Бой у блок-поста "Тампа", Мосул, 29 декабря 2004 года. Окончание

Курилла решил усилить оборону блок-постов, в ответ на разведывательную информацию. Соответственно, командир роты «Кобра» Хоссфелд немедленно решил усилить блок-пост «Тампа» дополнительным комплектом заграждений и дополнительным тяжелым пулеметом. Ранним утром 29 декабря под покровом темноты, саперные части установили второй ряд заграждений у блок-поста «Тампа» вдоль основного маршрута снабжения, который тянулся до самой правой, северной полосы этого четырехполосного шоссе. Это обеспечило два барьера заграждений у блок-поста вдоль наиболее вероятного маршрута подхода для заминированного автомобиля. Новый ряд отодвинул периметр блок-поста почти на 100 футов от здания. Если первый ряд не сможет остановить террориста-смертника, то второй ряд остановит наверняка.
Позже, в то же утро, 2-й взвод роты «Чарли» 1-го батальона 24-го пехотного полка, под командованием 1-го лейтенанта Джереми Роквелла и сержанта 1-го класса Марка Гальегоса вернулся по ротации для несения гарнизонной службы на созданном ими 9 дней раньше блок-посту «Тампа». Взвод расположил четыре «Страйкера» вокруг периметра блок-поста. Две машины были размещены у ОМС «Тампа», один из которых смотрел на север, а другой на юг, за двумя рядами заграждений у западной стороны вдоль ОМС. С восточной стороны два других «Страйкера» прикрывали дороги, подходящие к блок-посту с этого направления. 2-й взвод, насчитывавший около 40 солдат, занимал позиции либо в «Страйкерах», либо в окнах третьего этажа здания. Каждое отделение занимало по две позиции одновременно, в общей сложности, шесть позиций. Смена караула проходила через час, с 2 часами перерыва. Свободные от дежурства солдаты обычно пытались спать на втором этаже. Хоссфелд прикрепил к взводу ротного снайпера, сержанта Даниэля Швендемана. Швендеман устроился на крыше здания в северо-западном углу, откуда мог наблюдать за деятельностью в направлении перекрестка «Ярмук». Первоначально Швенденман планировал занять одно из зданий с другой стороны ОМС «Тампа», напротив блок-поста, но там не было таких удобных позиций, как на плоской крыше самого блок-поста.
Примерно в 14.30 рядовой первого класса Оскар Санчез был на посту у окна в юго-западной части здания. Сектор наблюдения Санчеза был обращен на юг, вдоль ОМС «Тампа». Для лучшей видимости, Санчес встал на стул. Он был вооружен пулеметом М240 калибра 7,62 мм. За несколько минут до того, батальонная тактическо-разведывательная группа отбыла от блок-поста «Тампа» к блок-посту роты «Апач» в Зале Провинции. Тактическо-разведывательная группа состояла из шести «Страйкеров», включая группу командования батальона (Курилла и Поссер), оперативного офицера (Биегер) и батальонный разведвзвод. Этот отряд проследовал на юг от ОМС «Тампа» к маршруту «Лексус» и приближалась к перекрестку маршрутов «Хонда» и «Лексус». Примерно в 500 метрах к юго-востоку от тактико-разведывательной группы Хоссфелд двигался к юго-западному району Мосула, готовясь провести то, что «Кобра» неофициально называла облавой со стуком, со своим тактическим командным пунктом и частью 3-го взвода роты. Эта тактическая группа роты «Чарли» состояла из четырех «Страйкеров». В ходе операции по облаве со стуком, подразделение окружало квартал и спешившиеся солдаты переходили от двери к двери, опрашивая местных жителей и обыскивая дома в поисках боеприпасов и оружия. Тактическая группа роты «Чарли», как и батальонная тактическо-разведывательная группа, была только что к северо-востоку от своего нынешного местоположения, недалеко от блок-поста «Тампа». Отряд Хоссфелда завершил операцию облавы со стуком в квартале к западу от ОМС «Тампа», примерно в 1000 метрах к юго-западу от одноименного блок-поста.
