Название еще не придумал

Как быстро бежит время...
Крупицами песка струящимися меж пальцами
Вездесуще, тонкими лентами всеопоясывающе
Заставляющее повиноваться его законам и прихотям
Отбирающее все самое ценное
Людей, моменты, эмоции
Вот бы суметь остановить его и насладиться моментом...
Вот бы...

***
На полностью исписанных и пожелтевших от времени страницах старого календаря появилась новая отметка. Обведя ее в рамку, я чуть отстранился и еще раз взглянул на свежевыведенную дату.
Ровно девять лет и сорок с небольшим дней назад время остановилось, полностью зациклившись если не до сценария преславутого "дня сурка", то до постапокалиптических голивудских блокбастеров уж точно. Последним напоминанием когда-то существовавшего величественно необъятного понятия времени для меня стал календарь с местами облезшими, местами надорванными страницами, висящий сейчас передо мной. Смысла это понятие больше не имело, я же следил за ним скорее по привычке и из-за нежелания отпускать былое.

Примерно шесть лет назад появились известия о некоем новом вирусе, потенциально опасном для человека. В погоне за пиаром и громкими заголовками в мировой прессе, главам государств не удалось вовремя устранить угрозу. Тогда в заголовках все той же прессы начали появляться бесчисленные цифры с наименованиями "infected" и "death".

Через какое-то время, путем невиданных ограничений было достигнуто значительное уменьшение случаев инфицирования, но оказалось, что это было лишь начало. Мутировав, вирус обрел новые свойства, влеча за собой новые осложнения, которые были тяжело совместимы с жизнью.
Для человечества это стало невыносимым испытанием, выбив из него всю так называемую человечность. Потеряв былой авторитет правительство и главы корпораций потеряли и власть над людьми. Так в мир пришло новое правительственное начало, и имя ему - Анархия.
Спустя еще год, пройдясь по человечеству своей незримой косой и выкосив его половину, вирус начал ослабевать, но и это не стало концом.
Упадок экономики и отсутствие централизованного правления повлекли за собой падение медицины и различных промышленных производств, что повлекло за собой голод, снижение иммунной системы и прогрессирование различных болезней. Так обычная простуда стала достаточно серьезной угрозой, а дальнейшее существование еще недавно непоколебимой цивилизации стало под вопросом.
Началась игра на выживание, где по закону естественного отбора - выживает сильнейший и тот, кто умеет быстро приспосабливаться.

Мир изменился необратимо. Английское изречение "Мой дом - моя крепость" так же утратило всякий смысл, когда появились бесчисленное число рейдеров и мародерств, что заставило придумывать большое количество всяческих изощрений для обеспечения собственной безопасности.
Беспокойные ночи исчезли где-то далеко в закромах памяти, сменившись сном под звуки далеких одиночных выстрелов. Рудиментарное умение быстро реагировать на малейший шорох так же оказалось не более чем забытым и задвинутым куда-то под своды сознания. Веселые же прогулки сменились редкими вылазками в поисках продовольствия и различных необходимых вещей.

Мир больше не станет прежним.
Вслед за эпохой Новейших технологий - пришла новая.
Ее назвали - Эпоха упадка

***

Невольно глубоко вздохнув, я свел взгляд с календаря и направился к балкону.
Оконные рамы, за исключением одной, были плотно забиты досками, во избежание попадания света наружу в те редкие случаи, когда я его включал. Само электричество отключилось спустя несколько недель после второй массовой волны, но мне повезло. В одной из автомастерских мне удалось найти старенький дизельный генератор. Пользовался им я лишь в случаях крайней необходимости, дабы не привлекать лишнего внимания.
Аккуратно приподняв плотное полотно с единственного не забитого окна - я выглянул наружу.
Картина представившаяся мне была хоть и привычной, но не особо приятной, то и дело каждый раз колющая прямо в сердце.
И без того старые и обшарпанные фасады были хоть и не сильно, но все же уже поросши мхом. Двор, уже забывший когда его облагораживали зарос высокой травой, а асфальт дал трещины, сквозь которые то тут, то там начала пробиваться жизнь. Наверняка, через лет двадцать могущественная рука природы в полной мере заявит о своих правах.

