Кто я?

Перед тем как опубликовать уже готовый текст о групповом занятии номер два, я, как и обещал (черт, пишу так как будто к кому-то обращаюсь! Надо уже свыкнуться с тем, что отныне это моё личное логово!), расскажу о методике "Кто я?".

И, как оно со мной обычно бывает, Чебурашка начал издалека.

Пожалуй, единственный предмет, который мне зашёл на первом курсе назывался "Межкультурные коммуникации". Классный материал, харизматичная преподавательница и очень затягивающие семинары. Самое годное из того, что она нам рассказывала – обширное исследование социолога Герта Хофстеде. Он выделяет 6 характеристик социума, на основе которых можно строить выводы о нормативности поведения в нём/в целом понимать тенденции жизни в этой культуре. У него даже есть отдельный сайт, где можно посмотреть результаты по ВСЕМ странам мира!

[Исследования проводились в 80-х и не ясно обновлялись они или нет. Это важно, так как достаточно очевидно, что поколение от поколения результаты меняются]

Одна из таких характеристик – "коллективизм-индивидуализм". 1 балл (не так важно, как он вычисляется) – супер коллективистическое общество, а 100 – максимальный индивидуализм.

Для примера: в более индивидуалистическом США сдать относительно здоровую пожилую бабушку в дом престарелых (грубо говоря) в порядке вещей. Ты, в первую очередь, все-таки живешь для себя. Тогда как в коллективистической России сделать тоже самое (при прочих равных) — означает огрести нехилую доза общественного осуждения. «Ты что?! Она же семья!».

Я не зря вспомнил именно этот параметр. Просто на одном из семинаров Ольга Сергеевна предложила нам интересный тест. Она попросила нас взять листок, проставить 10 пунктов и приготовиться. Когда все вновь подняли глаза, она объяснила суть.

— Сейчас я засеку две минуты, а вы должны ответить на один вопрос 10 раз. Готовы? Три, два, один… Вопрос: «Кто я?» Поехали!

Когда мы сдали листки, то после небольшой проверки госпожа Павлова заявила, что все как и ожидалось. На наш немой вопрос она как раз стала объяснять про коллективизм-индивидуализм.

— Если вы возьмете группу американских студентов, – говорила она, – то в ответах вы увидите совершенно иные характеристики, чем те, что написали вы. Они бы написали: я люблю футбол, я ношу цветастую одежду, я люблю апельсины и так далее. А теперь послушайте ваши ответы. Я студентка, я сын, я человек. Чувствуете разницу? Их ответы направлены на их личность, на их индивидуальность. Тогда как ваши ответы, в основном, причисляют вас к той или иной социальной группе…
Крутой был семинар!

Это было почти два года назад! Страшно вспоминать!

***

Переносимся в 10 октября 2021 года. Первая встреча с группой.

В перерыв я помог Вале подготовить по 7 листочков для каждого. Когда занятие началось и все расселись, Валя объяснила, что на каждом листке нужно будет написать ответ на вопрос. Отвечать нужно будет так, как прикажет сердце. После этого она включила расслабляющую музыку и когда все были готовы, она озвучила первый вопрос: Кто я?

Я, как человек уже немного прошаренный, решил, что нужно пойти чуть вглубь, а не писать «я спортсмен» и «я люблю макароны».

Первая карточка всегда самая важная.

Это прям тот самый жизненный базис, жить без которого лично мне тяжеловато.

[Да, как можно догадаться, все следующие вопросы звучат абсолютно также — «Кто я?»]

На второй значится не, сколько актуальное состояние, сколько в целом желание коммуникации с миром именно через психологию.

На третьей я написал главную цель того самого взаимодействия. [Имеется в виду улучшение окружающей жизни]

На этой карточке я вспомнил о Чейзе. В последнее время он единственное живое существо, которое хоть сколько-нибудь закрывает экзистенциальную пустоту.

Не помню, что я думал, когда писал эту карточку. Наверное, я вспомнил о том, каким должен быть хороший психолог. Или мне Маша сказала, что ей нравится моя искренность в группе. Или это пришло из совета Вали по поведению на встречах. Не помню, в общем. И, честно говоря, с каждым днем, я вижу, как эта «искренняя искренность» уходит. Я не знаю, как это объяснить. Я по-честному смеюсь над шутками друзей, с неподдельным интересом спрашиваю как дела у моих близких и так далее. Но именно со стороны раскрытия себя мне не кажется, что я следую этой искренности. Все больше зажимов, растет частота желания быть в одиночестве, не делюсь сложными историями и переживаниями с друзьями. Не знаю. Ощущение, что во мне затухает какой-то свет, который, несмотря на все невзгоды, горел раньше. И горел ярко. Сейчас в голову приходит процесс из кризиса 7 лет — утрата детской непосредственности. Хочется кричать. Плачу я итак последнее время очень часто. Но все-таки я записал это свойство под пятым пунктом.