По пути к новому месту, Хоссфелд заметил самосвал, припаркованный у дороги, ведущей к ОМС «Тампа». Хотя самосвал несколько не вписывался в облик места, в районе находилось несколько автомастерских и у него могла быть законная причина там находится. Что не знал командир «Кобры», так это что в самосвале были уложены примерно 50 155-мм артиллерийских снарядов южно-африканского производства и баллоны с пропаном. Водитель, террорист-смертник, просто ждал приказа выполнить свою задачу: нападение на блок-пост «Тампа». После того, как группа Хоссфелда покинула район, самосвал дождался, пока батальонная тактико-разведывательная группа проедет на юг по ОМС «Тампа». После того, как она проехала, водитель самосвала подъехал к ОМС, вышел из машины и сделал последнее заявление на камеру, которую держал его начальник, что бы заснять атаку. Затем, примерно в 14.30 водитель забрался обратно в машину, пересек ОМС «Тампа» по северной полосе и помчался к блок-посту.

Когда самосвал двигался по шоссе, на крыше блок-поста «Тампа» снайпер Швендеман и командир взвода Рокуэлл смотрели в другую сторону. Тем не менее, они почувствовали, что что-то не так, поскольку обычный поток траффика по ОМС «Тампа» внезапно остановился. На третьем этаже Санчес увидел приближающийся самосвал. Шины самосвала были перенакачаны, что бы наилучшим образом использовать инерцию от движения вверх по ОМС «Тампа» и прорвать заграждения перед блок-постом, ударив прямо по зданию. Когда машина приблизилась к барьерам, которые ограничивали движение траффика с севера до одной полосы, водитель свернул вправо и провел самосвал через первый ряд заграждений. Санчес немедленно открыл огонь, пока водитель пытался проехать через неожиданный второй ряд заграждений. Взрывчатка сдетонировала. Мощный взрыв тяжело ранил Санчеса. Однако, поскольку автомобиль взорвался примерно в 75 футах от здания, он не уничтожил блок-пост. Взрыв создал большую воронку, длиной 15 футов и глубиной в 4 фута перед зданием. На крыше Роквелл и Швендеман были отброшены по диагонали через всю крышу в юго-западный угол. Внутри здания и находящихся рядом «Страйкерах» были ранены, помимо Санчеса, 11 солдат 2-го взвода. Внешний фасад здания был сильно поврежден. Два «Страйкера» со стороны взрыва, были также повреждены. Ближайший к месту взрыва загорелся от системы постановки дымовой завесы, использующий белый фосфор. Несмотря на близость взрыва, ни один из солдат в «Страйкерах» не был убит. Водитель ближайшего «Страйкера», рядовой первого класса Харланд Ливертон был тяжело ранен, но выжил, потому что он дремал на водительском сиденье и не был в сидячем положении, когда заминированная машина взорвалась. Рядовой первого класса Фаусто Нава, водитель соседней машины, получил травму ноги. Нава не был внутри, когда взорвался самосвал, но он забирался внутрь и оказался защищен броней. Однако осколки временно ослепили командира его машины.
По мнению многих наблюдателей, взрыв был самым большим, из слышанных ими за время пребывания в Мосуле. Облако дыма было ясно видно по всему городу. Большинство личного состава поначалу думали, что что-то произошло на перекрестке «Ярмук» или около него, но радиосообщение на батальонной частоте Гальегоса от от 2-го взвода вскоре показала обратное. Гальегос доложил о двух тяжело раненых и просьбе о подкреплениях. После его сообщения связь с блок-постом была временно потеряна, так как защитники теперь были вовлечены в яростную перестрелку. Отряд из 50 боевиков, вооруженных РПГ и стрелковым оружием, немедленно открыл огонь по гарнизону блок-поста, стреляя по защитникам с соседних крыш и углов улиц на севере, западе и востоке. Это было началом того, что вылилось в двухчасовую перестрелку (см. карту 5). Вражеский огонь вынудил гарнизон оставаться в здании блок-поста после эвакуации пострадавших из «Страйкеров». Когда у взвода стали заканчиваться боеприпасы, отдельные солдаты отважно бросили вызов огню антииракских сил, что бы забрать боеприпасы, уложенные в поврежденные «Страйкеры».
