Какими нас делает кормление. Часть 2. Изменения, о которых вы не догадывались.

by Aimamik
Какими нас делает кормление. Часть 2. Изменения, о которых вы не догадывались.

ИРИНА РЮХОВА

Консультант по грудному вскармливанию, координатор проекта «Новый уровень», автор нескольких книг о грудном вскармливании.

Итак, в прошлой части статьи мы поговорили об изменениях из разряда очевидных, которые приносит грудное вскармливание, а теперь обсудим невероятные — такие, которые многие либо не догадываются связать с кормлением, либо о которых обычно думают совершенно противоположное реальности. Какими же мы становимся из-за неожиданных сторон кормления?

 

…любительницами попить чайку со сладким. Да и вообще попить

 

Наше с вами человеческое молоко — самое сладкое среди всех млекопитающих. Это не просто ради удовольствия наших милых детенышей, это биологическая целесообразность: углеводы грудного молока являются основным источником энергии для младенца. Кроме того, олигосахариды, которых в грудном молоке насчитывается более тысячи видов, активно борются с патогенными бактериями и вредными микроорганизмами. Да еще часть углеводов грудного молока идет на «прокорм» даже не самого ребенка, а полезной микрофлоры его кишечника, обеспечивающей общее здоровье малыша. В общем, это «ж-ж-ж» неспроста! Но ведь эти сложные углеводы материнский организм должен где-то взять? И для их «строительства» в молочной железе расходуются «комплектующие» из поставок материнского организма. Теперь вы понимаете, что регулярное желание сладенького — не просто прихоть, а насущная необходимость для кормящей мамы? Как не поесть печеньица под чаек во имя здоровья любимого крохи?!

Чаек тут тоже совсем не случаен. Так проявляет себя окситоцин: одна из его сторон — сушащее воздействие, под влиянием которого хочется пить. Именно поэтому во время кормления, когда при сосании малыша идет окситоциновый прилив, мы часто испытываем приступы жажды, и спутницей кормящей мамы становится здоровенная кружка. Особенно «любит» окситоцин горячее: под воздействием тепла он продуцируется активнее, и если кормящая мама, например, хочет стимулировать прилив молока, после той самой кружки чайку в течение 5–10 минут обычно происходит выброс окситоцина, и молочные ручьи радостно изливаются из млечных клеток-альвеол во млечные протоки. В общем, «чудотворный лактогонный эффект», который обычно приписывают чаю с молоком, на самом деле всего лишь окситоциновая реакция на горячее питье.

 

…и вместе с тем — более стройными

 

Казалось бы, при постоянном аппетите к сладкому кормящая мама довольно скоро должна шокировать весы. Но нет, ведь все эти дополнительные калории — не себя же ради! Мама их не накапливает на своих боках, а передает дальше. На выработку молока в первые полгода жизни малыша ежедневно уходит порядка 700 килокалорий (van Raaij et al., 1991; Butte&King, 2005). И если кормящая мама будет продолжать нормально питаться соответственно своему аппетиту, время от времени уступая закономерному желанию чая с печеньицем, но не увлекаясь ими чрезмерно, она не только не будет набирать лишний вес, но и без особых усилий станет терять в среднем 500–800 граммов ежемесячно (Butte&Hopkinson, 1998).

Что особенно прекрасно, длительное кормление грудью поддерживает активный метаболизм организма на годы вперед после окончания лактации. По данным исследования Wiklund P. et al., 2011, через 16–20 лет после последней беременности те женщины, которые кормили грудью дольше 10 месяцев, имели заметно более низкий процент жировой массы, чем кормившие мало и совсем не кормившие. Причем это не зависело от физической активности в прошлом и настоящем и от текущего потребления энергии. То есть для женских фигуры и здоровья важнее продолжительное кормление 20 лет назад, чем спорт и диета сейчас. Замечательный подарок природы за преданное материнство!

 

…лучше высыпающимися

 

Да, как ни странно, это так: хотя принято считать, что у кормящих матерей сон беспокойный, исследования показывают совершенно обратную картину. Если малыши спят рядом со своей мамой (либо в одной кровати, либо хотя бы в придвинутой вплотную детской кроватке), то сон мамы синхронизируется с детскими ритмами кормления. А поскольку малыши спят не так, как взрослые, в результате полностью меняется сама структура сна: сравнение мам, кормящих грудью, мам, кормящих из бутылочки, и контрольной группы «просто женщин» показало, что общая продолжительность сна была у всех примерно одинакова. Но при этом было совершенно разное время фазы «медленного сна»: у кормящих мам — в среднем 182 минуты за ночь, у контрольной группы — 86 минут, а у мам «искусственников» — 63 минуты… А ведь именно от качественного «медленного сна» зависят наше ощущение энергичности, «выспанности» и уровень дневного беспокойства! Это исследование (Blyton et al., 2002) подтвердило вывод всемирно известного эксперта по совместному сну доктора Маккенны, который говорит о том, что возможность ночных кормлений и сон на расстоянии менее метра помогают войти в ритмы друг друга и улучшают самочувствие обоих — и матери и ребенка.

