September 11, 2019

***продолжение***


Вот простой тест, который помогает мне и, возможно, поможет вам оценить текущее положение дел:
Возьмите ручку и бумагу. Выпишите 10 человек, с которыми вы чаще всего взаимодействуете в жизни, в семье, на работе, учебе и т. д. Затем рядом с каждым из имен поставьте стрелочку вверх или вниз.
⬆ — если человек поддерживает и верит в вас, улыбается, у него много энергии и горят глаза;
⬇ — если у этого человека скепсис по поводу ваших начинаний, он вечно с потухшим взглядом, ноет, сливает вам свой негатив.
Вы понимаете о чем я? Я об окружении. Так вы увидите правду. Среда, которая вас окружает способствуют вашему росту, развитию, счастью или… мешает.


Чаще всего самый ближний круг влияет на вас. «Короля делает свита». В окружении сильных и действительно успешных мужчин всегда были сильные, великие женщины. Несколько лет назад меня познакомили с простой формулой отношений, которой я хочу поделиться с вами.
Большинство мужчин и женщин живут в состоянии 1+1≤1. Т.е при взаимодействии друг с другом из жизнь становится хуже, чем если бы люди жили по одному. Я думаю так живут где-то 80-90 % пар.
1+1=1. Это когда энергетически, финансово, эмоционально люди не теряют при взаимодействии в паре. Из жизнь не становится ни лучше ни хуже.
1+1≥1 и стремится к бесконечности. Когда союз людей создал больше радости, энергии, свободы и финансов в жизни каждого. Такие отношения — милость от Бога. И если наберется на земле 1% таких людей, то хорошо.

Думаю, что вы сделает для себя определенные выводы и примете для себя одно из трех решений, которые можно принять в текущей ситуации. Оставить все как есть. Изменить свое отношение к партнеру. Или расстаться с человеком, прекратить приносить ущерб себе и ему, если принципы и поведение вашего партнера критически расходятся с вашими базовыми установками на то, каким должен быть человек рядом с вами. По мне, проще измениться чем страдать.
Если вам интересно и важно прямо сейчас изучить более подробно эту тему, на канале Youtube есть моя соответствующая лекция. Просто наберите там в поисковике: «Болдырев Олег. Секс, отношения, выздоровление» и, я уверен, вы сможете там почерпнуть полезные для себя вещи.

ГЛАВА 16
«Весь путь вашей жизни состоит из шага, который вы делаете сейчас. Всегда есть только один шаг. Это не значит, что вы не знаете куда идете. Это значит что этот шаг для вас - главное. А его назначение и цель- второстепенное. И то, что вы найдете там, куда шли, зависит от качества данного шага». (Э.Толле)

На работе, где главный врач пытался лечить наркоманов, был, с моей точки зрения, полный бардак. Пациенты, находившиеся на детоксикации под воздействием психоактивных веществ, располагались в одном отделении с пациентами, которые якобы проходили реабилитацию. Не соблюдалось основное правило реабилитации: никаких веществ, изменяющих сознание, настроение и поведение в зоне доступности. Невменяемые цыгане, которые пытались снизить бешеные дозы героина и метадона, под воздействием психотропных препаратов в курилке пересекались с ребятами, проходившими реабилитацию, активно налаживались контакты для дальнейшего употребления наркотиков, и вы можете себе представить, какие еще разговоры между ними велись.
Главный врач, вроде образованный и умный мужчина, абсолютно не разбирался в реабилитации. Он хорошо умел лечить последствия употребления наркотиков, но каким образом обучать своих пациентов навыкам чистой и трезвой жизни, он не имел понятия. Этим занимались консультанты — выздоравливающие зависимые, которые еще год-два назад сами прошли краткосрочные курсы реабилитации и теперь, выздоравливая на группах поддержки Анонимных наркоманов и Анонимных алкоголиков, находились в процессе получения психологического образования.
Я, работая на тот момент менеджером на телефоне, в свое время обучившийся у американских и итальянских коллег, с удивлением наблюдал за бардаком, который происходил в частном наркологическом центре.
Изучая психологическое консультирование по книгам, я тогда в 2002 году впервые задался вопросом: каким образом можно убедить зависимого после снятия острого абстинентного синдрома проходить реабилитацию? Изучив всевозможную мировую практику, я начал применять метод мотивации под названием «интервенция», о котором подробно расскажу в соответствующей главе. Оказалось, что есть достаточно простые и действенные инструменты убеждения и мотивации больного на прохождение реабилитации при условии, что семья изучит базовую информацию и будет принимать активное участие в спасении своего близкого.
Параллельно я давал рекомендации главному врачу, каким образом можно и нужно построить правильный реабилитационный процесс, используя неизвестную в то время в Москве и других регионах России (исключая Сибирь) когнитивно-поведенческую модель терапии зависимого типа личности в условиях терапевтического сообщества. Главный врач прислушивался и пытался интегрировать в существующий бардак мои рекомендации и технологии, но консультанты, не привыкшие к дисциплине и структурированной работе, сначала саботировали нововведения, а затем и вовсе подняли бунт, пытаясь убрать меня из клиники.
Акция не удалась, главный врач предложил им самим уволиться, так как видел или чувствовал перспективу в предлагаемой мною новой в то время для России системе профессиональной длительной реабилитации. Консультанты, не знакомые с технологией реабилитации в терапевтических сообществах, крутили пальцем у виска и говорили, что невозможно сделать так, чтобы человек и его семья были готовы проходить годовой курс реабилитации. Все мои доводы разбивались вдребезги о закрытые умы, как разбиваются морские волны о прибрежные скалы. В итоге главный врач поехал на несколько месяцев в Англию пытать там счастья; пациентов, которых и так было мало, не стало вовсе, и вся бунтующая команда недавно обретших трезвость консультантов просто растворилась в неизвестном направлении. На отделении остался один врач-анестезиолог-реаниматолог, жена главного врача и я. Нужно было либо закрывать клинику, либо искать пути привлечения пациентов.