Два ближайших отряда для подкрепления блок-поста «Тампа», после получения сообщения от Гальегоса, были батальонная тактико-разведывательный отряд и тактическая группа роты «Чарли». Тактико-разведывательная группа находилась более чем на полпути по двухмильному маршруту от блок-поста «Тампа» до блок-поста роты «Апач» в Зале Провинции, когда вдали прогремел взрыв. Этот отряд был на маршруте «Лексус», широкой магистрали, которая позволила ей немедленно развернуться. Тактическая группа роты «Чарли» была на юге, на более узкой улице. Оба командира услышали призыв о помощи Гальегоса и наступившее затем молчание. Ситуация на блок-посте «Тампа» выглядела критической и оба командира групп, комбат Курилла и ротный Хоссфелд, были поставлены перед выбором, как отреагировать на ситуацию.
Эти командиры имели следующие варианты. Как узлы связи и управления, они могли выдвинуться на передовые позиции, направить подкрепление для блок-поста и координировать отправку сил быстрого реагирования, других подкреплений и медицинских эвакуационных команд. Этот вариант предоставлял свободу координировать действия остальных подразделений, организуя отряды по оказанию помощи блок-посту «Тампа». Ни один из командиров не знал, было ли нападение на блок-пост «Тампа» прелюдией к дальнейшим атакам на батальонные и ротные подразделения на аналогичных выдвинутых позициях. Этот вариант позволял бы командирам командовать своими подразделениями без необходимости одновременно сражаться.
Вторым вариантом было организовать немедленную помощь, «двигаясь на звук стрельбы». Этот вариант позволял немедленно выдвинуть огневую мощь «Страйкеров» и солдат в каждой группе. Тактико-разведывательная группа, помимо батальонного командного пункта включала батальонный разведвзвод с четырьмя «Страйкерами», три разведгруппы и группу снайперов. Тактическая группа роты «Чарли» также включала две машины ротного КП, плюс два «Страйкера» и одно отделение из 3-го взвода «Кобр». Немедленно подошедшее подкрепление не только могло предоставить объединенную огневую мощь обеих групп, они могли кроме того обеспечить эвакуацию раненых. Оба командира, роты и батальона, имели средства для координации огневой поддержки, включая непосредственную поддержку с воздуха, через прикрепленных к ним офицеров огневой поддержки. Однако, придерживаясь этого варианта действий, командиры, возможно, окажутся в гуще боя, как часть гарнизона блок-поста «Тампа» и не смогут координировать действия на ротном и батальонном уровне.
Курилла и Хоссфелд решили немедленно двигаться к блок-посту «Тампа», координируя подкрепления и огневую поддержку, используя огневую мощь и броню «Страйкеров», что бы прорваться через огонь противника у блок-поста. Батальонная тактико-разведывательная группа немедленно изменила направление и двинулась на запад по маршруту «Лексус» а затем повернула на север, на основной маршрут снабжения «Тампа», следуя тем же путем, что и несколько минут назад. Тактическая группа роты «Чарли», находясь в более компактном квартале, не могла развернуться так же легко. Тем не менее, группа из четырех машин вскоре развернулась и начала движение по прежнему маршруту. Вскоре Хоссфелд увидел перед собой батальонную тактико-разведывательную группу. Когда его машина поворачивала на ОМС «Тампа», новый взрыв прогремел на пути батальонной тактико-разведывательной группы (БТРГ). Антииракские силы еще не закончили.