— Что ж, день сегодня вполне ничего...
В последний раз я выходил в поисках продовольствия полторы недели назад и не сказал бы, что мне сильно тогда повезло. Хотя в моей ситуации четыре банки консерв, около 3 килограмм крупы, половину из которой даже можно есть и немного орехов, которые мне удалось найти на обратном пути уже следовало бы считать большой удачей.

Пока я второпях собирал рюкзак, в голову то и дело лезли мысли. Разные мысли
То, о чем я все эти года старался не думать. Мысли, которые срубались на корню
О том, как я изменился за прошедшие года
О том, что память о "моем" времени как-то уходит на задний план.
О том, что такое настоящее одиночество
О том, что я не могу вспомнить лиц тех, кто мне был по-настоящему дорог
Разум будто нарочно вычел и безвозвратно удалил всю бесполезную информации о "той" жизни, оставив мне лишь хладнокровность в купе с парой качеств из набора выживальщика.
Поморщившись, я наконец смог избавиться от глупых мыслей как раз к тому времени, как покончил со сборами.

Выходя из комнаты, я ухватил свой топор с обычной деревянной ручкой и уже отточенным движением отправил за спину, зацепив за один из ремней рюкзака
Аккуратно переступив через систему сигнализации, которую я расставил по всей площади коридора, сделанной нехитрым способом из проволки и кучи жестяных банок, пришлось остановиться, что б оценить ее целостность. Перевязав пару звеньев на более удачные, по моему мнению, позиции - я открыл дверь и стараясь двигаться бесшумно, ступил наружу.

Для того, что б открыть дверь подъезда пришлось приложить немало усилий. Старая металлическая махина за года, которые ею почти не пользовались успела просесть, а петли заржаветь. Как только она чуть поддалась, в образовавшуюся щель начал попадать свет, от чего глаза неприятно заболели. Откуда-то сверху полился птичий крик. От человеческой катастрофы природа только выиграла — Все цвело и благоухало. Надо же, как все в мире неоднозначно...

Аккуратно продвигаясь по залитой светом дороге, я то и дело бросал взгляды на разбитые балконы многоэтажек, поддавшиеся коррозии металлоконструкции, брошенные здесь давным-давно автомобили, которые уж больше никуда точно не поедут. У многих был вскрыт капот или же выломан отсек бака. Город из себя представлял уныло-печальное зрелище. Жизнь его давно покинула, окружающая тишина не умиротворяет, а настораживает

Правой рукой пошарив за спиной, я еще раз проверил зацеплен ли топор, и смогу ли в случае чего его быстро выхватить. Сейчас в этом безумном мире - мародеры далеко не единственная опасность. Так когда-то бывшие домашние животные в поисках еды вынуждены были сбегать. Многие из них, большинство из которых были декоративными, выведенными искусственно породами — погибли, будучи неспособными к выживанию. Более же сильные поначалу разоряли различные магазины, а потом начали нападать и на людей. Потому возможность нарваться на парочку диких собак не сильно воодушевляла.

По части же мародеров, я жил в более-менее удачном месте, практически на периферии города, куда они заходили редко. Сами по себе это в основном были отборные выродки, сбежавшие из зон, или те кто ради выживания предавал себя и собственные принципы.
После событий девятилетней давности они начали образовывать своеобразные кланы, занимая под себя целые здания. Беззаконье оказалось для них раем, чем они и пользовались, убивая и грабя. Потому попадаться им на глаза, такому как я одиночке — смертельно.

***

Когда я дошел до места назначения, коим был когда-то огромный гипермаркет — начало смеркаться. На поиски провизии у меня не больше часа, после нужно быстро возвращаться.

Место для поисков я выбрал по достаточно простой причине. В малых магазинах, ларьках все давно уже обчистили, здесь же еще был шанс хоть что-то найти, что не попало на глаза моим предшественникам.
Пробираясь меж стеллажами, заглядывая под них я направлялся к складу.
На полу было полно мусора, всяких пакетов, упаковок, потому найти что-то съедобное среди этой помойки не так было просто, да и тихо продвигаться тоже.