[Не знаю, до чего я себя довел, но, перечитывая этот абзац, я чуть не расплакался]

Объясняя задание, Валя в какой-то момент сказала, что это может быть не только положительное качество. И это может быть даже не ваше качество, а то, каким вы хотите стать. Вернувшись к этой мысли в момент, когда крутые идеи для карточек иссякли, я написал эту карточку.

Ну и на седьмой карточке, по сути, несколько уточненная формулировка пункта номер 3.

А дальше всех нас ждал крутой поворот!

Музыка все также продолжалась. А теперь, – говорит Валя, – посмотрите на все свои карточки. Вдумайтесь в них. Погрузитесь… А теперь откажитесь от одной. Она больше ваша. Эта карточка больше не про вас.

Я посмотрел на них всех. Все эти характеристики для меня нереально важны. Это мое кредо. Мой путь, если угодно (как бы приторно это не звучало). Поэтому недолго думая я убрал карточку с одиночеством. Но с несколько другой интерпретацией. Я не человек, который исполнил мечту и перестал чувствовать одиночество. Наоборот, я принял это этот аспект и теперь живу с ним. Еще секунд 10 я с закрытыми глазами вдумывался в это состояние.

Валя снова повторяет предыдущую мантру. Смотрю на остатки. Уже сложнее. На решив, что хороший психолог может быть не по-настоящему искренним, убираю карточку с номером 5. Опять вчувствоваюсь в это свое «новое Я». Тоскливые мотивы играют на сердце. Тотальный уход внутрь себя вновь прерывает голос, призывающий убрать еще одну карточку.

Выбор уже категорически плох!

Категорически скрипя сердцем, сквозь всю боль, я убираю из своей жизни психологию. Картина ужасная! Мало того, что я тотально одинок, так еще и не могу заниматься тем, о чем мечтал долгие годы! Тем, к чему лежит душа и сердце! Та, пожалуй, одна из единственных сфер, где у меня были шансы реализоваться и получать удовольствие от профессии. Черт с ним, – мечется в голове. – Я хотя бы не предал свои главные жизненные идеалы!

И тут снова звучит «Уберите еще одну карточку».

Оглядываю свои скупые остатки.

Личность, Чейз и два, немного разных, но все же категорически важных, стремления сделать в этой жизни хоть что-то полезное.

Смотрю на карточки. Выбор как в детском вопросе: «Кого ты больше любишь маму или папу?».

«Личность» - нельзя. Это основополагающая концепция.

Кредо? Я не могу себе этого позволить. Если есть что-то за что я в этой жизни и цепляюсь, так это за свои идеалы. Не знаю, насколько я их исполняю, но плюнуть в них я не могу себе позволить.

Нетвердой рукой тянусь к карточке номер 4. Закрываю глаза. Передо мной четкая визуализация: какой-то сорокалетний мужик входит в квартиру на Войковской. Вижу от третьего лица, как открывается дверь. Визуализация переключается на первое лицо. Это я. Сорокалетний, тотально одинокий мужик. В его глазах читается усталость, а в его жизни мало веселого. Даже вечер ему скоротать не с кем. Он не смог реализоваться в интересной ему сфере и с горя работает кассиром в каком-то задристаном магазине. Он настолько плох, что даже искренности в нем не осталось. Но говорит с покупателями, шутит с коллегами над начальством, и, порой, даже балует себя доставкой еды на дом. Но даже в этом действе поощрения эго нет места для честности перед самим собой. Единственное, что его держит его на плаву – это любимый пёс. Только та неподдельная радость, с которой он кидается на руки после каждого возвращения из рабочего ада, возвращает ему искру продолжать верить, что в этом мире все-таки есть Свет! Любовь в чистом, непорочном виде!.. Шаг через порог, рука на рефлексе захлопывает дверь. В воздухе витает тишина. Не слышно цокота когтей по паркету. Где этот белый сгусток радости?

Он не может ответить себе, что случилось. Пропал? Сбежал с поводка на прогулке? Умер? Никакого объяснения в голове нет. Отсутствует даже чувство, что что-то не так, как обычно. Жизнь с псом осталась где-то в смоге прошлого. Его больше нет. Его нет, а пустота осталась.

На этом месте я начинаю плакать. Прости, Чейз.

***

На круге-рефлексии я сказал, что упражнение было крутое.

— Многое про себя понял. Например, понял, что имею правильные приоритеты. Двигаюсь в нужном направлении. Это, правда, было очень полезно. Будет над чем поразмыслить.

Пожалуй, все это было правдой. Но этот кадр с пустым коридором, по которому никто не бежит навстречу, надолго не выйдет из моей головы.