Через несколько минут после поворота на север, на ОМС «Тампа» БТРГ оказалась в центре зоны поражения заложенных СВУ. Это был участок дороги, по которому БТРГ и тактическая группа роты «Чарли» всего несколько минут назад двигались в противоположном направлении. За это время повстанцы устроили засаду, заложив семь самодельных взрывных устройств, установили в автомобиле бомбу с дистанционным управлением и привезли террориста-смертника на машине, поджидая предсказуемого возвращения американских войск в ответ на нападение на блок-пост «Тампа». Головное подразделение БТРГ въехало в засаду. Идущий в качестве дозора головной «Страйкер» заметил СВУ, сделанные из 120-мм и 155-мм артиллерийских снарядов, с соединенными проводами детонаторами на дороге, и передал по радио предупреждение остальной группе. В этот момент появился водитель-камикадзе и подорвал свою автоторпеду напротив второго «Страйкера», HQ203, машины 3-го отделения разведвзвода, на борту которого был взводный командир, 1-й лейтенант Джон Бурже, угодивший в засаду.
Взрыв сильно повредил «Страйкер», выведя его из строя. Однако никто из находившихся внутри солдат серьезно не пострадал, хотя четверо были ранены. Из укрытия в зданиях в нескольких сотнях метров к западу от шоссе, боевики антииракских сил открыли спорадический огонь из стрелкового оружия по БТРГ. Несмотря на эту неудачу, Курилла все еще считал необходимым прорваться на блок-пост «Тампа», поэтому решил разделить свои силы. Он оставил большую часть разведвзвода с двумя «Страйкерами» (в дополнение к поврежденному) позади, под командованием Бурже, что бы разобраться с потерями от заминированной машины и минным полем. Между тем, БТРГ (собственные машины Куриллы, HQ66, и оперативного офицера Биегера, HQ 63) вместе с 1-м отделением разведвзвода (на HQ 201, с сержантом разведвзвода Робертом Боуманом на борту), ведущей машиной во время засады, продолжила путь к блок-посту.

Тактическая группа роты «Чарли» Хоссфелда прибыла на место проишествия и командир «Кобры» разделил свой отряд. Для обеспечения безопасности и оказания медицинской помощи разведвзводу на месте засады он выделил одну из двух машин 3-го взвода, взводного сержанта первого класса Джеймса Майна и взводного медика, а также машину из ротной группы огневой поддержки. Тактическая группа роты «Чарли» из оставшихся двух машин (C66 и C34) затем последовала за БТРГ, выдерживая короткий интервал. Эта объединенная группа двинулась на запад от ОМС «Тампа» по грунтовой дороге и с дистанции, открыла огонь из пулемета .50 калибра и станкового гранатомета Мк.19 по двум СВУ на шоссе, в попытке их взорвать и очистить проход на север. Одно СВУ взорвалось, второе загорелось. Пять машин вернулись на ОМС «Тампа» и продолжили путь на север, к блок-посту «Тампа», не попав под обстрел легкого стрелкового оружия, пока не достигли непосредственно блок-поста.
Оказавшись на блок-посту, машины развернулись, добавляя свою огневую мощь к обороне. Боумен разместил HQ201 на северной полосе ОМС «Тампа», сразу за блокпостом, носом на север. Курилла разместил свою командную машину, HQ66, слева от машины Боумана, на средней полосе шоссе, носом на запад-северо-запад. Биегер разместил HQ63 за машиной командира батальона, прямо перед блок-постом, для облегчения эвакуации раненых. Две машины роты «Чарли», следовавшие за штабными машинами, встали рядом с блок-постом и прикрыли южную сторону, с машиной 3-го взвода (C34), вставшей прямо непосредственно у здания блок-поста с юга.
