Эд Мэйси, Апач - глава 5. Продолжение

Прогнозы Алисы действовали отрезвляюще, но они не могли понизить приподнятое настроение эскадрильи в начале тура. Несмотря на наше неуютно быстрое возвращение, все жужжали от нетерпения. Новые пилоты были возбуждены и это передавалось нам всем. Ни один из новичков не вызвал больший интерес, чем Шарлотта. Она была предметом обсуждения по всему Кэмп Бастиону.

Юная, в капитанском чине, с длинными светлыми волосами, Шарлотта прибыла прямиком из Сэндхерста, пройдя ускоренный курс программы «Апача». Это был ее первый тур и первое назначение. Она была первой женщиной которая стала управлять британским «Апачем» и первой, которая делала это в реальных боевых действиях. Через несколько дней в ходе тура, она станет первой британской женщиной, которая убьет в «Апаче». Получить это назначение было огромным подвигом и потребовало огромного мужества и тяжелой работы.

Немало стариков думало, что женщины не могут воевать на «Апаче» и я был одним из них. Мы считали, что они не могут выдержать огромную физическую перегрузку в кабине. Она доказала, что мы полностью ошибались. Она была отличным пилотом и не имела проблем с тем, что бы нажать на спуск, инструктора дали ей квалификацию второго пилота – бортстрелка.

Что было замечательно, она при этом процессе не пожертвовала ни унцией женственности. Она была доброй, с высокими скулами и подогнанной на ней формой, лучше, чем я когда-либо мог добиться. Она была помолвлена с пилотом реактивной авиации и носила кольцо с большим камнем на пальце – в значительной степени, что бы избежать всякой чепухи.

Можете себе представить морпехов, задумчиво глядящих на Шарлотту на камбузе. Прекрасная блондинка и ОНА управляла самой смертоносной машиной в мире. Для мужественных молодых коммандос она была слишком хороша, что бы это было правдой.

В целом, наш одинокий пилот женского пола был большим приятным дополнением к команде. Но я относил хорошую атмосферу в эскадрилье к стилю управления Босса. К концу первой недели он ввел еще два нововведения, которые подняли наш моральный дух.

На каждом вечернем докладе, наш начальник технической службы читал вслух состояние каждой машины и количество летных часов, которые у нее остались. «XZ172: пригодна к эксплуатации, пятнадцать часов всего. XZ179: десять часов всего, но будет выведена в резерв к 7.00. XZ193: двенадцать часов всего, и запасные части будут вечером. XZ196…» и так далее.

Это было очень уныло слушать. Один из техников придумал дать машинам имена, как это делали Королевские ВВС во Второй мировой войне. Босс это одобрил. Наземники предложили дать им имена известных порнозвезд – подходящая дань стилю жизни полевой армии. Это было одобрено единодушно.

Были забыты буквы и числа; в ход пошли Хизер Брук, Табита Кэш, Лоло Феррари, Дженна Джеймсон, Терра Патрик, Тэйлор Райн и Сильвия Сайнт. Совершенно по ребячески, но зато это дало повод для бесконечных шуточек с техниками, когда выходя из вертолета после вылета заявляли: «Я тут провел три часа в Лоло Феррари и она двигается как перекормленный вобмат».

Что бы показать, что в Армейском Авиационном корпусе нет места сексизму, «Апач» XZ204 получил имя Рона Джереми (самого быстрого члена Голливуда). Мы не хотели, что бы женщины в наземных службах чувствовали себя обделенными. Это добавило еще сотню двусмысленных шуточек.

Вторым моральноподьемным деянием Босса стало введение тактических позывных для каждого пилота. Мы использовали позывной «Урод» для переговоров по закрытой военной сети, когда мы находились в воздухе. Для вызовов внутри лагеря, мы использовали индивидуальные незащищенные портативные рации. Радиообмен по ним с использованием наших настоящих именно был строго запрещен, так как любой с дешевой «Мотороллой» мог их подслушать.

В первом туре мы использовали акронимы наших официальных должностей – комэск, замвор, замлеет и т.д. Босс решил внести немного веселья. Он собрал всех пилотов, что бы придумать более забавные тактические позывные.

Это было одной ночью в центре тактического планирования, в звуконепроницаемой металлической переговорной, позади палатки ОВО, когда мы заходили, что бы обсудить что-нибудь секретное. Там был расположен экран в пять квадратных футов, что бы просматривать ленты фотопулеметов при разборе полетов. Единственной проблемой у этого места был контроль за температурой: как и наши унитазы в гальюнах, его металлическая оболочка летом превращала в сауну, а зимой в морозильник. Но в ноябре там было прекрасно.

