Утащу к себе...

http://rasstrel.ru/bortovoy-zhurnal/tyaga-k-zhizni.htm
Александр Покровский
ТЯГА К ЖИЗНИ
У приятеля случился инсульт. Мыл яблоки, и тут вдруг входит в комнату по стенке – рука висит, нога волочется, рот перекошен, слюна течет, глаза западают – зрелище не для слабонервных.
Но жена сообразила моментально – три таблетки глицина под язык и звонок в "скорую", та приехала моментально, довезла до больницы, а вот потом в приемном покое, пока приняли, да оказали первую помощь – это я вам скажу у нас нужно выдержать.
Все эти фильмы про "скорую помощь" – что западные, что наши – никакого отношения к оказанию таковой в России не имеют – никто не бегает вокруг тебя, не суетится, все перемещаются тихо, устало и даже лениво.

Я примчался к приятелю – тот уже ходит сам, рука действует, отошла, да и сам отошел, не такой бледный, вот только рот еще перекошен, слюна то и дело течет, но мозг почти не задет – повезло. Испугался, конечно – плачет. Когда человек плачет – это невыносимо.

Найти врача во второй половине дня у нас в больнице, чтоб узнать у него подробности, немыслимо – нет врача, даже дежурный где-то. Вот и становишься сам врачом – обнимаешь приятеля, гладишь его по головке, успокаиваешь – так и поступали врачи в древности, еще даже до советских времен, когда считали каждого пациента не источником дохода, а своим ближайшим родственником, о чем и детям своим сообщали, когда они по стопам родителей шли во врачи – была когда-то такая врачебная этика.

"Давай, – говорю, – Валерка, я тебе объясню, как умею, а ты успокойся, послушай".

Ну, и начал я рассказывать, что пить мы больше не будем – попили мы водочки, хватит, потому что спирт, конечно, лучше всего удаляет холестериновые бляшки с сосудов, но для этого человеку нужно только 15 граммов спирта в день, что равняется только 37,5 граммов водки без закуски и 50 граммов водки с закуской. Переборщил – и вот уже спирт не только растворяет все бляшки, он уже стенки сосудов растворяет, уменьшает их в толщину.

Правда, все это начинается, если уже плохо работает печень, которая тот спирт и все его производные на себя должна брать. То есть, инсульт – это давление высокое и слабые сосуды. А еще, если у тебя сердце слабое – аритмия и прочие прелести, ишемия, например – то возможен ишемический инсульт – очень похоже, что это и случилось. И потом, давно пора бросить курить, а то при всем, что мы тут уже перечислили, курение забиваем сосуды лучше любого холестерина и позволяет погибнуть в один миг и это если еще очень сильно повезет, потому что можно и в растение на какое-то время превратиться.

То есть все, что произошло, уже произошло, а теперь будем спокойно из всего этого выбираться.

И первым делом – надо будет себя полюбить и не говорить самому себе глупости, типа, "можно мне еще рюмочку или же сигаретку".

Медленно ходим – ходить медленно нам разрешили, вот и ходим медленно, потому что и здоровому-то человеку сидеть и лежать долго нельзя – все затекает, а уж такому – и подавно. Так что разрешили – ходим, ходим, ходим.

Китайцы ходьбой даже рак, говорят, лечат. Человек к ходьбе приспособлен лучше всего. И сердцу легче, потому что ему мышцы кровь гнать помогают.

А во время такой ходьбы все время надо с сердцем разговаривать, уговаривать его, упрашивать.

Дело в том, что человек научился разговаривать другими людьми и даже с животными, с машинами, с компьютерами, а вот с собственными внутренними органами он не разговаривает.

Он их не слышит, не понимает и вообще ведет себя по отношению к собственному ливеру, как полный вахлак – бросает себе в глотку всякую дрянь, а после его не очень-то и волнует, как это все переваривается и куда это потом девается. Он даже низ собственного живота всеми силами души презирает – чего уж тут говорить.

