Чиверс. Оружие. Глава 7 - Случайная винтовка. Продолжение

В современных боях, есть моменты, когда бой превращается в действия изолированных одиночек. Со времен Первой мировой войны, после того как автоматическое оружие, артиллерия и минометы стали преобладающими в бою, и тактика стала развиваться вокруг их использования, пехотинцы учились рассыпаться, рассеивая цель, которую они представляли и ограничивая опасность для группы от любой одиночной пулеметной очереди или взрыва фугаса. Такое рассеивание уменьшало риск для подразделения. В некоторых обстоятельствах, это также усиливало чувство личной потерянности. В такой момент рассеивания окружающая среда для каждого сражающегося могла внезапно измениться. Только что солдат был частью группы. В следующий момент, в хаосе внезапного боя, поскольку каждый человек предпринимал действия что бы выжить и продолжать сражаться, он мог оказаться один. Мир человека сжимался к маленькому, безумному и лишенному компании пространству, очерченному дезориентирующим ревом и вспышками своего и вражеского огня.
Рядовой первого класса Никельсон был в одной из этих внутренних зон. Пуля прошла так близко от него, что казалось, прожужжала возле самого уха. Еще больше пуль взбивали почву вокруг него. Он вжимался в землю, скрываясь в траве, стараясь стать как можно меньше. Он чувствовал себя крайне одиноко. В течении нескольких секунд он ощущал себя попавшим в ловушку и что это его последние мгновения жизни. Все эти парни здесь, в поле, стреляют, думал он. Почему они пытаются стрелять только в меня? Тогда он взял себя в руки. Он знал, что судьба каждого человека была связана с взводом и что взвод может выжить, только если будет сражаться. Он хотел сражаться. Он поднял свою голову и увидел вьетнамского солдата среди деревьев. Он поднял свою М-16, навел прицел и мягко нажал на спуск. Он поставил переводчик огня своей М-16 на автоматический огонь. Прозвучал один выстрел. Потом ничего. Его М-16 заклинило. «Вот б..дь», сказал он.
На краю деревни штаб-сержан Элрод определил, что наткнулся на северовьетнамский взвод. Взводы в АСВ были часто малочисленными, но их вооружение могло сделать их мощными. Морпехи 1940-х и 1950-х столкнулись с атаками живых волн в Азии. Но это было чем-то новым. две дюжины из этой новой породы бойцов могли остановить двести. Морпехи первого взвода были рассеяны и прижаты к земле. Пули свистели вокруг них. Штаб-сержант нуждался во всей огневой мощи, которая у него имелась. Но что-то шло не так. Морпехи, назначенные им в прикрытие М-60 не стреляли. Они скорчились и бешено возились со своими М-16. Он подбежал к одному из них. Винтовку бойца заклинило. Штаб-сержант посмотрел на остальных. Их оружие тоже заклинило. Корпус морской пехоты Соединенных Штатов, строился вокруг его стрелков и теперь в бою их винтовки не работали. Взвод попал под огонь и многие из его солдат были заняты, возясь со своим замолчавшим оружием. Находившийся рядом пулеметный расчет оказался под интенсивным обстрелом. Пулеметчик, капрал, был ранен в голову. Второй номер занял его место. Он тоже был подстрелен. Адреналин пульсировал в висках штаб-сержанта. Он был покрыт потом, разъярен и смущен. Он хотел убивать. Почему автоматические винтовки его взвода не работали? Он прополз к пулемету и открыл огонь. Первый взвод застрял.
Из многих долговременных эффектов от международного распространения штурмовых винтовок Калашникова, их влияние на американских военных было наименее понятым и наиболее глубоким. Полезность АК-47 для партизанской войны, террора и преступности могла быть легко предсказана. Скверный выбор, к которому это привело Соединенные Штаты, был не настолько предсказуем. Тем более, их совместный эффект.
В течении 1950-х, Соединенные Штаты упустили значение смысл распространения стрелкового оружия Советами и Восточным блоком. В 1960-х подобное невежество далее не могло продолжаться. Встряхнутый тревожащим крупномасштабным поступлением коммунистических штурмовых винтовок во Вьетнам, Пентагон понял, что по части винтовок их превзошли. Американская армия быстро выбрала М-16 в качестве основого оружия в войне. Если бы ранние М-16 были надежными автоматическими винтовками, это, возможно, было бы прямым и простым совершенствованием, историей старой, как сама война. Одна из сторон получает новое оружие, другая сторона отвечает тем же. Таким образом, война во Вьетнаме стала первым крупным конфликтом, в котором обе стороны были вооружены штурмовыми винтовками в небольших количествах, но постепенно они стали преобладающим огнестрельным оружием. Но принятие американцами штурмовых винтовок было реакцией, а не предвидением, или планированием и оно было болезненным и неумелым. Ранние М-16 и боеприпасы к ним сформировали комбинацию, не готовую для войны. Они были испорченной парой, появившейся из испорченной истории разработки. Склонные к отказам, они были спешно вручены войскам через сочетание желания министра обороны Роберта С. Макнамары и его эго в Пентагоне. Вместо вдумчивого прогресса от прототипа до основного принятого на вооружение образца, путь М-16 был отмечен спекуляциями, научным надувательством, подковерными интригами, придирками, некомпетентностью и немалым количеством недобросовестности производителей оружия и старших американских военных чинов. Ее появление на войне было на короткое время прославлено как триумф частной индустрии и перспективного менеджмента, но быстро стало монументом опасности высокомерия, угрозы спешки и изучения кривых дорожек военного управления.

This entry was originally posted at https://dannallar.dreamwidth.org/24633.html. Please comment there using OpenID.