В ЦТП было пять или шесть удобных стульев – недостаточно для шестнадцати задниц. Поэтому, при каждом разборе полетов начиналась гонка, что бы их получить. Если вы оказывались слишком медленным, то сидели на твердом стуле или там, где смогли взгромоздиться. Мы сварили себе кофе и уселись в кружок.

- Отлично -  объявил Босс, играя роль конферасье. – Итак правила: позывной должен относиться к тому, что вы сделали или чем прославились. Это должно быть весело, но не нецензурно, потому как мы не можем пойти на матерную ругань в эфире. Кроме того, это должно звучать в рамках приличий – так, что бы я смог это объяснить какому-нибудь ВИП во время визита. Я также не хотел бы, что бы в генеральном штабе решили, что мы тут все обабились. Окай, Били, ты первый. Выходи.

Пилот, которому подбирали имя, не мог участвовать в процессе. Билли получил свое быстро. Как только он открыл дверь с темой из «Команды А» - «Ду-да-ду-дуууу-ду-дууууууу» мы уже знали, кто он будет.

Босс позвал Билли назад.

- Окай, Билли. Ты у нас «Личико». Сможешь работать с этим?

Билли был озадачен и Карл поспешил к нему на помошь.

- Ты Личико по двум причинам. Во-первых, ты всегда лицо, сопровождающее больших шишек при посещении части.

- Нет, это не совсем верно.

- Да, это чертовски хорошо – парировал Босс – хочешь я продолжу?

Билли усмехался

- Ну, вы все равно сделаете это, так или иначе.

- Хорошо сказано. Это политическая причина. На самом деле, это еще и потому, что ты думаешь, что только ты у нас смазливый парнишка.

Билли был окрещен. Следующим был Карл. Билли тут же занял удобный стул, который освободился, опередив двух других пилотов.

- Слишком медленно, джентльмены.

Карл занял больше времени. К сожалению, для него было много предложений.

- У меня есть один вариант, но я не могу вспомнить имя – сказал Босс – Продюсер Бората, из его казахстанского фильма. Ну знаете, огромный толстый тип, который сует свою ужасную волосатую задницу в лицо Бората?

Несмотря на придушенный смех, это предложение отклонили, как слишком жестокое.

- Хорошо, а что насчет Картмана из «Южного парка» - предложил Джорджи, из 1-го звена и офицер эскадрильи по поиску и спасению в боевых условиях. Он сымитировал американский акцент: «Какого хрена нет? Хрен, хреновина, хрен, хрен, хрен».

Но на Тони снизошло вдохновение. Он был первым пилотом в 3-м звене, команде, с которой мы ближе всех сработались. Мы часто работали на совместных операциях и наши палатки стояли рядом.

- Я придумал! Эвок из «Звездных войн». Он маленький, странный и волосатый и он ЭВО – Электронной Войны Офицер.

Это было отлично. Следующей была очередь Ника.

Ник был еще одним очень талантливым молодым капитаном, как и Шарлотта. Они были близким друзьями, учились вместе в университете и теперь вместе летали, как два вторых пилота 3-го звена.

Исключительно хорошо выглядящий, голубоглазый блондин с голливудской улыбкой, он был просто олицетворением Армейского Воздушного корпуса, Капитан Ник. Он был удостоен Меча Славы в Сэндхерсте, став первым пилотом, обучавшимся непосредственно на «Апачах» и выиграл чрезвычайно желанную награду Корпуса – Меч Превосходства при этом. Неплохое резюме. Если останется в армии, то однажды станет генералом. У него был талант. И что важнее, у него была удача.

Женщины таяли перед очарованием Ника и его старомодной галантностью. Он оставлял за собой цепочку разбитых сердец, куда бы не направился. Он имел хорошее чувство юмора, никогда не клялся и не любил порнографию.

Мне нравился Ник. Между нами было много общего. Мы вместе обучались на «Апачах» - он был в числе первых шестнадцати пилотов и мы вместе сделали первый тур. Как пилот-новичок, Ник лучился энтузиазмом и готов был прыгать на месте от возбуждения, как спаниель. Он часто шел на риск, когда вел машину – что стоило ему нескольких царапин при посадке – но всегда выходил сухим из воды.

- Роер?

- Ласси?

- Как насчет Бонни? – заговорила Шарлотта – Как Бонни Тайлер. Помните «Требуется герой»?

Во время первого тура Ник оказался первым пилотом, у которого взял интервью журналист «Сан» Том Ньютон Данн. Статья и фотография оказались на следующий день в газете под заголовком «Герой Ник». Он получил массу ругани за это. Мы были уверены что это продлится в течении недель, но Ника это не обеспокоило ни на секунду.

- Вы знаете, м-р М – сказал он мне однажды – У некоторых из нас есть взгляды, а у некоторых нет. Я не заметил, что бы «Сан» вас преследовало также сильно…

Ник стал Бонни. Шарлотта была следующей.

