году был озабочен установкой памятника бабушке, установили летом к концу года дедушку забрала в

Мариуполь тетя, он стал не в себе после осени 14 года. Почти ничего не понимал, а особенно не понимал, почему он не дома, а где-то. И когда говорили про войну, дедушка никак не мог понять, кто с кем воюет и причем здесь его родное

Широкино. Ветеран ВОВ, вся спина в шрамах... А кладбища, говорят, почти нет особенно крайние могилы, где собственно, и похоронены наша бабушка и мама.

June 19, 2018