Бродя меж бесконечными пустыми полками и копаясь в мусоре я смог найти лишь пару горстей сухой фасоли. То что я смог жить и находить еду такое долгое время на самом деле было чудом. На самом деле понимание, что в такой ситуации оставаться одиночке в городе - далеко не лучшая идея, пришло ко мне давно. Но я не хотел оставлять дом, наивно надеясь, что не все еще потеряно, что найдутся люди, которые смогут победить беспредел. Но годы шли, а таких людей не находилось. А может их просто убивали.

Помимо мусора на пути постоянно попадались тележки, сломанные корзины, ржавые лестницы. Оглушающая тишина, время от времени нарушающаяся шорохом от моих шагов, резала слух, даже мыши отсюда сбежали. В памяти начали всплывать образы того, как тут было "тогда". Вон там — были кассы, сейчас заваленные какими-то ящиками. А вон там — я когда-то подскользнулся на мокром полу, снеся своей тушей целый стеллаж со всякими тортами, ну и шуму тогда было...

***

Больше здесь искать нечего, пора возвращаться. Улов - хуже некуда. пара горстей фасоли и пакет риса, который я нашел рассыпанным в помещении склада.
Проматывая это в голове, я спешным шагом направлялся к выходу, как вдруг:

— Да не ной, ща глянем может тут чего урвать получится
— Кто ноет? Просто тягать ее за собой не очень хочется, выкинет еще чего.
— А мы ее быстро успокоим, — кинул первый, потянув девочку за волосы

В здание вошло три человека в черных масках, закрывающих половину лица. Один из них вел девочку лет 13-14, которая время от времени проявляла попытки сопротивления, за что получала пинок, либо удар.

Услышав голоса, я быстро прыгнул за стеллаж, присев за ним. Этого мне еще не хватало. Попробую дождаться, пока отойдут подальше, а затем быстро проскользну к выходу. Против троих то у меня точно шансов нет

Как на зло, троица громко перекидываясь бессмысленными фразами направлялась в мою сторону.
Обпершись руками о пол и встав на четвереньки, я тихо скользнул к другому краю стеллажа, чтоб заскочить за него, когда они будут проходить мимо

— Мы ж тут вычистили вроде как все еще в прошлом месяце, чего ты тут найти хочешь?
— Хе, вычистили. Макс, какой же ты тупой. Пока вы вычищали, я припрятал тут кой какую вещицу. Что б я еще с теми уебками делился, ага.
— И что это за вещица такая?
— Сейчас все сам увидишь

Еще немного, сейчас они пройдут мимо с того края стеллажа, мне лишь нужно заскочить в этот момент за него и я почти на свободе. Единственное что... О какой вещице он говорит, я за час тут ничего не нашел. Уж вряд ли он о рисе говорит.

Пора!
Все так же на четвереньках я перекатился, и очутился с другой стороны, от странной компании.

Выдохнув, я сел на пол, в любом случае нужно выждать, пока они чуть отойдут. Но все же, что они тут ищут. Этот вопрос мне не дает покоя
Я подполз снова к тому краю, где только что прошла компания и аккуратно выглянул из-за угла.
На самом деле я в выгодном положении. Позади них и они не знают о моем присутствии, но их трое. Так что в любом случае любой вариант действий помимо как побыстрее убраться отсюда — самоубийство.
Группа удалялась, но их голоса были все еще слышны, а речь хоть и трудно, но различима. Хоть их было и трое, но с того времени, как они вошли в здание разговаривали только двое. Третий же шел чуть позади и постоянно озирался по сторонам. На нем помимо маски был черный маскхалат. Одним словом странный тип

— Серый, а зачем нам эта девка?
— Не, ну какой же ты все таки тупой!... Босс сказал ее найти и привести, тип она в чем-то особенная, тип она чем-то связана с вирусом. Я кон ....... ки не верю, но если выполним это задание и ............... — нам здорово отбашляют
— Аааааа, понятно. А про то в каком состоянии ее привести он ничего не говорил?