А еще целый ряд исследований (Quillin&Glenn, 2004; Gay et al., 2004; Doan et al., 2007 и 2014) привел ученых к выводу, что все же кормящие матери и во временном отношении спят пусть ненамного, в среднем на 20–40 минут за сутки, но дольше некормящих. Точку поставило очень большое исследование сна почти 3000 матерей через семь недель после родов (Dorheim et al., 2009), которое показало, что, во-первых, отсутствие грудного вскармливания после родов увеличивает риск нарушений и недостатка сна, а во-вторых, нарушения сна являются одним из спусковых факторов послеродовой депрессии.

 

…и неожиданно — более агрессивными

 

Да, агрессию нам тоже обеспечивают пролактин с окситоцином! Потому что для выживания нашего вида недостаточно просто любить и кормить потомство, его надо еще и защищать. Так что кормящие самки большинства млекопитающих, не только человеческие, проявляют повышенную и иногда даже упреждающую агрессию, когда речь идет о защите детеныша. Кошка, защищающая котенка, способна обратить в бегство здоровенную собаку. Ну и мы, люди, вообще-то не отстаем. Исследование Hahn-Holbrook et al., 2011 зафиксировало, что агрессия повышается в первую очередь в обстоятельствах, когда сама мать или ее потомство находятся в опасности. При этом у кормящих матерей по сравнению с некормящими обнаружилась более высокая степень агрессии, а артериальное давление было ниже, что говорило о большем спокойствии в моменты проявления этой агрессии. В общем, по сравнению с матерями «искусственников» и не рожавшими женщинами мы оказались не только злее, но и хладнокровнее, то есть способны не только стукнуть больно, но и не мучиться после этого совестью, если речь идет о защите интересов ребенка.

 

…и склонными к «холиварам»

 

Одно к другому — и окситоцин подталкивает нас не только проявлять агрессию, но и сбиваться в «группы по интересам», члены которых активно отстаивают общую точку зрения. У животных окситоцин обеспечивает территориальное поведение, когда стая слаженно защищает свое место обитания, а у людей это выражается в защите общего интереса. Социальный психолог из Лейденского университета Carsten De Dreu опубликовал уже целый ряд работ о том, как такой вроде бы миляга окситоцин управляет не только теплыми отношениями внутри группы, но и освоением культурных норм и практик (и распознаванием несоответствия им с последующим наказанием), а также агрессией против других групп. Когда-то это работало на обеспечение интересов племени, затем — семьи, а сейчас подталкивает к сетевым баталиям. Вы поддерживаете публичное кормление или думаете, что не стоило бразильскому депутату так вызывающе расстегиваться посреди парламента? Прививаете своих детей или нет? А как считаете, где должен спать младенец — с родителями или в другой комнате? Что, уже почувствовали, как окситоцин в крови вскипает?..

 


фото: apostrophe.ua Бразильский депутат Manuela D’Ávila произносит речь в парламенте и кормит дочку

…но стрессоустойчивыми

 

При всех провокациях к конфликтам наш неутомимый окситоцин служит своеобразным буфером в цепочке «раздражитель — реакция», смягчая и даже кратковременно подавляя воздействие стресса (Heinrichs et al., 2001; Zelkowitz et al., 2014). Ученые предполагают, что это чисто эволюционный механизм, который защищает кормящую мать и ее малыша от высоких уровней гормонов стресса (кортизола и адреналина) в молоке, бережет иммунную систему и на некоторое время предотвращает связанное со стрессом угнетение лактации. Ну в самом деле, если бы у кормящей матери от каждого ночного рыка под соседним деревом пропадало молоко, то человечество как вид недолго бы протянуло! Именно поэтому сегодня бразильский депутат Мануэла Давила может кормить свою дочку, не отвлекаясь от ярких парламентских прений, и нечего окружающим переживать об адреналине в ее молоке: его там нет, спасибо матери-природе!

 

…менее чувствительными к боли и более счастливыми

 

Мы уже знаем об успокаивающем действии пролактина и нежности к своему малышу, которую дает окситоцин. Но в связи с кормлением нельзя не вспомнить о самом «оптимистичном» гормоне — бета-эндорфине, который известен также как «гормон счастья». Бета-эндорфины снижают интенсивность болевых ощущений, формируют переживание общей удовлетворенности жизнью, способствуют психическому благополучию. И, как можно догадаться, кормление грудью стимулирует выработку бета-эндорфинов в материнском организме (Franceschini R. et al., 1989; Buckley S., 2015).

 ᅠ

В общем, о влиянии кормления на чувства и эмоции матери можно говорить еще много и долго. Но если свести все к единому знаменателю, то кормление делает нас удовлетворенными своим материнством и счастливыми. И окситоцин шепчет: пусть горько раскаиваются те, кто захочет на наше счастье посягнуть!

ИРИНА РЮХОВА


Понравилась статья? Поделись ею с молодыми родителями.

С любовью для Вас... @dnevnik_Aimamika

"Через тернии к звёздам на бульдозере"

October 30, 2018
by Aimamik
Детство в радости