Засада в Вербное воскресенье. 20 мая 200 года. Начало

Засада в Вербное воскресенье, 20 марта 2005 года
Томас А. Брускино мл.
Незадолго до полудня 20 марта 2005 года — в Вербное воскресенье — большая группа повстанцев устроила сложную засаду на два конвоя Коалиции, когда они сблизились на шоссе в 26 милях на юго-восток от Багдада. Это нападение было совершено почти через два года после возглавляемой США кампанией Коалиции в Ираке, через несколько месяцев после того как Коалиция выгнала повстанцев из их крепости в Фаллудже в ноябре 2004 и через 2 месяца после того, как народ Ирака провел свободные выборы в январе 2005 года. На протяжении всей операции в Ираке войска Коалиции сталкивались с постоянной борьбой за поддержание открытых и безопасных линий снабжения. Повстанцы пытались перерезать эти линии снабжения. Что еще более важно, повстанцы знали, что атаки на линии снабжения будут приводить к потерям — потерям, которые, как они надеялись, позволят подавить волю Коалиции к борьбе.
Армия США хорошо осознавала угрозу для операций проводки конвоев в течении первых 2-х лет войны. К весне 2005 года большинство конвоев сопровождали армейские машины. Иногда среди гражданских грузовиков встречались армейские тягачи. Часто армейские гантраки — многоцелевые колесные вездеходы (HMMWV) или большие бронированные грузовики — сопровождали конвои, отслеживая засады и придорожные бомбы, известные среди военных как СВУ. Противник, признавая растущее мастерство американцев в сопротивлении засадам, изменил тактику, что привело к распространению использования СВУ по всей стране. Когда повстанцы устраивали засады, небольшие группы по 7-10 человек нападали, наносили как можно больше потерь, а затем поспешно отступали, часто на заранее подготовленных машинах.
Явно неудовлетворенные результатами этих небольших операций, в марте 2005 года одна группа повстанцев решила поднять ставки и одержать более убедительную победу. 18 марта эта группа, насчитывающая примерно 50 человек, атаковала конвой из 30-ти машин к юго-востоку от Багдада, повредив более половины машин и убив по меньшей мере одного гражданского водителя. Они ушли до того, как прибыло подкрепление Коалиции. Скорее всего, та же группа устроила засаду в Вербное воскресенье несколькими днями позже. Это был хорошо организованный и хорошо вооруженный отряд и 20 марта они использовали в бою различное стрелковое оружие, крупнокалиберные пулеметы, РПГ, минометы и как минимум, одно СВУ.
Для засады в Вербное воскресенье, повстанцы выбрали участок шоссе к востоку от Салман-Пака, города на реке Тигр, названного в честь одного из товарищей пророка Муххамеда и местом расположения печально известного военного тренировочного лагеря при режиме Саддама Хуссейна. Дорога, называемая Иракское Шоссе №6, также известная американцам как запасной маршрут снабжения «Детройт», представляла собой четырехполосное шоссе с твердым покрытием, разделенное грунтовой разделительной полосой. Шоссе шло в основном с севера на юг и стало ключевым маршрутом для переброски людей и предметов снабжения из района Багдада во все южные районы. К западу от места засады, перпендикулярно главной, шла подъездная дорога. Окружающая местность была в основном открытой, загородной, заросшей кустарником, пустынной. К югу от подъездной дороги было больше растительности, в виде среднего размера деревьев. Среди деревьев, особенно на западной стороне главной дороги, было несколько строений в пределах 150 метрах от дороги, включая торговые ряды, кирпичное здание и двухэтажный дом — все это обеспечивало отличное прикрытие для примерно 15 повстанцев.

К северу от подъездной дороги была более пустынная местность, хотя линия деревьев шла параллельно северной стороне подъездной дороги. Вдоль кромки леса земля поднималась к насыпи, а затем спускалась в траншею. Линия деревьев и траншея простиралась примерно на 230 метров вдоль подъездной дороги и примерно от 30 до 50 метров вдоль основной дороги, где линия деревьев сужалась. В этом месте траншея делала поворот на 90 градусов на север и несколько сотен метров шла параллельно главной дороге. В этих Г-образных траншеях (к северо-западу от пересечения главной и подъездной дороги) стоял небольшой заросший сад, усеянный примерно 40 деревьями и кустарниками в рядах, примерно в 160 метрах от основной дороги. Дальше, к юго-западу, примерно в 350 метрах от главной дороги и в 350 метрах от подъездной дороги, стояла большая электростанция. Траншеи, насыпи и строения вдоль западной стороны главной дороги обеспечивали отличное прикрытие для засад и повстанцы разместили основную часть своих сил, около 35 человек, в этом районе.