У нас всегда было подозрение, что часть белокурости вышла из бутылки.

- Это может быть немного язвительно – начал один из пилотов – Но что насчет Гуффс? (популярный полицейский сериал на BBC, с главным героем женщиной-блондинкой – прим. Перевод.)

Гробовая тишина.

- Давайте ваши предложения. Первое что пришло в голову, ну знаете… Пош (Шикарная – прим перевод.).

- Очень хорошо. И?

- Хорошо, возможно ее ожерелье не совсем подходит…

Казалось, здание сейчас обрушится. Босс согласился на Пош, но она всегда была Гуффс для всех остальных.

Джорди был Видал, из-за того факта, что он всегда водил вел автомобили для парикмахеров, кабриолеты Сааб или Ауди ТТ – и из-за того, что он также всегда зачесывал их к верху.

Джорди был настоящим почетным членом штабного звена. Он часто заменял Босса, когда того отзывали на встречи. Он всем нравился. И он был типичным парнем из Ньюкастла, находчивый и с быстрым языком. Все его предложения заканчивались с «типа» и когда Джорди был серьезен, даже «осторожно парни, типа».

Несмотря на то, что он был штаб-сержантом и был уже за тридцать, его образ жизни не менялся, как будто ему было девятнадцать лет. Обязательность не было в его сумке – он никогда не был верен девушке больше чем на пять минут. Он больше всего любил бухнуть с корешами и шпилить цыпочек в Туне в ночь на субботу. И он также любил гонять по автострадам Ньюкастла с откинутым верхом по выходным, с ревом музыки и что бы ветер трепал его тонкие светлые волосы. Он любил жизнь и мы были отличными приятелями.

В воздухе однако, Джорди был столь же серьезен, как и все и он был один из лучших пилотов в Армейском Воздушном корпусе – его длительное пребывание в демонстрационной команде «Синие Орлы» свидетельствовали об этом.

Корешом Джорди был Тони. Они были близкими приятелями и проводили каждую свободную минуту, обмениваясь шпильками. Развязный кокни, Тони был также сообразителен как Джорди и также в чине штаб-сержанта. Он был также самым малорослым пилотом в эскадрилье, имел большие уши, коротко стриженные волосы и низкий лоб. Даже Тони не отрицал бы, что походил на шимпанзе. Не было трудно придумать ему позывной.

- Спанк, как в Спанк Монкей – кто-то предложил.

Командир отклонил это как слишком грубое, так что его переименовали в Дарвина, как недостающее звено.

Последним членом 3 звена был Джим, уоррент-офицер, хорошо за сорок. Он был дедушкой эскадрильи. Он также летал для SAS и был тихим, скромным человеком, который часто составлял себе собственную компанию. Кроме работы, у него было два пунктика. Первое это здоровая и регулярная пища. Если бы Джим пропустил еду, это значило, что с человеком что-то стряслось. Это было серьезно. Когда он проверял перевооружение на вылете, он, как часто слышали, мог сказать: «Один «Хеллфайр», 60 тридцатимиллиметровых и пять десертов с фруктами, пожалуйста», заказывая таким образом один лишний для себя.

Он также был Великим Мастером Интернета – до такой степени, что доводил до безумия людей, ждущих своей очереди к терминалу. Бог знает, что он там делал так долго в онлайне, но это он любил.

- Что насчет ФОГ? – спросил Тони – Фудкорт или Гугль. Если он не занят одним, он занят другим. (‘How about FOG?’ Tony said. ‘Food or Google. If he’s not doing one, he’s doing the other.’)

- И?

- Ну ладно, он – Долбанный Старый Хрыч (Fucking Old Gay), разве не так?

Билли и я окрестили Босса «Спуском». Он был самый быстрый в эскадрилье и даже заработал таким образом кавалера Ордена Британской империи. Он был также полностью беспомощен, если требовалось набрать текст. Его ответы несли в лучшем случае половину исходного сообщения – возможно, из-за того, что его пальцы были слишком большими для клавиатуры. Но мы также знали, что он не мог найти клавишу «Очистить текст» и это делало его похожим на Спуска из «Только дураки и лошади» (известный британский комедийный ситком, на русский был переведен под названием «Дуракам везет» - прим. Перевод.)

Меня они окрестили Элтоном. «Человек-ракета», после моей катастрофы под Герешком – я никогда в жизни не смогу загладить это.

Тактические позывные были настолько хороши, что некоторые стали непосредственными прозвищами. С той ночи Спуск, Дарвин и ФОГ редко были известны как кто-либо еще.

This entry was originally posted at http://dannallar.dreamwidth.org/1713.html. Please comment there using OpenID.