Он шел на Одессу...

Командировка - это всегда лишение чего-нибудь. Привычного, удобного, родного телу и душе.
Поэтому профессиональные командировочные ездуны, имеют какую-нибудь отдушину.
Кто-то курит трубку, кто-то пьет водку. А некоторые эстеты предпочитают кофе.
Один такой эстет сидел в номере. У него был с собой нарочитый кофейный наборчик - специальная спиртовочка, подносик с белым песочком и джезвочка. И конечно кофе.
После тяжелого трудового дня у заказчика он сидел и смаковал свежесваренный кофе. Расслаблялся. Полчаса медитации в кофейном аромате. Вдали от привычного московского быта, в глухой северной местности (пусть даже в номере с евроотделкой) это было счастье.
И тут раздался стук в дверь.
Ничего хорошего, как правило, от стука в дверь вечером ни один командировочный не ждет. Сжимая в руке чашечку с кофе он встал и мрачнея на ходу лицом открыл дверь номера.
На пороге стояла отечественная копия Брюса Уиллиса. В свитере и потертых джинсах, заправленных в высоко прошнурованные ботинки. На лице копии было написано страдание. В глазах была тоска. Конечно, это был уже знакомый вам Леша, пребывавший в длительной командировке. Это был его третий за командировку объект. Он пришел на запах. Он сказал:
- Брат! Прости. Но я так хочу кофе...