Руки в брюки

Напомнило мне сегодня что-то.

В Советской Армии запрещалось держать руки в карманах брюк. Но карманы были. Тогда зачем? А вот это и есть показатель массовой тупости всех этих прусских установок наравне с муштрой и нелепыми портянками.

Кто-то ещё носит портянки? Не знаю. Но и носки вместо портянок нам запрещали (1980), только с ботинками носки, как на парад. Наверное, в России ещё модны портянки. Не в курсе я. Знаю только, что россиянам сократили срок повинности до года и могут давать на обед сардельку.

Ну а тогда, в СССР. — Когда я был в полковом карантине, мне сержант и его дембеля засыпали в карманы брюк песок и зашили. Чтобы я так весь день ходил, в наказание. Они заметили, что я держал руки в карманах, не выучил урок. Ну, ничего. Посмеялись зато.

А вот уже к середине службы я в городе, из магазина вышел, зимой и в лютый мороз, ну и за перчатками потянулся в карман шинели. Тут меня патруль и схватил. Сам полковник ходил в патруле. Это ж в Киеве. Не знаю, зачем полковников привлекали собачиться. Я уж упрашивал его не составлять рапорт, а он ни в какую. У меня-то внешность не славянская, и потому поблажки не жди. На лицо смотрели, я это прекрасно понимал и не раз попадал в инциденты.

Рапорт пошёл в сводку и попал на стол начштаба. Уж не помню, доложил ли я сам о нарушении, как положено было. Наверное, нет. Потому что меня на сутки отправили в наказание мыть посуду, а это самое страшное наказание, конечно. Но пропуска по городу не лишили, потому что у меня были покровители из военной стройконторы, я им был нужен.

Но, в общем, я постепенно научился избегать патрульных. И карту специальную составил, где все марршруты их пометил, даже по времени. Иногда и форсил, специально. Вот, я по эскалатору в метро спускаюсь вниз. Улыбаюсь в усы. А патруль навстречу, вверх подымается, по параллельной дорожке. Достать меня не могут, но строго косятся ...

Ещё нельзя было нам маечки носить, футболки. Назывались «вшивенниками». Раз меня комроты засёк на проверке. Мамка мне прислала новую белую. Все расстегнули гимнастёрки и командир прошёлся. Меня выпихнул перед строем и на груди с треском разорвал. Было обидно, конечно. И то, мы с ним, с командиром этим, вроде как дружили.