Курилла теперь лично командовал машинами, ведущими огневую дуэль с противником, за пределами здания. Рокуэлл сохранил командование солдатами внутри здания. Тем временем, Хоссфелд и Биегер вошли в здание, что бы получить представление о состоянии гарнизона. Хоссфелд немедленно подкрепил блок-пост отделением из 3-го взвода. Двигаясь от машин к зданию, подкрепление подверглось обстрелу из стрелкового оружия, хотя никто в этот раз не пострадал. Биегер, Хоссфелд и солдаты из 2-го взвода погрузили тяжело раненых, в том числе Санчеса, в HQ63, находясь под огнем стрелкового оружия противника. Биегер отбыл и немедленно проехал 4 мили на юг через строй СВУ и место засады в армейский госпиталь, расположенный на авиабазе «Даймондбэк». К сожалению, Санчес умер по дороге. Хоссфелд последовал за Биегером, намереваясь организовать и привести подкрепление из роты «Кобра» и проверить потери. Почти сразу же РПГ, выпущенная с запада попала в «Страйкер» командира роты, выбив одну из передних шин. Это замедлило возвращение Хоссфелда. Во время движения, он координировал действия по радио с заместителем командира роты, организовавшем подкрепления. Они включали в себя оставшуюся часть 3-го взвода, возглавляемого Джеймсом Уивером (два «Страйкера, с двумя отделениями и четырьмя пулеметами), ротный взвод САУ, под командованием Орландо Роя (три «Страйкера» с TOW) и «Страйкер» заместителя командира роты. После быстрой поездки в полевой батальонный госпиталь, Биегер и Хоссфелд вернулись в бой. Хоссфелд встретился со своим заместителем командира роты, капитаном Фон Сандра и восемь «Страйкеров» (включая два оставшихся на месте засады), выстроились вдоль ОМС «Тампа» за воротами ПОБ «Марез», к югу от места засады. Хоссфелд поменялся машинами с заместителем командира роты, который остался в ротном тактическом оперативном центре (ТОЦ) на «Марез».
Пока бой за блок-пост «Тампа» продолжался, огонь антииракских сил по месту засады начал усиливаться, особенно после того, как повстанцы поняли, что американцев не удастся заманить на растяжки. Под этим, теперь уже сильным огнем, два сержанта из 2-го отделения разведвзвода, штаб-сержант Уэсли Холт и сержант Джосеф Мартин, систематически подрывали пять оставшихся СВУ. Это расчистило путь для подкреплений роты «Кобра» и взвода из роты «Апач», назначенного в качестве ГБР батальона, при движении к блок-посту «Тампа». Биегер также вернулся в бой в это время.
С этими подкреплениями и непосредственной воздушной поддержкой, обеспечиваемой военно-морским F14 «Томкэт» и F/A – 18 морской пехоты, давление на войска 1-го батальона 24 пехотного полка было ослаблено. Авиаудары сфокусировались в основном против антииракских сил, собравшихся возле пересечения ОМС «Тампа» и маршрута «Ниссан». Несколько авиаударов и выпущенных ракет TOW были направлены на здания рядом с этим перекрестком. Вскоре огонь повстанцев иссяк. Почти через четыре часа после начала боя спокойствие вернулось в западный Мосул. По меньшей мере, 25 повстанцев были убиты, в то время как потери 1-го батальона 24-го пехотного полка составили 1 убитого и 20 раненых. Из 20 раненых 17 вернулись в строй в течении 2-х недель. Два «Страйкера» вышли из строя, еще шесть получили легкие повреждения. В то время как Хоссфелд был занят обеспечением блок-поста «Тампа», другой блок-пост роты, занятый 1-м взводом в полицейском участке Запад-3, был всего в 800 метрах на северо-востоке от места подрыва автомины. Этот взвод, под командованием Шона Кеннелли, следил за боем на частотах роты и батальона. Цифровые устройства связи в «Страйкерах» позволяли ему (и остальным командирам 1-24) следить за передвижениями всех транспортных средств, участвующих в бою. Соответственно, по собственной инициативе, Кеннелли оставил одно из трех отделений и один «Страйкер» в полицейском участке и выдвинул оставшиеся отделения и свой собственный «Страйкер» к блок-посту «Тампа». Это блокировало дороги к югу и юго-западу от Запад-3, препятствуя отступлению или атакам антииракских сил по этим маршрутам в бою у блок-поста.