Чем дальше, тем интересней, но меня это не касается. Я снова спрятался за стеллаж, готовясь уходить, как вдруг

— ААаАААаааааааЙ, ты чоооу сучка кусаться вздумала?!!!! Я тебе сейчас!
*Удар*
— Не ну ты видел?!!! Сейчас я ее научу манерам
*Удар*
— Стой, не убей только.Хватит, идиот!
— А, ща, еще немного
*Удар* *Удар*

Рука сама потянулась к рукояти топора, висевшего на спине.
В конечном итоге, чего мне терять. А если я сейчас свалю, чем я буду лучше них?

Снова присев на корточки, держа руку на рукояти я начал продвигаться меж стеллажами

*Удар*
— Аааай, хватит!!

В то время, как двое были заняты девчонкой, третьего эта вся ситуация такое ощущение, что никак не интересовала. Он продолжал все время оглядываться по сторонам.
Главное выбрать подходящий момент. Так хотя бы может хоть одного уебка с собой заберу.
Когда расстояние между мной и троицей сократилось до нескольких метров, я остановился и в попыхах начал думать как действовать. В прочем то вариантов тут не много. Ситуация такая, что тот, которого укусили и сама девочка находятся ко мне ближе всех, тот что их сюда привел стоит в 2 метрах от него справа, а маскхалатник 4 метра справа вперед. Так и будет, сначала вырублю того, что ближе ко мне, а там уже по ситуации
Ну, была-не была!

Сжав правой рукой рукоять топора покрепче я выпрыгнул из-за стеллажа, и с силой рванул рукоять вверх-на себя, крепеж отстегнулся, и топор чуть ли не со свистом взмыл в воздух. Ухватив его второй рукой, не разворачивая его, я с силой направил его в первого.
Тот поднял глаза с лежавшей на полу девчонки и ошарашенным взглядом смотрел на меня, но сделать ничего уже не мог. Топор, взятый обратным хватом был направлен прямо в него.
*Удар*
Прямое попадание прямо в левую скулу.
*Удар об пол*
Интересно, живой он или нет?... Ставлю, одну горсть фасоли на то, что живой, но без сознания. Да и без перелома явно не обошлось

Пока я ликвидировал первого, остальные стояли, словно в трансе. У того, что стоял ближе в глазах читалось явное непонимание и шок, а вот маскхалатник, как мне показалось, специально чего-то выжидал.

—Ах тыж, откуда ты! Да какая разница! Я сейчас...

С этими словами он потянулся за пояс. Долго угадывать не пришлось, он потянулся за огнестрелом. Поняв это, я схватил девчонку, которая кажется начала приходить в себя, и прыгнул за стеллаж.

*Выстрел*

Надо же, успел. Я кинул взгяд на ребенка. Пара ссадин на лице — одна на щеке, вторая на подбородке. Несколько на руках, может есть переломы, но я не врач, да и не до этого сейчас.

— Жива? Двигаться можешь?!
— Да, я в порядке. У этих двоих оружие
— Спасибо, теперь вижу!
Я не скрывал злости, но понимал, что сам же на это подписался
— И что нам теперь делать?
— Ну что, отбиваться.
— Есть другие варианты?
— Сдохнуть

Перекинувшись парой фраз я быстро начал думать, что делать дальше. Но черт, что тут вообще можно придумать?!
Да, у меня все еще есть топор, но ведь у них игрушки поинтересней.

Ладно, делать нечего, но не сидеть же тут, пока они не обойдут и не пристрелят нас обоих. В любом случае — я попытался.
— Что ты собираешься делать?
— Сам не знаю, сейчас посмотрим
— То есть ты серьезно напал на них не только без оружия, да еще и без плана?
— В общих чертах
— Сумасшедший...