Но наступает время и внутренности о себе напоминают.

Так что теперь учимся любить свои внутренности, разговаривать с ними, потому что это наша любезная требуха, например, и говорим мы с ней на одном языке, потому что пока еще находимся в одном теле, соседствуем.

А соседям лучше договариваться.

Вот и начинаем. Сердце – орган нежный, поэтому с ним придется сюсюкать, говорить ему на ночь глядя перед сном: "У меня замечательное сердце, ах, какое оно мое любимое, прекрасное, чудесное, великолепное, удивительное. Работай, любимое, хорошо, ровно, спокойно, как часы – тик-так!" С сердцем надо аккуратно разговаривать и не только на ночь, потому что все неприятности по этой части случаются в ночное время. Они и днем иногда случаются.

Это печени можно скомандовать: "Печень, работай лучше!" – а вот сердце – только лаской. И массаж неплохо бы делать, гладить, гладить, гладить.

Начинаем прислушиваться к собственному пульсу, начинаем понимать, что означает: "он хорошего наполнения", и убеждать его в том, что так оно и есть.

С сосудами начинаем вести длительные беседы об укреплении стенок. Все это только на первый взгляд выглядит бредом сумасшедшего и полной чушью, а вот, как звоночек прозвонит, как и начинаешь сам себя уговаривать не умирать раньше времени, а жить дальше.

Ну, и кушать надо теперь не жареное, а только варенное. Начинаем любить кашку, потому что для каждого возраста – своя пища и своя кашка.

И если скажут посидеть неделю на гречке – посидишь, сколько скажут – ни шагу в сторону. И вес при росте в 1 метр 72 сантиметра сам с 92 кило пойдет вниз до 74. На 74-х можно будет остановиться.

Полюбим аскорбиновую кислоту в виде таблеток или в виде киви – она хорошо стенки сосудов восстанавливает. Но только любая кислота и эмаль зубов неплохо растворяет, так что будем делать из киви легкий суп и всасывать его в себя через трубочку.

Миндаль, фундук – и сердцу и сосудам, а курага – это теперь наша основная пища – зубов нет, размолотим на мясорубке. Жизнь теперь наша будет состоять, в основном, не из переживаний, а из наблюдений за этой самой жизнью. И относиться мы к ней будем, как к картинкам в кино – наслаждаться, грызя семечки.

К слову о семечках – в них много полезного масла, но много грызть – печень их не очень любит. Но по мелочи – это ради бога.

А из животных белков теперь полюбим только вареного лосося. А все молочное – это если только доктор разрешит.

То есть, жизнь теперь переходит в такую осмысленную фазу или стадию, когда любой проглоченный кусок становится необычайно интересен.

И давление теперь будем измерять. Высокое – зеленый чай, заваренный при 80-ти градусах, низкое – черный чай, заваренный при 95-ти градусах. И все только свежее, в том числе и чай, все только качественное.

Дохлятину вяленую и копченную мы теперь не любим, предпочитаем ей яблоки отечественные, червивые.

Травяными чаями, успокаивающими да мочегонными, балуемся. И мятным чаем, и ромашковым – в первую очередь.

А еда теперь будет попадать к нам вовнутрь в количествах мизерных, напоминающих собственных кулачок, но каждые два часа. И сахар мы теперь не будем пожирать ложками, потому что при повышенном содержании в крови он тоже растворяет стенки сосудов.

Вот так и живем после 57 лет и первого инсульта, чтоб дожить до пенсии в 60 лет, избежать второго инсульта и обмануть родимое государство, относительно отпущенных нам для жизни сроков, улучшить отечественную статистику, и повысить общую выживаемость драгоценных россиян.

Вот такие разговоры я с приятелем и вел. Успокоил я его, похоже.

А потом я ему еще и книжек натащил – читать-то ему разрешили.

Если не читаешь, слабеет не только память, но и тяга к жизни.