И снится мне сон...

В позапрошлую ночь. Очень странный.
Настолько связный, что решил записать.
Итак снится мне, что будучи офицером-танкистом британской армии, вместе с группой коллег отправился в Мурманск передавать танки в рамках помощи союзникам. Вторая Мировая в разгаре, кажется, 1942-й год. Танки, что забавно, не британские, а американские М3 "Гранты". Как самый хитрый, запасся теплой одеждой - полушубок, унты, шапка, жилет из овчины, летная куртка. На корабле - жуткий холод, само судно - сухогруз в потеках ржавчины. Полушубок пришлось отдать начальнику группы, полковнику, сил не было смотреть как человек в возрасте мучается в своей шинели.
В каюте кроме меня еще один офицер, лейтенант, меня моложе и младше по званию.
Пытаемся заснуть, но не можем от холода, хотя навалили на себя все, что можно.
Я и предложил соседу перебраться ко мне на койку - вдвоем все же теплее.
Улеглись, согрелись.
И тут он мне рассказывает, как бы между прочим, как его сделали "сучкой" в Итоне трое старшекурсников.
Ему был симпатичен один парень из его класса. Как-то оказались они в лесу (или парке?) вдвоем и тот предложил ему снять одежду и позагорать.
Когда оба разделись, из-за деревьев подошла эта троица ("мушкетеры", как он их назвал) и предложили моему соседу на выбор - или он занимает место симпатичного ему парня в качестве секс-раба за покровительство, или они его просто изнасилуют и будут дальше трахать этого парня. Тот соседа, которого, кстати, кажется звали Оливер, выбрал себе на замену.
Оливер согласился.
- И, говорит мне Оливер, - к концу обучения я стал опытной проституткой. Так что, Джеймс, если есть желание, то не стесняйтесь.
Я ему сказал, что по этой стороне улицы Радости я не гуляю. В ответ на что, совершенно спокойно, мой сосед мне ответил, что сегодня мы живы - а вот завтра может уже и не быть.
- Я люблю свою жену и малышку, Джеймс. Но сейчас мы с вами вдвоем - и стоит ли отказывать себе в удовольствии?
Дальнейшие подробности, я все же опущу. Порнограф из меня никакой.
Дальше было еще интересней.
Мурманск у меня во сне был мимоходом. Помню только диалог:
- Ну и сарай (censored) вы нам привезли.
- Простите парни, это лучшее что у нас сейчас есть.
Дальше был визит к Оливеру и его жене Джейн в загородный дом.
Огромный. И тоже холодный. Во всяком случае, Джейн настояла, что бы в постели мы были втроем.
Подробности я тоже опущу, хорошо?
А вот эта сцена запомнилась. Я сижу на террасе этого дома, пью чай за столиком. Из окна рядом доносятся ну очень характерные звуки - Джейн и Оливер наверстывают упущенное. Я так понял, были у них какие-то проблемы, исчезнувшие после ночи втроем.
И тут заявляется один из "мушктереров", Гарри, длинный мерзкий тип, который, помимо всего прочего, оказался братом Джейн и офицером контрразведки. И явился, он, кстати, по мою душу. Вербовать. С помощью шантажа.
В каюте на сухогрузе, оказывается, была скрытая камера, нас с Оливером заснявшая.
А мне как-то совершенно безразлично. Ну да, были с Оливером в одной постели (на фото все равно больше ничего не видно, кроме двух голов в койке). Холодно было. И что?
А Гарри, который меня пытается вербовать, слышит стоны Оливера и Джейн и я вижу, со злорадством, как у него рожа его длинная и бледная идет пятнами от злости.
Дальше я проснулся.
Говорю же, очень странный сон.