***

Параллельно с этими событиями я решил писать четвертый шаг. Мой первый четвертый шаг был абсолютно кривым, своевольным и неосознанным. Наставника у меня не было, но страх сорваться подстегивал работать по «12 шагам» и не останавливаться. На группах я слышал, что все инструкции по его написанию есть в Большой книге Анонимных алкоголиков. Собрав всю доступную мне информацию, я решил делать этот шаг максимально глубоко и добавил еще пару столбиков к таблице из Большой книги, где были описаны оригинальные «12 шагов», взяв их из методичек, разработанных западными реабилитационными центрами. Услышав как-то, что в Питере на одной из самых серьезных групп пишут список из 1000 обид, я задался целью написать не меньше, а то и больше.
Вокруг этого серьезного шага, в котором начинают происходить кардинальные изменения в личности зависимого, ходят много слухов и додумок. Я слышал на группах, что от этого шага срываются, и что он эмоционально очень тяжелый. Годы спустя от одного из ветеранов выздоровления я услышал следующее: тяжело зависимому жить БЕЗ четвертого шага, а не делать его. Спустя годы, опираясь на свой опыт глубокого и бесстрашного самопознания с нравственной точки зрения (эти свои исследования я записывал уже шесть или семь раз), я целиком и полностью присоединяюсь к этому высказыванию. Если человек зависимый, то без прохождения и применения всей 12-шаговой программы на ежедневной основе его жизнь превращается в череду неадекватных поступков, болезненных эмоций, он наносит еще больший ущерб себе и окружающим, только теперь, а правильнее сказать, «пока еще» без активного употребления наркотиков и/или алкоголя.

Зависимого в первый год отказа от употребления психоактивных веществ специалисты часто называют человеком без кожи. Замороженные наркотиками чувства начинают оттаивать и на поверхность всплывает вся грязная пена обид, злости, жалости к себе, страха и вины, накопленные в течение жизни.

Если вы вспомните про постабстинентный синдром, про одержимость ума (insanity) и про разрушенные физическую и социальную сферы жизни зависимого, то сможете немного представить себе всю суровую правду и незавидную призрачную перспективу обретения благополучия для зависимого.
Депрессия и эмоциональная боль — это не нехватка в организме медикаментов-антидепрессантов типа Прозак или Паркосетин. Есть два варианта: или, устав от этой боли, вновь попробовать анестезировать себя наркотиками, если эти лекарства еще помогают, или использовать инструменты программы выздоровления, а это практика двенадцати шагов. Тут еще раз хочу уточнить: не практика первого шага, или двух шагов или трех, а практика всех двенадцати шагов избавляет человека от многих психиатрических диагнозов, которые можно поставить зависимому человеку, прекратившему употреблять.
Да, конечно, есть еще третий вариант — пробовать психоактивными веществами лечить зависимость от психоактивных веществ, например, в психиатрической клинике, что многие мои знакомые и пытались безуспешно сделать.

