Кожа


Всю свою жизнь я провёл на ферме. Мой отец был алкоголиком, но руки у него были золотые. Мать была очень набожной, даже одержимой религией. Она старалась как могла уберечь нас с братом от грязи, греха, похоти и продажных женщин внешнего мира. К сожалению, отец отправился на небеса очень рано, и мы остались на попечение матери. Для меня она была идеалом и воплощением святости на этой греховной земле. Правда мой брат не разделял наших с мамой убеждений и часто ставил под сомнение само существование Господа.

Мама долго пыталась втолковать ему истину, но он решительно сопротивлялся. Когда нам стало понятно, что он одержим дьяволом, было уже слишком поздно. Дьявол к тому времени был очень силён. Нам с мамой удалось очистить брата от скверны, хоть цена оказалась слишком высока... Теперь мы остались с мамой вдвоём на всём белом свете.

Вскоре маму тоже постигло несчастье, её хватил удар и она оказалась прикованной к постели. Я ухаживал за ней целыми сутками. Это меньшее, что я мог сделать для этой святой женщины. Когда она кричала на меня, называя слабаком и неудачником, я не спорил. Если мама так говорит, значит это правда, и я не достаточно усерден в своих стараниях ухаживать за ней. Я старался сильнее и не оставлял её одну ни на минуту.

Когда мне исполнилось 39 лет, мама оставила меня и отправилась в рай. Я обезумел от горя и не знал, как мне жить без неё. Кто теперь сможет защитить меня от грязи этого мира?

Продолжая вести затворнический образ жизни на своей ферме и заниматься земледелием, я выбирался в город очень редко и только по сильной необходимости.

В один из дней мне на глаза попалась книжка о нацистах и их опытах над людьми. Я не знаю, откуда она была у нас дома, но эти теории произвели на меня сильное впечатление. Меня стала интересовать анатомия и опыты над людьми, описанные в книге. Это было очень интересно. Мне хотелось знать всё больше и больше. Вскоре я пошёл на почту и выписал себе несколько мужских журналов, где иногда попадались статьи об операциях по смене пола, туземцах-людоедах и много другой полезной информации.

Но мне никак не давали покоя мысли о смерти, и я всё также скучал по маме. По её женскому теплу, её коже... Было очень одиноко.

Анатомия стала моей настоящей страстью. Я столько прочитал о человеческом теле и свойствах человеческой кожи, что мне не терпелось исследовать всё это воочию. Тогда мне в голову и пришла идея пойти на кладбище и раскопать один из трупов. Всё равно же сгниет в могиле, кому какое дело. Это всего лишь тело, которое душа давно покинула...

Тем же вечером я отправился на местное кладбище и взял с собой своего слабоумного соседа по ферме, чтобы он помог откопать подходящий свежий труп и не задавал лишних вопросов.

Так началось моё путешествие в мир неизведанного...

Из добытого мною опытного материала больше всего я любил кожу. Она напоминала мне о матери. Такая же нежная и бархатистая. Мне всё время хотелось гладить её, прижимать к себе, быть в ней... Так ко мне пришла идея сшить себе одежду из кожи моих подопытных.

В этом одеянии я чувствовал себя ближе к матери, которая теперь ассоциировалась у меня со смертью и болью утраты.

Так прошло 12 лет. Моё маленькое хобби переросло в настоящее увлечение, да и в выделке кожи удалось здорово преуспеть.

Изделия из кожи, добытой на кладбище, получались весьма грубыми. Нужен был более свежий материал. И случай вскоре представился.

Слабоумный сосед-фермер, который помогал мне выкапывать «материал», зашёл ко мне во время того, как я штопал себе очередной кожаный халат. Зрелище произвело на него неизгладимое впечатление, он пришёл в ужас и стал кричать, что я сумасшедший. Это вывело меня из себя, и я набросился на соседа с кулаками... Он стал моей первой жертвой.

Свежий материал было не сравнить с тем, что был добыт на кладбище. Это было совсем другое...

Второй моей жертвой стала владелица закусочной неподалёку от фермы. Она была очень толстая, а это означало, что у меня теперь будет много материала. Я был по-настоящему счастлив! Мне не было её жалко, ведь она была грешницей. Все женщины грязные. Так говорила мама.

В городе меня считали безобидным чудаком, не выносящим даже вида крови, ведь я никогда не участвовал в традиционной охоте на оленей. Мне и правда было жалко беззащитных животных, ведь они невинны и чисты.

Я не планировал убивать владелицу лавки с техникой, но когда увидел её кожу вблизи... Она была точь в точь как мамина! Это был мой единственный шанс снова стать ближе к матери, и я не сдержался.

В тот момент я не мог думать ни о чем другом и не заметил, как из заднего кармана моих брюк выпала квитанция с моим именем, которую потом нашёл сын владелицы лавки. Это и привело ко мне полицию тем же вечером.

Войдя ко мне в дом и увидев развешенные в гостиной головы мертвых людей (с ними мне было не так одиноко в большом доме), полицейским стало все ясно.

Полчаса спустя уже дюжина полисменов прочёсывала моё жилище.

Они нашли суповые кастрюли, выполнены из человеческих черепов, стулья, оббитые человеческой кожей, абажуры ламп, сделаные из плоти и источавшие жуткий гнилой запах.

Больше всего их поразили лица девяти женщин, бережно обработанные и сделанные в виде чучел, висевшие на одной из стен...

Меня скрутили и отвезли в участок. Позже психиатрическая экспертиза признала меня невменяемым и суд определил на принудительное лечение.

Умирая от рака в лечебнице для душевнобольных, я всё чаще вспоминал свою мать и жалел, что так и не успел сделать гирлянду из головы владелицы лавки с техникой, это как раз то, чего мне не хватило для завершения интерьера гостиной.

История основана на реальных событиях. (Эдвард Гейн, Висконсин, США)

Эдвард Гейн, 1906-1984г.г.