Правила игры

У меня такое ощущение, что когда я появилась в этом спектакле под названием жизнь, я с самого начала силилась понять, где я и что делать. А вот когда немного поняла, надо было бы мне заорать: -Нет, прошу вас, нет, отмотайте назад, вы забыли рассказать правила! Но кому орать-то? Кто услышит?

В общем, я, Эля, тот человек, который судорожно сжав внутри себя крошечную волю, пробивался по жизни, пытаясь осмыслить правила. В ходе этого процесса приходилось очень много страдать, плакать и пить крепкие алкогольные напитки. Ну скажите мне, давайте, что вы не так живете. Кроме того, я при любой возможности танцевала, тусила в ночных клубах, много смеялась, меняла партнеров и работы. В общем, сплошной сумбур - вот такой была моя жизнь.

Как я понимаю сейчас, во мне происходил все это время ужасный личный кризис - первый - потери любви и предательства (я обещаю об этом рассказать, когда наберусь смелости) и, как следствие этой трагедии, пережитой в юные двадцать лет, кризис потери себя.

Потеря себя тоже вещь интересная. Как я узнаю сейчас, это действительное расщепление личности. Это когда в результате травмы подсознание блокирует травмированную часть личности (или части), и старается жить оставшейся частью. Вот так я жила - некоторые части меня ушли глубоко внутрь, а оставшаяся, логичная, пыталась выжить, при этом у нее был комплекс отличницы - я всегда стремилась добиться всего, получить все и сразу, принять решение о своей жизни в долю секунды. Я всегда спешила, будто я на пожаре. Плюс был в том, что я совершенно не боялась повышенной ответственности. По сравнению с тем, что творилось у меня внутри, это была такая мелочь - вести деятельность предприятий, будь то юридическую или хозяйственную, управлять коллективами, это все казалось мне отдыхом, детским садом, ерундой по сравнению с тем, что я не понимала, по каким правилам жить.

Я была зажата вся, все мое бедное тело, все мои мышцы. Я была постоянно напряжена, руководствуясь видимо, анекдотом про Вовочку и двух собачек (где одна из них напряглась, а другая расслабилась, как объяснил Вовочке папа. -Понял? - спросил папа. -Ага, -ответил Вовочка, понял. Не расслабляйся, а то вые..ут). Пожалуй, смутно уяснив для себя это правило, других я и не уяснила.

А вот сейчас я понимаю, насколько все сложнее, прекраснее, интереснее. Насколько много тонов, нюансов, уровней имеет каждая ситуация.

Началось все с более-менее адекватного правила, которого я стала придерживаться: Не нервничать. -А почему? -А потому что, если я могу это решить, я это решу, а значит, к чему нервничать. А если я не могу это решить, то для чего нервничать?

Расщепление личности лечат, наверное, хорошие врачи. Я таких не встречала, но и не искала, надо сказать. А еще шаманы. Все их ритуалы призваны найти и соединить части души, которые рассоединились и потерялись. Ни с одним шаманом я тоже не встречалась. Так что пришлось мне мучиться самой. Это я к чему? Я просто уверена, что я не особенная и не уникальная, и даже в своей потере частей души я не уникальна. И я страдала ужасно, но ведь вокруг меня множество людей столь же ужасно страдает и по сей день.

Что же творится с нашим обществом, люди, что мы игнорируем столь важные вещи? В лучшем случае, если пациент - ипохондрик, он сдастся психотерапевту, и тот будет годами накачивать его таблетками, чтобы временно и кое как превратить его в подобие личности. Растительная жизнь, так сказать. В других случаях, будет как у меня - все силы будут уходить на поддержание иллюзии нормальной жизни. А душа будет болеть. Я вот вообще не люблю водку, тут у меня хороший иммунитет - однако, сколько я ее попила. И знала, что без толку. Но поддерживала иллюзию - ведь у друзей тоже все внутри болело по разным причинам. Потому все и пьют, да. Лечат душу. Хотя она этим не лечится. Просто обезболивающее, ничем, впрочем, не лучше, чем колотушкой по голове.

В общем, так, с серединки на половинку, я существовала двадцать лет. А потом стала выздоравливать. Не знаю, в чем причина. В том ли, что я перечитала тонны литературы в надежде себе помочь? В том ли, что сделала миллион попыток, чтобы облегчить свою душевную боль и найти кусочки души, чтобы заполнить ими пустоту внутри? Первые годы, я помню, я смотрела на свою жизнь изнутри как через стекло. Я смотрела за собой со стороны. Я творила над собой особо страшные вещи. Я себе мстила за потерю любви. Я не понимала, что именно так мое подсознание восприняло то, что со мной произошло. Я не принимала даже эту трагедию как личную боль - она меня разорвала, а я делала вид, что упала мордой, морда в кровь, да и ладно, надо держать марку, встала и пошла. И я пошла. И так я шла двадцать лет. Как же мне жаль себя. Ну какие правила я могла выработать для облегчения своих страданий? Я поражаюсь тому, насколько я сильная, что смогла пройти такой путь.

А теперь я хорошо понимаю правила. Надо попробовать их выразить.

Примерно так:

Все есть любовь или ее недостаток.

Ты сам - причина всего.

С тобой происходит только то, во что ты можешь поверить.

Все всегда к лучшему. Ты плохой ученик, если не уверен в этом.

Подсознание обладает безграничными возможностями. Оно могущественно, и это могущество принадлежит тебе.

Все, что ты можешь - позволить жизни, любви и энергиям течь через тебя. Ты лишь проводник.

А еще ты могущественный волшебник, ибо это ты решаешь, чему быть в твоей жизни.

Пока ты разберешься в этих прогах, управляющих жизнью, жизнь, несомненно, закончится. И насладиться ясностью понимания ты не успеешь. Но не хнычь. Потому что

вся твоя жизнь, вместе с ее мыслями и побуждениями, вся целиком, записана в мироздании. Приложи все силы, чтобы поступки и мысли были красивы. Иначе ты будешь слаб, и смотреть на рисунок или книгу своей жизни (после смерти) тебе будет не приятно.

И да, я все еще Эля, а не мудрая черепаха, и это просто мой дневник.

Поедем дальше.