Сразу же после боя, Курилла приказал эвакуировать блок-пост «Тампа». Рота «Кобра» собрала свое оборудование, включая генератор и приблудившегося пса, ставшего талисманом роты, и вернулась на ПОБ «Марез». Командир батальона был поставлен перед выбором, сохранить ли блок-пост или навсегда оставить его. Учитывая его расположение в середине зоны активности противника и готовность антииракских сил вести крупные бои по ликвидации блок-поста, бой 29-го декабря мог стать прелюдией к аналогичным боям, как и за кольцевой перекресток «Ярмук», где не было постоянного гарнизона. Однако, отказ от блок-поста означал бы, что повстанцы одержали победу, какой бы пирровой она не была, и возможно, создал бы еще больший кризис перед выборами. Курилла мог также пойти третьим путем — сохранить блок-пост, усилив его дополнительными войсками, которые, как ожидалось, прибудут в Мосул для обеспечения безопасности перед выборами и расширить периметр, что бы предотвратить дальнейшие атаки с помощью взрывных устройств на автомобилях.
Командир «Два Четыре» в конечном счете, решил сохранить блок-пост и расширить его периметр. Когда появится подкрепление, на блок-пост будут направлены дополнительные войска. В 20.00 29-го декабря два взвода из роты «Апач» восстановили оборону, пока сапер из Национальный гвардии определил, что бетонная конструкция все еще в порядке. 3-й взвод «Кобры» снова занял блок-пост в 07.00 30-го декабря. Танковый взвод, часть подразделения переброшенного с авиабазы «Анаконда» в центральном Ираке, получил постоянное назначение на блок-пост «Тампа» на период его существование как американского блок-поста. Периметр блок-поста был расширен за ОМС «Тампа», полностью блокируя дорогу на время выборов. После выборов, движение было ограничено одной полосой в южном направлении. Блок-пост «Тампа» вскоре после этого был передан под контроль иракских сил безопасности.
Солдаты 1-го батальона 24-го пехотного полка получили 181 медаль «Пурпурное серце» за год службы в Мосуле. Из них 20, или почти каждый десятый, были награждены за бой у блок-поста «Тампа». Три из 5 Серебрянных звезд и 11 из 31 Бронзовых звезд за доблесть, которыми были награждены бойцы подразделения, были получены за этот бой. Многие наблюдатели, в том числе, и сам Курилла, считали этот бой поворотным пунктом в борьбе 1-го батальона 24-го пехотного полка в Мосуле. Месяц спустя суннитский район Мансур, на юго-западе Мосула, недалеко от блок-поста «Тампа» и места засады, имел самую высокую явку избирателей во всем Северном Ираке.
Организатор атаки антииракских сил на блок-пост «Тампа», Мохаммед Халиф Шаркави, был захвачен бойцами роты «Кобра» и силами специальных операций (ССО) 14 июня 2005 года в западном Мосуле. Шаркави был обнаружен благодаря информации, полученной от его собственной семьи и ранее захваченного коллеги. Месяц спустя, его преемник в западном Мосуле, Абу Зайд, отправил главе Аль-Каиды в Ираке Заркави письмо, в котором выразил сожаление по поводу сокращений числа нападений повстанцев в Мосуле. В письме также сетовали на замену хорошо спланированных и осуществленных атак террористов-смертников более многочисленными, но менее эффективными нападениями смертников из числа плохо подготовленных боевиков. Документ показал явное отсутствие лидерства и организации в антииракских силах в окрестностях Мосула. Повстанцы выпустили свою стрелу у блок-поста «Тампа» месяцами ранее.