ДУРНАЯ БАБА

Дурная Баба жила одна, ниже по улице, в самом пологом месте сочленения двух холмов, на которых раскинулось село. От подобного расположения участок Дурной Бабы имел одновременно массу проблем и массу выгод. Когда вода, освободившись от ледовых снежных уз, весело бежала с полей к реке, выискивая себе дорогу и вымывая пустоты, даже под асфальтным покрытием, Баба мастерила дамбы по границам и внимательно следила за потоками, пытаясь обуздать стихию и сохранить постройки. Вода, конечно же, прорывалась, но успокоенная, насыщенная чернозёмом полей и равномерно распределялась по подворью, даря, в последствии, огромные выгоды в виде урожая. Этим и пользовалась Дурная Баба. Не имея образования она применила все тысячелетние знания своего народа и получила "город-сад". Путём неимоверных усилий, она постоянно обрабатывала взращенное: убирала сорняки, распределяла грунт, подвязывала ветки, закрывала сеном корни от заморозков, поливала, таская вёдрами воду из колодца, который находился в 200-х метрах. Каждое дерево, каждый куст, каждый росток был её ребёнком, которого она опекала, лелеяла и заботилась ежедневно и еженощно. Возможно именно таким образом, эта высокая, статная худощавая женщина в ватной безрукавке, длинной, в "пол" цветастой юбке и платке, отдавала свой нерастраченный дар материнства живим растениям.

Да, у Дурной Бабы, помимо растений велось своё маленькое хозяйство, где были кошка, которую звали Кошка, огромная серая собака, которую звали Собака, а ещё Петух и Курица. Уверен, что живность эта купалась в той же любви, что и растения. Но не местные мальчишки.

Нас, мальчишек, было пятеро и угодья Дурной Бабы были тем стратегическим объектом, на который мы просто обязаны были совершать набеги. Мы были, эдакими половцами, а Баба Черниговским князем. Мы - забирали. Баба защищала. К слову, эта женщина могла и тяпку швырнуть на приличное расстояние, метя в голову. Но, почему-то, ни разу ни в кого не попала. Наверное нам тогда просто везло.

По периметру объекта, живой изгородью, выступали крыжовник, малина и кусты барбариса, дальше уже росли фруктовые деревья: яблони, груши, абрикосы, сливы, алыча, а в их тени прятались мелкие ягодки земляники! Настоящей лесной земляники, о которой в малороссийской степи могли только слышать! Чернозём, солнце и обильный полив делали эти ягоды слаще мёда, а значит объектом вожделения местных мальчишек. На неё-то мы и охотились. Слива, абрикос, а тем более яблоко, нас, естественно, тоже интересовали, но рисковать из-за них смысла не было, особенно учитывая тот факт, что этого добра было навалом и в других хозяйствах, а вот земляника - да! Поэтому мы, в полуденную жару ждали, когда Баба спрячется в хате, чтобы сделать набег. Дурная Баба быстро раскрывала наши замыслы, находила нас в самых укромным местах, гнала прочь и шла жаловаться родителям, которые нещадно лупили нас за содеянное. За что мы ещё больше ненавидели её.

А, однажды, мама не выдержала и рассказала, как в далёком 41-м году, муж Дурной Бабы, в составе подразделения Красной Армии, дал бой наступающим фашистам. Как был ранен, где-то здесь, недалеко от села. Как она нашла его и притащила домой. А потом пришёл фашист и застрелил его прямо в хате. С тех пор время остановилось для неё. Поэтому она живёт одна в той большой хате, крытой соломой, шагнувшей к нам из 41-го. Поэтому любит всё живое, а особенно нас, мальчишек. Поэтому тратит каждую минуту своей, никому, а особенно ей, теперь ненужной жизни, на труд. Поэтому. Чтобы забыть то, что она никогда не сможет забыть.

Прости нас, Бабушка. Я уверен, что Он дождался тебя Там и ты, наконец-то, обрела своё счастье. Счастье, расстрелянное немцем.

С уважением, колумнист интернет-газеты «Наш Донбасс», Pan Василий Sutulowsy.