Собака состарилась

Анна Кирьянова

У одного писателя. Он и сам состарился. И получал крошечную пенсию-у писателей пенсия так себе, если они ничего оригинального не пишут нецензурной лексикой. И собака большая была, вроде борзой. Худая, высокая, страшная стала такая - шерсть свалялась, глаза слезятся... Ее трудно было водить гулять-писатель жил на пятом этаже. И у него тоже болели ноги и спина. И видел он плохо.

Собака делала лужи в квартире-это бывает от старости. И тащить ее на улицу было трудно, приходилось помогать и поддерживать. И писателю советовали все усыпить собаку, чтобы не мучиться. Так легче. И собаке будет легче. У мертвых ничего не болит.

Писатель стал думать об этом. Тем более, на лекарства и на еду для собаки уходило много денег-для него много. И пол постоянно подтирать приходилось.

Однажды утром писатель вытащил кое-как своего дряхлого пса на улицу.

Лето было. Солнце сияло. Зелень и яблони цветут... И писатель думал вот эту мысль-про усыпление. Он устал. И вдруг он заметил, что его собака, шатаясь, куда-то тянет его; поводок тянет. Еле идет, но идет куда-то целенаправленно. Писатель вздохнул и пошел, куда собака его вела. А пес оборачивался и смотрел подслеповатыми глазами на хозяина: звал. И они шли, шли... И пришли на такую лужайку между домами, далеко- там уже новые дома построили, все изменилось. Но лужайка осталась. Там давным-давно писатель гулял со своим молодым и веселым псом тот еще был щенком, нелепым и длинноногим. И прыгал, бегал, приносил палочку, радостно лаял и припадал на передние лапы в восторге от жизни и солнца. От палочки. От своей молодости. И писатель был тогда еще молодой. Он тоже смеялся и бросал палочку своей собаке. И дома его ждала жена, она тогда еще была жива. И сам он был энергичный, бодрый, полный планов пятнадцать лет назад.

Писатель стоял на лужайке под солнцем и слезы у него катились. И гладил свою старую-старую собаку по слежавшейся шерсти. И у пса тоже катились слезы... Так они стояли, два старичка. Их было два. Двое. Два старичка под солнцем. А где-то кричали и смеялись дети и звонко лаяли другие молодые собаки, бегали за палочкой.

Писателю стало невыносимо стыдно за свои мысли. И они потом побрели домой потихоньку. И потихоньку поднялись на пятый этаж. И ели суп вместе: писатель за столом из тарелки с цветочками. А собака-на полу из своей старой мисочки. И им было уютно и хорошо вместе встречать старость. Это ведь тоже часть жизни.

Ее надо прожить и помочь прожить тем, кто состарился. И эту историю писатель сам рассказал мне-и я это отлично понимаю, ведь моей собачке уже восемнадцать лет. А мне-давно не восемнадцать. Но солнце попрежнему светит, яблони цветут и дети кричат и смеются. И надо еще пожить, пока можем.