Домодедово, Ляхово, Авдотьино, Троице-Лобаново, Марьинка, Воскресенск

Я выехал рано утром, чтобы собрать урожай усадеб и в этот раз поехал не к станции Расторгуево, как обычно, а к Ленинской.

Барыбино

Через пару часов полей, деревень и недолгой поездке на электричке я был в Барыбино, потом узнал, что оказывается это всё ещё часть города Домодедово. Город очень сильно растянут вдоль железной дороги и трассы.

Я надеялся попасть в усадьбу в деревне Кузьминское, но там всё ужасно заросло, местные другой дороги не знали, поэтому поехал дальше.

Ляхово. Усадьба Ляхово

Дом отстроен помещиком Васильчаковым, и при этом без того обычного размаха, что видишь у других усадеб.

Внутри усадьбы.

Рухнула печка

Двери ещё целы

Рядом с домом быль флигель, который разобрали на кирпичи.

Авдотьино

По пути к усадьбе встретил сказочный пейзаж реки Северка.

Местные сделали мостик на другой берег.

Вода была настолько чистой, что я ещё долго наблюдал за рыбами, которые плавали под мостом.

Усадьба Авдотьино (Тихвинское)

Главный дом не сохранился, согласно исторической справке это была масонская усадьба. Владел усадьбой Николай Иванович Новиков, собственно масон, борец с самодержавием Екатерины II и крепостным строем. В голодные для страны годы организовывал что-то вроде колхозов — это во времена Екатерины! Все крестьяне помогали строить, сеять и делили друг с другом общий хлеб. Императрица, конечно же, отправила за всем этим проследить. В деревне до сих пор сохранились и используются каменные дома, которые были построены ещё при Новикове.

И, конечно, власти не нравилось то, что делал Новиков, ему всячески мешали заниматься издательской работой, затем по всем лавкам в Москве прошли обыски, чтобы изъять все книги. А затем и самого Новикова, больного и слабого доставили под конвоем в Москву. Там его допрашивали и пытали, а после хотели казнить, процесс вёлся негласно. Но отправили в Шлиссельбургскую крепость на 15 лет. Спасло Новикова, только то, что вскоре умерла Екатерина II. Прошло уже больше 200 лет, а нравы в стране не меняются.

Новиков вернулся в разграбленное имение и в бедности и болезни дожил остаток дней.

Портрет Н. И. Новикова, художник Дмитрий Левицкий

Главная особенность усадьбы в том, что здесь под землёй есть множество подземный ходов к церкви, к главному дому, который разрушен, к усадьбам Марьинка и Троице-Лобановское, которые будут ниже, и к усадьбе Никоновское, от неё ничего не осталось. Такого больше нигде не встречается.

Внутри флигеля уже ничего не сохранилось.

Какое-то время назад рухнула лестница.

Флигель с другой стороны.

Та самая церковь, к которой ведут одни из катакомб под флигелем.

Ворота были закрыты, поэтому фото сквозь них. В склепе этой церкви похоронен Новиков.

Какая-то постройка, скорее всего более поздняя, но также заброшена и заросла.

Дом в деревне, сейчас реставрируется, возможно, это один тех домов, который Новиков построил для крестьян, а может быть один из флигелей.

Троице-Лобаново. Усадьба Азанчевского

Церковь похожа на ту, что находиться в Авдотьино, только, частично, в состоянии руины.

Та самая усадьба к которой ведут катакомбы из Авдотьино. В советское время здесь был детский лагерь. Усадьба построена Павлом Матвеевичем Азанчевским.

Вид с другой стороны.

Марьинка. Усадьба Марьинка

К сожалению, попасть на территорию усадьбы нельзя, да и усадебный дом не сохранился, только виден вдалеке конный двор. Усадьба принадлежала масону Д.И. Бутурлину.

В советское время здесь был также детский лагерь.

Фото конного двора из Википедии

Воскресенск

В Воскресенск я решил ехать спонтанно, так как обратный путь был намного дольше, чем возвращаться через Воскресенск и Москву. К тому же, там была ещё одна усадьба.

Пешеходный мост через Москву-реку.

Идёт создание ландшафтного парка.

Усадьба Кривякино

Я попал в самый разгар реставрации.

Сквозь строительные леса можно разглядеть главный дом. Основана усадьба генералом Замятиным.

Отреставрированный флигель.

Удивительно, но в Воскресенске не поставили урну рядом со скамейками и сразу стало в 2 раза лучше. Только сами скамейки оказались неудобны. Вернусь как-нибудь в парк, когда завершат реставрацию.