Силы Коалиции включали два конвоя и их сопровождение (см. рис. 3). Конвой направлявшийся на север, представлял собой смешанный армейский и гражданский отряд, численностью в 32 машины: 22 гражданских грузовика, вперемежку с 7-ю армейскими тягачами 1075-й транспортной роты, каждый из которых вели два солдата. Три «Хамви» эскорта конвоя из 518-й роты гантраков (временной), под позывными «Регулятор», каждый с тремя солдатами на борту и оснащенные крупнокалиберными пулеметами М2 «Браунинг», сопровождали конвой. «Регулятор-1» находился в передней части колонны, «Регулятор-2» в середине и Регулятор 3 в хвосте колонны. Сразу за «Регулятором-1» ехала машина, в которой находился командир конвоя, штаб-сержант 1075-й роты Джеффри Улл. Менее чем в 2 милях к югу от места засады, конвой прошел через иракский КПП. Там некоторые солдаты заметили странную активность, в том числе, иракского постового, державшего большой реактивный гранатомет, но этого было недостаточно, что бы вызвать подозрения о том, что ждет впереди на дороге.
Гражданский конвой, идущий на юг, состоял из 30 большегрузных тягачей, автобуса военторга Армии и ВВС (AAES) и двух внедорожников «Форд Спорт», сопровождаемых 3 «Хамви» из батареи «Браво» 1-го батальона 63-го полевого артиллерийского полка, с позывными «Жеребец 33». Южный конвой двигался по участку дороги, охраняемому 617-й ротой военной полиции. 20-го марта, 2-е отделение 4-го взвода 617 роты военной полиции находилось в этом районе и начало сопровождение конвоя, идущего на юг. Отделение военной полиции состояло из трех «Хамви». В передней машине находились трое солдат, включая командира отделения штаб-сержанта Тимоти Ф. Нейна, и у них был крупнокалиберный пулемет, в качестве вооружения расчета. Вторая машина также несла трех солдат, командиром машины была сержант Лейн Энн Эстер, вооружение состояло из спаренной турельной установки станкового гранатомета МК.19 и крупнокалиберного пулемета М240B. Третий «Хамви» нес крупнокалиберный пулемет и четырех солдат, включая медика подразделения.
Действуя под позывным «Ворон-42» три «Хамви» из 617-й роты ВП патрулировали свой участок шоссе длиной 15-25 миль большую часть утра, когда наткнулись на идущий на юг конвой. Военная полиция установила радиосвязь с идущим на юг конвоем и сообщила, что они будут сопровождать их при движении через этот район. У военной полиции был большой опыт работы на этом шоссе. Они прибыли в Ирак в ноябре 2004 года и взяли на себя функции еще одного подразделения ВП обеспечивающего безопасность на основной дороге на юго-востоке от Багдада. По утрам они обычно патрулировали местность в поисках засад или бомб на обочинах. Затем, когда конвои начинали двигаться по району, военная полиция либо сопровождала грузовики, либо следовала за ними, пока они не перемещались в сектор другого подразделения.
Солдаты 2-го отделения 4-го взвода ВП очень серьезно относились к своим обязанностям и энергично готовились к выполнению своей работы под руководством их командира роты, капитана Тода Линднера, и их командира отделения Нейна. Поскольку они обычно действовали как отделение на трех машинах, Найн и три его командира звеньев, сержанты Джо Ривера, Эстер, и Дастин Моррис, оказались особо важными в их подготовке к боям. В течении недель и месяцев после их прибытия в Ирак, отделение проводило профилактические ремонтные работы и обслуживание после каждой задачи, независимо от продолжительности или интенсивности задания. Они освободили машины от любого ненужного снаряжения, которое могло замедлить подразделение под огнем. Они сделали свои машины как можно более единообразными, храня оружие, боеприпасы и снаряжение во всех трех «Хамви» в одних и тех же местах и одним и тем же способом, что бы любой боец отделения мог без найти то, что ему или ей было нужно без раздумий.
Нейн настоял, что бы они несколько раз прошли по маршрутам на картах, убедившись, что каждый боец его отделения знает местность вдоль и поперек. Затем они репетировали, как на дороге, так и перед грифельной доской. Нейн и командиры его звеньев указывали перекрестки, которые будут вероятными местами засады, обсуждая, что делать в случае нападения на любом из этих участков. Отделение перебрало все возможные сценарии: когда атаковать и когда выходить из зоны поражения, когда спешиваться и когда оставаться в машине, кто будет прикрывать огнем и что делать, если они потеряют машину.
