Джим Кук. План по ликвидации последствий для Афганистана

Еще один сделанный на скорую руку перевод статьи из "National Interest". Замечания и предложения как всегда, приветствуются. Ссылка на оригинал:
https://nationalinterest.org/feature/aftermath-plan-afghanistan-160966

Джим Кук

Джим Кук-профессор по вопросам национальной безопасности в военно-морском колледже США. Высказанные здесь взгляды являются полностью его собственными и не отражают мнения Военно-Морского колледжа США, Министерства обороны или правительства Соединенных Штатов.
План по ликвидации последствий для Афганистана

Ни для кого не секрет, что президент Дональд Трамп никогда полностью не принимал продолжающуюся войну в Афганистане. Он часто жалуется, что военные действуют больше "как полиция", чем как бойцы на войне, и за исключением самого начала, “мы никогда по-настоящему не сражались, чтобы победить." Хотя такие заявления носят эмоциональный и противоречивый характер, они также отражают общее разочарование в связи с “вечными войнами” со стороны общественности и ветеранов. После девятнадцати лет конфликта Трамп утверждает, что он не действует импульсивно, выражая свое желание “вернуть наших солдат домой” из Афганистана как можно скорее.
К сожалению, ситуация в области безопасности в Афганистане остается мрачной. Талибан контролирует многие из 398 районов страны; в стране действуют двадцать иностранных организаций, признанных США террористическими; правительству мешают внутренние споры, а пандемия коронавируса является серьезным кризисом общественного здравоохранения. Тем не менее Министерство обороны в настоящее время находится в процессе сокращения американских вооруженных сил с двенадцати тысяч до восьмидесяти шести сотен в середине июля с планируемым выводом всех войск к маю 2021 года. Есть также сообщения о том, что Пентагон готовит варианты завершения вывода войск до президентских выборов в ноябре. Независимо от темпов сокращения численности, талибы вскоре могут почувствовать последствия того, что заместитель лидера Сираджуддин Хаккани называет своим “первым и главным требованием” о выводе иностранных войск из Афганистана. Это поразительное изменение по сравнению со ста тысячами военнослужащих США в этой стране десять лет назад, и хотя администрация сосредоточила свое внимание на выводе войск, Министерству обороны было бы благоразумнее напротив, планировать потенциальную передислокацию сил в Афганистан. Учитывая нестабильность внутри страны и в регионе Южной Азии, существует реальная возможность того, что жизненно важные интересы национальной безопасности США могут оказаться под угрозой в будущем.
Соединенные Штаты и движение Талибан 29 февраля 2020 года подписали в г. Доха, Катар, соглашение «Об обеспечении мира в Афганистане». В документе уточнялось обязательство США вывести "все вооруженные силы Соединенных Штатов, их союзников и партнеров по коалиции, включая весь не дипломатический гражданский персонал, частных подрядчиков по обеспечению безопасности, инструкторов, советников и персонал вспомогательных служб". Взамен Талибан согласился “не позволять никому из своих членов, других лиц или групп, включая "Аль-Каиду", использовать территорию Афганистана для угрозы безопасности Соединенных Штатов и их союзников.”
К сожалению, афганское правительство не было участником так называемого ”Дохинского соглашения", и ни его гражданам, ни силам безопасности не была предоставлена такая защита. После недельного “сокращения насилия”, которое должно было внушить доверие к мирному соглашению, талибы начали нападения в двадцати семи из тридцати четырех провинций страны. По-видимому, цель этих нападений состоит в том, чтобы позволить талибам вести переговоры с позиции силы, растягивая по многим направлениям правительственные ресурсы обеспечения безопасности своего народа. В ответ на рост насилия по всей стране президент Ашраф Гани отдал приказ о наступлении на талибов, что не предвещает ничего хорошего для политического примирения.
Между тем системная коррупция и политическая борьба между Гани и его соперником доктором Абдуллой Абдуллой осложнили переговоры с талибами. Несмотря на некоторый прогресс в обмене пленными и трехдневное прекращение огня в связи с праздником Курбан-Байрам, внутриафганский диалог, описанный в Дохинском соглашении, начинается странно. В Кабуле также обеспокоены тем, что вместо того, чтобы интегрироваться в политический процесс, талибы вместо этого делают все возможное, чтобы подорвать афганское правительство. Пережить Соединенные Штаты и их "марионеточный режим “в Кабуле было давней целью талибов, и один из их командиров недавно сказал, что" пока не будет создана Исламская система, наш джихад будет продолжаться до конца света." Кроме того, талибы, как сообщается, разработали хартию, содержащую перечень из 149 статей, включая “Исламский эмират”, который не соответствует нынешней системе правления.
