October 18, 2017

Ретроспектива киномана. Часть 3. «Чудо на Гудзоне».

by Давид Абабеков
by Давид Абабеков
Ретроспектива киномана. Часть 3. «Чудо на Гудзоне».

Ода человеческому профессионализму

Уникальная способность людей совершать абсолютно грандиозные по сложности воплощения действия, временами осуществленные даже внезапно и без какой-либо специальной подготовки, отличает наш вид от других живых существ, обитающих на Земле. Именно такие экстраординарные поступки нередко становятся предметом художественного рассмотрения творцов разных видов искусств. Воссозданный посредством приемов игрового кино подвиг американского пилота пассажирских авиалиний Чесли Салленбергера попал под объектив камеры одного из самых заслуженных режиссеров Голливуда Клинта Иствуда. Но попал под особым ракурсом.

Чесли Салленбергер 15 января 2009 года совершил посадку пассажирского самолета, оба двигателя которого были уничтожены из-за попадания в них стаи птиц на критически низкой для маневров высоте. Самое примечательное в этой истории заключается в том, что авиасудно было посажено на реку Гудзон, причем абсолютно никто из пассажиров и персонала рейса не пострадал. Это ли не чудо! 155 жизней, которые были на волоске от смерти, оказались через три с лишним минуты в целости и сохранности благодаря, несмотря на свою запредельную сложность, почти молниеносно принятому решению и блистательному его исполнению Чесли Салленбергером (Том Хэнкс), которому четко и беспрекословно во всем следовал второй пилот Джефф Скайлз (Аарон Экхарт). Воистину, безумству храбрых поем мы песню!

Не правда ли, просто прекрасный материал для картины, где в конце главный герой под преисполненную пафоса музыку всех спасает, после чего под овации лицезревший сей отважный поступок толпы опускается занавес. Но Клинт Иствуд не был бы тем, кем он является, если бы рассмотрел произошедшее настолько прямолинейно. В фильме «Чудо над Гудзоном» режиссер показывает процесс в Национальном совете по безопасности на транспорте, вызванный сомнениями его представителей в верности принятого капитаном воздушного судна крайне рискованного решения. В реальной жизни это расследование осталось в стороне от камер и миллионов людей, восхищенных геройством Салленбергера. Мы же становимся свидетелями местами пугающего своими хладнокровием и циничностью дела над человеком, чей подвиг спас полторы сотни людей.

Иствуд погружает зрителя во внутренний мир Салленбергера. Главный герой, исполненный Томом Хэнксом на привычно высочайшем уровне, сильно переживает в процессе расследования его действий при форс-мажоре и даже начинает сомневаться в оправданности риска 155 жизнями. В этот момент невольно и сам задумаешься, а прав ли был капитан судна в оценке ситуации? Человеческие переживания передаются не только через филигранную игру Хэнкса, но и при помощи флэшбеков в разные периоды становления Салленбергера на профессиональном поприще, а также при помощи снов и видений наяву, в которых он не может совладать с критической ситуацией с самолетом.

К сожалению, эмоциональная связь с героем при просмотре не достигает того уровня, которого Иствуд добивался, например, в картинах «Совершенный мир» и «Гран Торино». Предположу, в том числе из-за того, что при всем своем героизме Салленбергер слишком прост и однослоен. Быть может, он именно такой в реальной жизни, но художественному произведению это на пользу не идет. Кроме того, картине, вероятно, не помешали бы еще пара флэшбеков из молодых лет Салленбергера, которые бы раскрыли его как персонажа на более глубоком уровне и просто ближе познакомили бы зрителей с главным героем этой истории.

Основной изюминкой «Чуда на Гудзоне» я бы назвал само приводнение самолета на реку. Эта сцена в зале IMAX с качественной акустикой весьма впечатляет, хоть на первый взгляд и не представляет собой по сути ничего нового. Сколько раз все мы видели в кино экстренные посадки самолетов. Но когда при просмотре ленты «Чудо на Гудзоне» в момент развития этой сцены невольно осознаешь, что в течение этих нескольких минут экранного времени у тебя замерло дыхание, ты довольно крепко вжался в свое кресло и только лишь после завершения приводнения выдохнул с облегчением, становится ясно — Иствуд и компания мастерски справились с воссозданием этого во всех смыслах фантастического события. Саспенс действует даже при том, что по сюжету фильма тебе уже сообщили, что все прошло успешно, а пассажиры остались живы. Магия большого режиссера и актеров, не иначе!

Картина «Чудо на Гудзоне» не дотягивает до лучших работ Иствуда. Но если вы хотите стать свидетелем запредельного профессионализма человека и выдающейся человечности профессионала, то фильм мэтра к просмотру рекомендую с легкостью. Лучше на огромном экране с качественным изображением и акустикой. Тогда «Чудо на Гудзоне» точно не оставит вас равнодушными.

Кино