Вот я тут подумал...

Анекдот вместо эпиграфа.
"В ответ на демонтаж Эстонией памятников советским солдатам, Госдумой РФ принято решение принять жесткие адекватные меры - установить в Москве памятник эстонским солдатам, который будет создан великим русским скульптором Церетели. "

Да, господа и дамы. Да. Художника каждый может обидеть. Огорчить. Можно сказать, плюнуть в нежную, ранимую душу, для плевков совершенно не предназначенную. Что успешно проделывают. И не только с художниками. А что художник может? Только творить.
Взглянем например, на знаменитую статую Петру 1-му в Москве. Посмотрите внимательно. Это нетрудно. Знаете что это? Это апофеоз гибели российского флота (и не только флота). Чудовищный монстр, создатель и воплотитель в жизнь российской бюрократии, попирающий ботфортами обломки кораблей и вздымающий в деснице бумажный свиток. Огромность его пугает. Он чудовищен. Нелеп. И абсурден. Как и наша государственная машина. Не людьми созданная и не для людей.
А памятник на Поклонной горе? Разве не является он зримым отношением того, что происходит с нашей историей, в частности - с историей Великой Отечественной войны? И с уцелевшими ее участниками. На символическое изображение штыка навешаны абсолютно абсурдные фигуры гениев и языческих богинь (в лучших традициях времен Екатерины Великой), Георгий Победоносец, абсолютно самодостаточный символ, дополнен нелепой расчлененкой, а строгая и величественная в своей простоте архитектура самого комплекса совершенно противоречит амазонкам на его крыше. Сопоставьте это с георгиевскими лентами на БМВ и "мердседесах" отечественных "патриотофф".
Церетели - гений. Гений, вынужденный выражать свое отношение к реальности, окружающей его, эзоповым языком скульптуры.