Новое направление в искусстве

Известный в своем городе, художник N, шел на презентацию своей новой выставки. Был он очень уверен в себе, впрочем как и всегда, и с нетерпением ждал, когда наконец представит миру новое свое новое творение, представлял, как в будущем будут вспоминать о нем, как о человеке, создавшем новое направление в искусстве!

В исключительности своей он был уверен, ибо все указывало, на то, что именно ему выпал этот жребий и принимает его он хоть и с грузом ответственности, но и со всеми вытекающими из него преимуществами.

Войдя в зал галереи, он увидил большое скопление людей, ожидающих его одного, с нетерпением и некоторым предвосхищением на него смотрящих.

“Дамы и господа, сегодня я провожу вас в мир нового переживания. Современная культура никогда не будет прежней. Своей сегодняшней выставкой, хочу ознаменовать переход общества из стадии постмодерна, с ее отрицанием истины, в новую стадию, о которой узнаете вы к концу презентации.

Выставка сегодняшняя состоит из одной работы, потому что включает в себя переживание всех и каждого. Оно уничтожает необходимость в пережитке прошлого с усложненными сюжетами, либо же с отрицанием сюжетов, одновременно и содержа в себе все, и отутствуя в себе ничего.

Пригтовьтесь к переходу в новую эпоху культуры, а путеводителем в эту эпоху, станет изобретенное мной направление искусства: фармацевтизм.

А вот и сама работа.”

В этот самый момент покрывала, застилающие полотно художника упали на пол, и перед зрителями открылось столь ожидаемое ими зрелище.

Стоит отметить, что многие из них, так были восхищены речью оратора, что готовы были увидеть на картине что угодно, а уж когда увидели столь необычную и оригинальную композицию, то и подавно ахнули.

Были и такие, кто хоть и проявлял интерес к художнику, но все же не до конца понимали о чем идет речь: слишком абстрактны были его фразы. Но видя восхищение близстоящих людей, они право засомневались в себе и поняли, что не обладают достаточным опытом и знаниями чтобы оценить это событие.

Были и искушенные знатоки искусства, которые увидели в картинке отсылки одновременно ко всему: и к традиции и к модерну, и сатиру над постмодерном и уважение к нему, и политический протест, и волю к жизни. Они по достоинству оценили картину, за что прониклись уважением к ее создателю.

Лишь один молодой человек, неряшливого вида, в свободных, мятых брюках, майке и кроссовках (кто-бы мог подумать придти так на официальное мероприятие), не понял ценности картины, но усомнился не в себе а в авторе.

“Извините, но это же просто фото, тут нет никакого ни подтекста ни смысла, да и эстетически не сказать что может быть кому-либо интересно.”

Весь зал и N посмотрел на него с удивлением и некоторым даже возмущением.

“Извините, но вы кажется берете на себя роль некоторого даже цензора, судьи определяющего, что есть искусство, а что нет. Я скажу даже более, не понимать значения этого творения - можно сказать грубое невежество.”

“Но я ведь и не говорил, что это не искусство, я лишь о том, что вы просто вкладываете сюда больше, чем тут есть на самом деле. Картина не использует ни сложной композиции, не использует никакого стиля, да это просто фото с телефона, возможно даже случайное. Мне кажется с вашей стороны говорить о создании нового направления как-то нескромно, ведь это время должно рассудить и расставить все на свои места. А ценность мы сейчас может и не способны расчитать, но она есть, как минимум придумать критерии ценности этой мы способны”.

“Вы не понимаете, молодой человек, новый виток развитии культуры как раз то, с чем вы спорите и опровергает. Если раньше ничто было не истинно, соответственно любое произведение равноценно, то я ознаменую новую эпоху: истина - все. Соответственно все не только равноценно, но равноценно наивысше!”.

N не обманывал, говоря свою речь. Дело в том, что он действительно верил в миссию свою, в то, что он человек изменяющий направление культуры. А верил он от того, что другие люди в него верили. И получилось так, что он вжился настолько в роль творца знаменательного настолько, что сам уверовал в нее больше всякого фаната.