Отряд также имел опыт боев на этом маршруте. 27 января небольшая группа повстанцев напала на них ночью. После короткой перестрелки, в ходе которой никто с обеих сторон не был убит или ранен, противник прервал контакт и исчез. Два дня спустя, патрулируя шоссе ранним утром, они наткнулись на группу из 7-10 повстанцев, устроивших засаду. Противник открыл огонь и после 15-минутной перестрелки ВП захватили в плен двух повстанцев, один из которых был ранен. Остальные ушли, сбежав через систему каналов и плотные заросли в районе. Несмотря на то, что американцы не понесли потерь в бою, они были разочарованы своими усилиями в этот день. Моррис вспоминал что у них были ужасная связь, которая не дала им победить в этом бою: «Мы не атаковали так быстро, как должны были бы, и я не думаю, что мы прилагали достаточно усилий. Это было большой проблемой, когда многие из повстанцев ушли, а мы захватили только двух из них». Уроки были ясны «быть более организованными, атаковать так быстро, как только возможно, спешиваться когда нужно спешиваться, оставаться в машинах, если нужно оставаться в машинах и не заставлять каждого делать то, что он должен делать сам».
Отделение, уже разочарованное тем, что они считали себя сверхподготовленными, едва не вступило в оборонительный бой против атаки повстанцев 18 марта на конвой в их секторе на юго-востоке от Багдада. Но вся их подготовка, опыт и разочарование сойдутся воедино через два дня, в воскресенье 20 марта 2005 года.
Вербное воскресенье было ясным, спокойным, в основном солнечным днем с температурой от 21 до 25 градусов. Незадолго до полудня оба конвоя сошлись на иракском шоссе №6. Оба двигались все утро; обоим оставалось по несколько часов движения. По какой-то случайности, два конвоя должны были пересечься прямо у перекрестка с подъездной дорогой, в середине зоны обстрела засады. Они были почти нос к носу, когда открылся огонь.
Как только они миновали подъездную дорогу, командир звена ведущего «Хамви» в южном конвое увидел двух одетое в черное мужчин, поднимающихся с правой стороны основного шоссе. Один из мужчин вскинул на плечо гранатомет, прицелился и выстрелил. Земли я поля справа от конвоя разродились огнем стрелкового оружия. Когда пули отскакивали от бортов машины, ведущий «Хамви», с позывным «Жеребец 33 Альфа», ускорился, что бы вывести грузовики из зоны обстрела, наводчик вел огонь из станкового гранатомета МК19 по атакующим. Два громких взрыва сотрясли землю позади них. Автобус военторга, очевидно попавший под удар СВУ, поднялся, перевернулся в воздухе и вылетел на разделительную полосу. Чуть дальше один из внедорожников «Форд» попытался набрать скорость, но очередь из пулемета прострочила пассажирскую дверь и разбила ветровое стекло. Пули заставили водителя свернуть на разделительную полосу, где грузовик разбился.
Ведущий «Хамви» продолжал двигаться на юг, отвечая огнем на огонь, по крайней мере, полмили. Он двигался к иракскому блок-посту, который только что миновал конвой, двигавшийся на север, в двух милях на юг по дороге. Когда «Жеребец 33 Альфа» остановился, люди в «Хамви» поняли, что за ними следовала только одна машина. Солдаты приказали водителю грузовика остаться на блок-посту, и связались по рации с командиром отделения. Он передал им, что они нужны на поле боя и они направились обратно на север. Их конвой еще находился в зоне обстрела.
Почти сразу же после начала атаки, один из ведущих тягачей с прицепом в южном конвое был выведен из строя. Остальные водители остановили их грузовики, по большей части прямо на месте основной засады, к северу от подъездной дороги. Многие гражданские водители оставили свои машины и попытались найти укрытие с левой стороны грузовиков, к востоку от шоссе. «Жеребец 33 Браво», средний «Хамви» в автоколонне, с командиром отделения сержантом первого класса Рикки Хаммонсом, также ощутил мощь атаки. В течении первой части боя, они удерживали свои позиции и периодически отвечали на огонь повстанцев. Когда ситуация не улучшилась, они выдвинули свой «Хамви» вперед, по правой стороне шоссе, к первоначальной позиции «Жеребца 33 Альфа» во главе конвоя. На протяжении всего пути машина вела интенсивный огонь, но солдаты не могли разглядеть конкретных позиций повстанцев, поэтому наводчик пытался вести подавляющий огонь прямой наводкой по противнику из своего крупнокалиберного пулемета. К тому времени, как они достигли передней части конвоя, ведущий «Хамви» ушел к иракскому блок-посту и они обнаружили, что все машины впереди были уничтожены, включая автобус и оба внедорожника. Они продолжили двигаться по дороге примерно полмили. «Жеребец 33 Чарли», замыкающий «Хамви» эскорта, также попал под обстрел справа. Они также удерживали позицию и попытались открыть ответный огонь. Позже, когда вражеский огонь в тылу конвоя был подавлен, «Жеребец 33 Чарли» направился в переднюю часть конвоя, используя северную полосу. Ни один из солдат южного конвоя не мог придумать, как заставить свой конвой двигаться дальше.

This entry was originally posted at https://dannallar.dreamwidth.org/72281.html. Please comment there using OpenID.