***
В своем своеволии, отсутствии знаний, как делать программу, и жажды избавления от внутренней боли я писал четвертый шаг без наставника и руководства. Писал каждый день. Конфликтующий на работе персонал и мой страх потерять единственное средство для пропитания создавали иллюзию тяжести написания этого шага и подкрепляли домыслы, услышанные мною где-то в кулуарах анонимных сообществ. В довершении ко всему мое тело вдруг все покрылось зудящими красными пятнами, похожими на псориаз. Когда я пришел к дерматовенерологу и сдал анализы, он долго и задумчиво листал свой медицинский справочник и в результате сказал, что скорее всего это проявление психосоматического расстройства, что мне нужно каким-то образом решать психические проблемы. Выписав мне некую красную жидкость для наружного применения, доктор, как мне показалось, был рад избавиться от меня навсегда.

Мои курсы по менеджменту и маркетингу подходили к завершению, ничего нового и применимого к жизненным реалиям я не вынес и уже готов был окончательно разочароваться. Практически на последнем занятии по маркетингу в аудитории появился излучающий энергию приятной внешности мужчина и прочитал практическую и живую лекцию. Оказалось, что он руководит одним из крупнейших маркетинговых агентств Москвы. Он сделал нам, на мой взгляд, крутое предложение — пригласил на бесплатную консультацию нас, слушателей. Загоревшись возможностью, я организовал встречу, на которую замотивировал прийти и жену главного врача, и нарколога из нашего пустующего отделения.
Через несколько недель я с маркетологами агентства создал сайт, и уже через два месяца моя трубка дымилась от звонков, в том числе из-за границы. В 2002 году клиентов привлекали в основном через печатные издания, телевидение и радио. Привлечение через сайт было революцией на рынке наркологических услуг. Правильно отстроенные мной телефонные и первичные консультации, по которым впоследствии училось большинство специалистов российских центров реабилитации, и технология мотивации больного на лечение вкупе создали уникальное преимущество для клиники в то время. Вернувшийся из Англии главный врач был удивлен полному отделению, и у меня возникла возможность создать первую в Москве реабилитационную программу, которая бы совмещала две самые эффективные модели в мире. Модель Минесота в условиях длительной реабилитации в Терапевтическом сообществе, идея, которую я попробовал когда то воплотить в Питере, не давала мне покоя. Пазлы сложились, а потребность рынка в таких длительных программах произвела фуррор. Через несколько месяцев два полных реабилитационных центра положили начало новой истории терапии химической зависимости центральной России. Мало кто догадывается, что то, что сейчас используют подавляющее число более менее профессиональных центров реабилитации и считается привычным, тогда было необычным и новым. Скептики крутили мне пальцем у виска, но это сработало и имело грандиозный успех.
Достигнув должности заместителя главного врача по реабилитации и самой высокой зарплаты среди персонала, которой едва хватало на оплату убогой однокомнатной квартиры в ближайшем Подмосковье я принял решение уходить с бесперспективной работы в свободный полет. Было страшно, но внутренняя боль от невозможности развиваться дальше в текущем контексте вытолкнула меня в новую реальность, как инструктор выталкивает из самолета парашютиста, который нерешительно топчется перед первым прыжком.
Осенью 2004 года мы запустили длительную профессиональную реабилитацию. Название программы "Вершина" придумал я, а название юридического лица Некоммерческий фонд "Здоровая Страна" придумал мой партнер.Через месяц центр в Подмосковье был полный, пациентов некуда было госпитализировать. Меня вдохновляло и окрыляло происходящее. Я чувствовал, что происходит зарождение чего-то грандиозного, и это меня сильно отвлекало от внутренней пустоты, тревоги и жалости к себе.

«Никто из людей ничего не знает наперёд. И самая большая беда может постичь человека в наилучшем месте, и самое большое счастье разыщет его — в наидурном». (А. Солженицын)
«Уверен, в вашей жизни тоже были моменты, когда вы молились или просто желали, чтобы ваша жизнь радикально изменилась. Не нужно паниковать, если желанное чудо так и не произошло, ваше желание не исполнилось сию же минуту. Помните: Бог помогает тем, кто помогает себе сам. Вы должны и дальше бороться за достижение высшей цели и воплощение собственных мечтаний». (Ник Вуйчич)