Я поднял с полу топор и вновь выглянул из-за стеллажа. Тот что был ближе — держа огнестрел взведенный медленно приближался, увидев меня он начал палить, пока я снова не спрятался.
Ладно, понятно. Похоже дальний по каким-то причинам ничего не собирается предпринимать. Можно пробовать...
Подняв топор на уровень головы, я сделал резкий выпад из-за стеллажа, и метнул его в противника. Бросать свое единственное оружие — действительно не лучшая идея, но ничего лучшего мне в голову, к сожалению, не пришло. Парень попытался увернуться, но получилось у него от части топор пролетел мимо, задев предплечье, ударился о стену и упал. С места куда попал топор выступила кровь. Царапина, но мне и этого должно хватить.
Сразу после броска, не дожидаясь его результата, я сделал кувырок навстречу противнику. Пока он уклонялся, я успел подобраться к нему вплотную и со всей силы ударил снизу вверх по сомкнутым рукам, держащим оружие, второй удар был направлен в лицо, но он неожиданно пригнулся, и вставая кленом пнул в живот. Согнувшись, я почувствовал, как еще один удар с ноги приходится мне по лицу.
Потеряв равновесие, я попятился назад и упал на что-то твердое. Нет, это был не пол. Что-то еще.
Поерзавшись, я понял, что упал на свой топор, который только что метнул.
В это время парень в маске медленно подходил, видимо, что б добить.
Лицо безумно горело, а из-за попадания в живот воздуха не хватало, я начал задыхаться.
Но нет, еще немножко, пока расслабляться рано. Собрав все оставшиеся силы, и дождавшись, пока противник подойдет максимально близко, я выхватил топор из-под себя, и прыгнув насколько хватило сил — рубанул в области колена. Парень в маске взвыл, пошатнулся и упал на второе колено, но оружие не выронил.
Вскинув топор на обратный хват, я замахнулся, чтоб ударить его как первого.
*Удар*
*Выстрел*
Дикая пульсирующая боль прострелила мое левое плечо, и я снова упал, упершись на стену.
Вслед послышался еще один удар — парень в маске от удара в висок потерял сознание и тоже упал.

— Хахаха, занятное вышло представление.
Донеслось откуда-то справа, вслед за чем начали доноситься приближающиеся шаги.

— А ты молодец, я ставил, что ты справишься только с одним, не более. После чего, второго придется добить уже мне.

Из-под маскхалата доносился сухой и достаточно безэмоциональный голос. Настолько безэмоциональный, что от него кидало в дрожь.
Ну, по крайней мере, с двумя справился. Это уже на два больше, чем я расчитывал.
Надеюсь, это все не совсем было зря, и она хоть успела сбежать. Никогда не мог подумать, что я буду строить из себя героя, да еще и так глупо.
Меж тем, маскхалатник продолжал, а шаги ставали все громче.

— Признаюсь тебе честно, я от этих двоих уже давно устал, и вот хотел их тут пришить. Но не стал спешить, так как сразу почуял тебя. В любом случае, что их, что тебя — мне все равно в кого стрелять. Спасибо, что немного поразвлекал, прощай

Он подошел ко мне практически вплотную, взвел оружие и опустил на меня

*Выстрел*
*Выстрел*
*Выстрел*

Сердце замерло, но боли не было. Звуки тоже никуда не исчезли.
Напротив, до меня донесся удар о землю, и прямо возле меня упала фигура в плаще.
Позади нее стояла девочка, которую я оставил за стеллажами. По всей видимости, пока маскхалатник был занят мной, она выхватила оружие у первого и выстрелила.
После чего она поставила его на предохранитель, сунула за пояс и подбежала ко мне

— Как я ему мозги вышибла, а?)
— Да, это точно
Хорошо хоть башку мне не прострелила, соплячка чертова.
— Знаешь что. Как тебя там? Сказал бы: "Алис, я знаю, что тебе не легко, но ты справилась. Ты спасла мне жизнь"
— Лучше помоги подняться и идем отсюда.
— Двое еще живы, мы им никак не поможем?
— Они нас чуть не убили! Поднимай меня и идем отсюда!
— Но ведь...
— Я сказал идем!

Кое-как зацепив топор обратно за рюкзак и перевязав тряпками мое плечо, мы двинулись к выходу.

— Куда мы теперь идем?
— В смысле мы? Ты свободна, я жив. Все, я счастлив, о таком я даже мечтать не мог. Дальше наши пути расходятся
— Но ведь одному трудно, а вместе к тому же веселее
— Мне и одному нормально
— Ну и ладно, все равно я уже с тобой иду. Как тебя зовут, кстати?
— Артем.




Продолжение следует.
Может быть...