Стоял веселый месяц май...

Виктор (ударение на второй слог, будьте любезны), или для друзей и родных - Витенька, стоял на балконе третьего этажа и пил кофе. Был чудесный майский вечер. Закат. Витенька любовался закатом.
- Эй, пацан! - донеслось снизу.
Витенька соблагоизволил обратить свой взор эстета вниз. Внизу, на разбитых лавочках возле подъезда копошился гегемон и будущий пролетариат. Ботаники (как впрочем и биологи) ласково зовут их гопниками, но Витенька очень не любил это слово. Он предпочитал - пролетариат. Будущий пролетарии курили, лузгали семечки, ржали и пили дешевое отвратительное пойло. По мнению Витеньки, они были достойны жалости.
- Что вам благоугодно, благородные доны? - ласково поинтересовался Витенька (26 лет, 75 кг вес, 167 см - рост, 1-й взрослый по самбо в 16 лет и 1-й дан по джиу-джитсу).
- Слышь, пацан, спустился сюда!
Витеньку заинтересовало предложение пролетариев - литр водки с бывшими однокашниками по Н-скому командному училищу МВД они уже приговорили. Со вторым пока решили погодить - он охлаждался до благородной консистенции глицерина в морозильнике. Офицерское собрание пока вкушало кофе.
- А зачем, благородные доны? - стилизация под дона Румату в данном контексте доставляло Витеньке неизьяснимое удовольствие.
Вопрос на некоторое время озадачил представителей класса гегемонов. В самом деле - зачем?
- А ты нам бабла отсыпешь! - заорал осчастливленный находкой своего разума самый сообразительный. И гордо огляделся по сторонам - вот мол! находчивый я!
- Ну собственно, почему одному благородному дону не отсыпать... э-э-э... другим благородным донам... - скорее себе, нежели пролетариату сказал Витенька и скрылся в комнате.
Собрание, в составе Колюни и Мишани вопросительно поглядело на Витеньку, шнурующего кроссовки.
- Вить - пробасил Колюня - ты далеко?
- Не, я быстро, к подъезду спущусь - ответил благодушный сегодня Витенька, сгреб в карман валявшуюся на тумбочке мелочь и вприпрыжку поскакал по лестнице вниз, весело напевая какую-то незамысловатую песенку.
Колюня и Мишаня переглянулись и вышли на балкон.
Забывшая про Витеньку сразу после его исчезновения и загалдевшая с прежним энтузиазмом подрастающая поросль была несколько удивлена громовым раскатом Колюниного баса сверху. Взгляд снизу, он искажает перспективу. Третий этаж кажется ужасно высоким и недосягаемым. В свете этой перспективы, на неразборчивый Колюнин рык молодежь ответила предложением совершить Колюне пешее эротическое путешествие. Применительно к бывшему сержанту ВДВ и нынешнему старшему лейтенанту ОМОН города Н-ск, хотя и в штатском, предложение было просто неуместно.
Третий этаж - это высоко. Но у десантников понятие - высоко, при наличии хорошо вскопанной клумбы под балконом несколько отличается от обыденного. Вид двух стокилограммовых синхронно приземляющихся с перекатом вперед тел буквально парализовал расслабляющихся у подъезда детей перестройки. Момент, когда можно было спастись от возмездия был упущен....
Когда Витенька радостно напевая и побрякивая в кармане спортивного костюма мелочью, выскочил из подъезда, он увидел своих однокашников. И остолбенел.
Колюня, благодаря своему росту, без малейшего неудобства державший самого крупного из будущих пролетариев на весу за воротник турецкой кожанки, что говорило об изрядном запасе прочности изделия, презрительно сверкнул в вечерних сумерках золотым оскалом.
- Витя, смотри, а он обоссался!
Мишенька тем временем ласково шлепал ладошкой, напоминавшей размерами малую саперную лопатку, по затылкам остальных членов гоп-компании, желавших приподнять мордочку из грязной лужи на проезжей части перед подъездом, в кою все они были заботливо уложены Мишенькой и Колюней.
- Господа - с глубокой скорбью в голосе произнес Витя, озирая картинку и своих гордых собой однокашников, - Что же вы делаете, господа! КАК МЫ ТЕПЕРЬ В КВАРТИРУ ПОПАДЕМ?