Афганские правительственные чиновники по понятным причинам настороженно относятся к требованию Дохинского соглашения о выводе всех американских и коалиционных сил из страны. Их скептицизм следует рассматривать в контексте трагических событий, последовавших за выводом советских войск из Афганистана в 1989 году, включая жестокую гражданскую войну, которая в конечном итоге привела талибов к власти в 1996 году. Повторится ли история в 2021 году? Более того, недавний вывод американских войск из Сирии вызвал обвинения в том, что Вашингтон “предал” курдов. Может быть, следующим будет Кабул?
Чтобы снизить риск разжигания еще одной афганской гражданской войны и создания убежища для террористических группировок, Трамп заявил, что “мы всегда можем вернуться, если захотим”, и американские военные могут “ударить подобно грому, как никогда раньше, если это необходимо." В то время как это заявление покажется некоторым бесцеремонным, военные планировщики более трезво оценивают проблемы, связанные с возвращением на поле боя по указанию главнокомандующего. Технические детали, связанные с ликвидацией военного присутствия США в Афганистане, важны, поскольку они повлияют на сложность потенциальной передислокации боевых сил. В качестве примеров можно привести договоренности относительно будущего доступа к военным авиабазам, передовым оперативным базам и другой критически важной инфраструктуре в стране. В зависимости от численности сил военные планировщики должны будут решать вопросы размещения и материально-технического обеспечения в регионе Центрального командования для содействия развертыванию и созданию надежной и эффективной военной базы в Афганистане. Эти оперативные соображения (и потенциальные ограничения) подчеркивают необходимость наличия надежного и прочного разведывательного потенциала для обеспечения раннего обнаружения и предупреждения потенциальных угроз, которые потребовали бы передислокации американских войск в Афганистан.
Усугубляя эти проблемы, военные планировщики, скорее всего, будут исходить из того, что любая передислокация в Афганистан будет односторонней операцией. Дохинское соглашение требует от партнеров по коалиции сокращения численности Вооруженных сил в те же сроки, что и от Соединенных Штатов. Это означает, что НАТО, скорее всего, столкнется с жестким сопротивлением со стороны государств-членов попытке вернуться в Афганистан в отсутствие кризиса, который непосредственно угрожает Североатлантическому союзу. Нынешняя напряженность вокруг отношений США и НАТО только усугубляет ситуацию.
Наконец, вывод всех американских и коалиционных инструкторов и советников является еще одной проблемой для военных планировщиков. Уже сейчас находясь в осаде со стороны талибов и других террористических группировок, они будут заинтересованы в наблюдении за деятельностью и эффективностью афганских сил безопасности в отсутствие наставничества, воздушной поддержки, материально-технического обеспечения и других ключевых факторов. Возможность действовать в Афганистане без жизнеспособного партнера по безопасности со стороны принимающей страны повлияет на численность и состав американских сил, одновременно затрудняя выполнение любой поставленной задачи.
Дебаты о том, является ли Дохинское Соглашение хорошей или плохой сделкой, являются спорными, поскольку администрация Трампа полна решимости вывести американские боевые войска как можно скорее. К сожалению, перспективы политического урегулирования между талибами и афганским правительством представляются весьма отдаленными, и возможность предотвращения новой гражданской войны, которая приведет к созданию убежищ для террористов, висит на волоске. Афганистан известен как "кладбище империй", но его народ будет нести самое тяжелое бремя, если соглашение потерпит неудачу и наступит хаос. Уже сейчас необходимо планирование бесчисленных оперативных задач и ресурсов, необходимых для успешного оперативного развертывания вооруженных сил, что позволит свести к минимуму риски для основных национальных интересов США.